Комментарии

«Природа — живая! Почему вы хотите ее забетонировать?»

Юрий Норштейн — в защиту московского парка «Покровское-Стрешнево»

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Этот материал вышел в № 127 от 15 ноября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Юрий Норштейнмультипликатор

6
 

Нынешним летом, под предлогом очистки каскада из семи прудов на Особо охраняемой природной территории (ООПТ) «Покровское-Стрешнево», имеющей также статус Объекта культурного наследия (ОКН) и Природно-исторического парка (ПИП), начались работы, практически уничтожающие экосистему этого заповедного уголка Москвы. Одним из первых в защиту парка «Покровское-Стрешнево» выступил знаменитый художник-мультипликатор, режиссер мультипликационного кино, Народный артист России Юрий НОРШТЕЙН.

— По существу, парк захвачен частной инициативой чиновников. У нас студия рядом, существует более 20 лет, и впервые мы сталкиваемся с такой историей. Всё по Марксу. Он говорил, что чиновники будут рассматривать все пространство как свою частную собственность. Так оно и произошло.

Элементарный, наглый, бандитский захват. И — никаких возражений. Мы же знаем историю с Химкинским лесом. Там человек погиб, и это осталось как будто бы незамеченным.

То, что затеяли «благоустроители», и те плакаты, которые они сейчас повесили в парке, это все исключительно декорация. Там нет ничего конкретного. Они говорят: очистка прудов. Так это должно было делаться давно. И начинать надо было с того, чтобы не спускать туда всякую дрянь.

Седьмой пруд в парке «Покровское-Стрешнево». Сейчас он частично огорожен, почти полностью осушен, на месте работают техника и рабочие. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Почему вообще эта тема возникла? В прошлом году пруды в буквальном смысле протухли. Мы с кинооператором там просто гуляли, надо было кое-что снять. Сначала в нос ударил запах, потом мы увидели дохлую рыбу — тогда и направились к первоисточнику. Это крайний, первый пруд. Хлестало из трубы. Вся эта грязная, вонючая вода канализационного свойства не просто текла — это был поток. И дальше эта гадость пошла по всему каскаду.

Возможно, для чиновников это был сигнал к тому, чтобы действительно все привести в порядок. Но их порядок — это другой порядок. На немецкий лад: ordnung.

Казалось бы, первое, что чиновники должны были сделать, — закрыть слив; выяснить, где производство, допустившее сброс, почему у него нет очистных сооружений… Сегодня существуют очень высокого уровня технологии очистки. Просто никто не хочет вкладывать в это деньги. Хотят получать прежде всего только прибыль. Причем не просто прибыль, а частную, личную. Не для государства — для себя. У них всё с другим знаком, понятие прибыли тоже.

Вот и здесь: вместо того, чтобы выяснить, кто и почему сливает в верхний, первый пруд, всякую дрянь, они объявили пруды «ядовитыми» и принялись их уничтожать, начав с нижних — шестого и седьмого. Причем самым дешевым и варварским способом: путем слива воды с помощью помпы и переворачивания ила ковшами экскаватора.

Рабочие на седьмом пруду. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Проектом предусмотрено укрепление берегов. Я себе представляю, как будут их «укреплять» люди, чье мышление идет не дальше пикникового — шашлычок, радиола (потому что уже и петь разучились)… главное, чтоб громко было… Удивительное дело: чем человек элементарнее, тем больше ему хочется «прозвучать» громче, чтоб все его услышали. Этот закон работает неукоснительно.

Ничтоже сумняшеся эти «благоустроители» пробетонируют все так, что и вокруг прудов ничего живого не останется.

Вообще у Собянина какой-то бзик — все выравнивать. Там овраги? Засыпать!.. Холмы? Убрать!.. Но овраги, холмы — это жизнь природы… То же с водоемами. На том месте, где росли кусты, трава: осока, аир, камыши… — то, что очищает воду, — они всё это срезают, берега бетонируют. Зачем, почему? Природа — живая! Почему вы хотите ее забетонировать?

Собрались проводить через парк коллектор. А нужен ли он здесь?

140 деревьев запланировано спилить. Почему? Где вы спиливаете деревья? Тут же пишут: а посадим — 200. Но дереву-то, чтобы вырасти, 50—60 лет надо!

Экскаватор на седьмом пруду. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Они подходят к природе не с точки зрения ее жизни, а с точки зрения своей целесообразности.

Когда стало известно, какое «благоустройство» приготовлено для «Покровского-Стрешнева», мы с инициативной группой из числа жителей окрестных районов отправились в администрацию парка. Директор на нас даже не смотрел. Уперся взглядом в стол, и когда мы задавали конкретные вопросы, бурчал в ответ что-то невнятное.

Я там тоже выступал: «Парк принадлежит не вам, не нам. Он принадлежит тому живому миру, которым наполнен: деревьям, птицам, белкам, бобрам… — всему живому, что там есть. А мы, люди, должны помогать этому выживать… Без нас они не выживут…»

От директора мы не получили тогда никаких ответов. А ответ на самом деле очень простой, но чиновники его никогда не дадут. Деньги, которые выделены на все это мероприятие, колоссальны. Речь идет о сумме в 1,3 миллиарда рублей. Как же эти деньги не оприходовать, не ополовинить? Иначе для чего же все это затевается?

Конечно, здесь имеется договоренность со всех сторон. И этот круг, своеобразный хурал, они будут держать плотно. Никого они туда не допустят, им не надо, чтобы люди по-настоящему были в курсе дела.

По-хорошему — при директоре парка должен существовать какой-то совет из общественности, из числа людей осведомленных. Иначе чиновники этот парк подомнут под себя по всем направлениям, и завтра здесь начнется строительство домов. Поэтому надо писать, кричать, орать… Должны быть задействованы влиятельные органы печати. Чтобы те, кто сегодня выступает в роли хозяев в Москве, слышали мнение просвещенных людей. Общество развивается не мнением десятков тысяч мало размышляющих обывателей, а позицией, суждениями, оценками нескольких тысяч или сотен человек, которые понимают, что происходит.

Должны быть публикации в СМИ, очень откровенные. Иного не дано. И эти очень откровенные публикации должны идти дальше, в высшие инстанции.

Конечно, эту тему очень хорошо огородили, чтобы сюда не сунулся никто из посторонних. Но если сама пресса к ней равнодушна — в таком случае она равнодушна и к самому факту жизни! Потому что жизнь нам дают вот эти парки.

Думаю, обязательно должно быть составлено письмо мэру, на которое он будет обязан ответить лично. Мне кажется, в таком деле все должно быть очень откровенно. Никаких «остаюсь нижайшим слугой вашего сиятельства…», как деликатно оканчивал Пушкин свои письма Бенкендорфу. Только вот так: «Ваш неответ или ваше равнодушие будем считать признанием того, что вы являетесь инициатором уничтожения особо-охраняемых природных территорий, и ваша команда положила начало гибели такого рода объектов…» Все открытым текстом.

Парк есть парк, он не может принадлежать никаким другим организациям. Если они отсекут часть парка, и там начнется у них своя стройка, с топорами и молотками, то эти лопахины таким же образом начнут нарезать кусками и оставшуюся территорию, а уж потом, поверьте мне, сюда налетят тучи желающих построить здесь свои дома.

Указатель пикниковой зоны рядом с четвертым прудом. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Конечно, у чеховского героя был подход человека, который хотел извлечь прибыль для добра. Но нынешние лопахины не одушевлены никакими литературными чтениями и добрыми намерениями.

В лужковские времена от нас «ушел» стадион, там построили особняки. Кто-то подписал, кому-то дали взятку. Ничем не лучше и преемники… Они одинаковые книжки читают. Только чековые.

Происходящее сегодня в московских парках нельзя назвать иначе, как преступлением. Но — «красиво» поданным. Так же «красиво» власти подают тот факт, что занимают Москвой весь пригород. И не думают о том, что там будет через 20—30 лет, когда вырубят последние леса и понастроят высотных домов. Главное, чтобы бетономешалка крутилась…

Нынешняя история с парком Покровское-Стрешнево — это лакмусовая бумажка, проявившая сразу все, что происходит в нашем государстве.

Если процесс уничтожения природы в Москве сейчас не прервать, дальше события будут носить тем более драматический характер. Когда уже ситуация достает всех, то даже самая инертная масса может взорваться, и дальше мы знаем, что происходит, и вполне справедливо происходит.

Ребята, мы губим страну!.. Мы хотим жить в стране или прозябать в помойке?

Пятый пруд в парке «Покровское-Стрешнево». Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera