Интервью

«Нас назвали «иностранными агентами», что подтверждает наш статус патриотов»

Министерство юстиции РФ внесло дальнобойщиков в черный список — а они и рады. Интервью с главой Объединения перевозчиков России Андреем Бажутиным

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 137 от 8 декабря 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Нина Петляновасобкор в Петербурге

10

Председатель Объединения перевозчиков России (ОПР) Андрей Бажутин рассказал «Новой», чем для водителей большегрузов может обернуться статус «иностранных агентов».

Андрей Бажутин. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

— Как вы стали «иностранными агентами»?

— В конце ноября 2017 года мне позвонили из Минюста. Сказали, поступило заявление от некоего гражданина, придется провести проверку с 20 ноября по 15 декабря. Нам предъявили список документов, которые необходимо представить. Мы в максимально короткий срок, за неделю, собрали документы. Я лично съездил в Москву, привез их в Минюст. А через два дня было решено, что мы — «иностранные агенты», то есть вся проверка заняла не более десяти дней. Оперативная работа.

— Как объяснили это?

— Сослались на то, что «иностранным агентом» могут признать некоммерческую организацию, получающую деньги из иностранных источников и занимающуюся политической деятельностью. Но мы никогда не получали ни от политических партий, ни от общественных движений, ни от каких-либо иных объединений из-за границы никаких средств и политической деятельностью не занимались. Но в июне 2017 года на наш счет из Германии от частного гражданина поступило 247 тысяч рублей в переводе на российские деньги, у нас тогда не было даже валютного счета. А в то время готовился автопробег, и средства были необходимы. Мы, проконсультировавшись с юристами, решили их принять и истратить на пробег. Он никак не был связан с политикой. Автопробег провели. Обо всех средствах отчитались.

Но, по мнению российских чиновников, самые опасные люди в стране — дальнобойщики. Они подрывают государственность и конституционный строй.

— Нет подозрения, что этот платеж из Германии — провокация?

— Скорее всего — провокация. По закону, суммы меньше 200 тысяч рублей из-за рубежа не контролируются, а свыше — да. Но самое интересное — никогда в жизни мы не получали никаких платежей ни от кого! Наша организация существует на средства от членских взносов. Сами вынуждены оплачивать символику, проведение акций, услуги юристов и прочее — суммы большие. Естественно, денег не хватает. Исключительно поэтому, взвесив ситуацию, мы и воспользовались платежом из Германии. А теперь понимаем: похоже, провокация.

— Будете решение Минюста обжаловать?

— Безусловно! Готовы дойти до ЕСПЧ. А с другой стороны — спасибо огромное тем, кто это замутил. Про нас давно молчали. Но в тот день, когда ОПР появилось в реестре «иностранных агентов», мне позвонили из Минюста, сообщили, что нам отправят по почте результаты проверки. Едва я положил трубку, позвонили из «Интерфакса», и с тех пор постоянно звонят коллеги, журналисты, просто взволнованные люди. Спасибо тем, кто затеял эту муть. Наверное, они другого результата ждали. Но люди, которые живут рядом с нами, знают, кто такой — дальнобойщик. Я очень сильно сомневаюсь, что кого-то возмутит голодный, уставший, сидящий на дороге и меняющий колесо на КамАЗе человек в телогрейке с надписью «иностранный агент». Банальная и смешная ситуация.

Многие из перевозчиков, когда услышали, что объединение теперь в черном списке, сказали: мы гордимся этим. Правительство назвало нас «иностранным агентом», что подтверждает наш статус патриотов.

— А есть возможность выяснить, кто перевел вам платеж из Германии?

— Есть платежные документы, где указаны реквизиты частного лица. Многие заинтересованы в этой информации. Но из юридических соображений мы взвесили: стоит ли предавать ее огласке? Потом решили: сначала проведем расследование. Если человек действительно добровольно перевел средства как пожертвование и хотел нам помочь, у нас будет возможность его поблагодарить. Заодно это подтвердит, что мы не «иностранные агенты». А если, напротив, проверка покажет, что намерения у человека были не прямые и честные, то все об этом узнают.

— Думаете, это поможет в суде?

— Не знаю, насколько поможет. По крайней мере, найдется человек. Часто судебный процесс в нашей стране нельзя назвать правосудным. Даже если жертвователь будет присутствовать на суде — с переводчиком или без, с консулом, с Ангелой Меркель, с кем угодно — и будет доказывать, что гражданин Германии просто хотел помочь гражданину России, я не уверен, что его вместе с нами не посадят.

— Признание «иностранным агентом» усложнит работу дальнобойщиков?

— Для дальнобойщиков ничего не изменится. Для профессионального объединения — тоже. Это усложнит нашу отчетность. Мы будем сдавать ее раз в квартал, отчитываться за каждый рубль, аудит придется провести… Но, думаю, у нас никаких поступлений из-за границы и не предвидится. Кстати по закону, если в течение года подобное не повторится, можно и без суда вернуть прежний статус.

— Как сейчас работается дальнобойщикам и какие планы у объединения?

— С 15 по 25 декабря планируем новую забастовку. Власти опять пытаются повысить штрафы за неучастие в системе «Платон» — с 5 до 20 тысяч рублей. Возмущены перевозчики всей страны, не только члены ОПР. Но это — не единственный повод. Еще акциз повышается. Он, как и «Платон», влияет на каждого человека в России. Да и других проблем полно в нашей отрасли. Минтранс недавно выдумал регулярное подтверждение профессиональной пригодности, разделение на частника и профессионального водителя. Специалисты, которые рассуждают о таких критериях, явно оторваны от жизни. Иногда не понимаю, о чем они говорят.

Стачка дальнобойщиков Санкт-Петербурга. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

— Где и как будет проходить стачка?

— Мы постараемся максимально остановить движение по всей стране. Как и в прошлый раз, везде выставим протестные лагеря. Возможно, немногочисленные, основная масса будет стоять на стоянках. Но помимо этого во всех регионах, где пройдут забастовки, группы общественного контроля будут отслеживать работу сотрудников транспортной инспекции, чтобы они не наказывали водителей неправомерно, а только за нарушения (перегруз, превышение скорости, техническое состояние автомобиля и др.). Подозреваю, что во время стачки надзорные органы станут работать не по режиму, не по регламенту, поэтому четко придется фиксировать их действия повсюду.

— А я подозреваю, что без противодействия силовых структур все равно не обойдется.

— Колонну автомобилей с символикой, стоящую в разрешенном месте, разгонять можно сколько угодно, но глупо. Как показывает практика, это ничего карателям не дает, а нам только добавляет членов ОПР. Воевать с собственным народом — неправильно. Может, кого-то удастся запугать, но это не решение вопроса. Уже сегодня в нашей отрасли есть много радикально настроенных людей, реально уставших от всего. Мы, как объединение, пытаемся установить с ними хотя бы какой-то контакт, сдержать их протест. Но никто не знает, в каких «партизан» превратятся эти люди. И очень сложно понять, чем руководствуется власть в нашей стране.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera