Интервью

«После участия в митинге Навального четверка по математике у меня превратилась в двойку»

17-летний IT-инженер и участник математических олимпиад Миша Самин — о том, как его выгнали из школы, почему учителя не хотят идти против системы и про деньги Госдепа

Фото из соцсетей

Этот материал вышел в № 140 от 15 декабря 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

64
 
Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

Десятиклассник Миша Самин прославился в марте 2017 года, когда во время митинга Навального на Тверской вел на своей странице в «ВКонтакте» трансляцию из автозака. Его и еще нескольких школьников упрятала туда полиция. Чтобы приободрить близких, Миша сообщил, что незаконное задержание дает шанс отсудить у властей РФ компенсацию в 10 тысяч евро. Именно этот момент был использован позже на российском телевидении, где митинг назвали проплаченной провокацией. Телеведущий Владимир Соловьев, упоминая трансляцию школьника, сказал, что молодежь участвует в протестах, чтобы заработать деньги.

Приключения самого Миши Самина тогда еще только начинались. После участия в митинге к его родителям пришли из органов опеки. А через какое-то время десятиклассник сообщил, что директор школы №1329 Бурмакина грозит ему отчислением. Как Самин рассказывал в первых интервью, Вероника Бурмакина сообщила ему об этом лично, после того как побывала в Следственном комитете. Директриса вызов в СК РФ и возможное отчисление Самина тогда опровергла, назвав рассказ своего ученика враньем, но заметила, что Самин стал много пропускать и плохо учиться (школа №1329 занимает 11-е место в рейтинге математического образования в РФ). В конце учебного года у победителя городских олимпиад по математике Самина и в самом деле неожиданно появилась двойка по алгебре. Учитель Самина по математике отказался объяснить школьнику и его родителям, как так вышло. Еще один преподаватель, Камиль Багаутдинов, уволился из-за несогласия с решением Бурмакиной.

Сейчас Миша посещает частную школу — юношу пригласили учиться в ней бесплатно после того как его выжили из государственной №1329.

Когда Мише было 7 лет, отец обучил его языку программирования «С». А год назад Самин стал заниматься созданием ботов и разработал для соцсети «ВКонтакте» аналог Shazam — программы для распознавания мелодий, а также бота для сообщества знакомств, который помогает людям встретиться.

В качестве фрилансера школьник работает на несколько крупных компаний. Помимо «ВКонтакте» Самин создает ботов для Mail.ru и Universal Music.

Также Миша Самин — пресс-секретарь и бывший глава Русской Пастафарианской церкви — пародийной религии, высмеивающей антинаучные догмы современных конфессий. На фото в приписном свидетельстве из военкомата он снят с дуршлагом на голове. Члены пастафарианской церкви делают такие фотографии по всему миру, объясняя непременное наличие такого головного убора требованием веры.

— В Русской Пастафарианской церкви у вас есть обряды?

— В принципе нет. Наша главная догма — это отсутствие догм. Наша церковь появилась как протест против антинаучного бреда и религиозного фанатизма. В штате Канзас в 2005 году власти решили ввести в школьную программу теорию «Разумного замысла».

В ответ американский физик Бобби Хендерсон заявил, что он создает новую религию «Пастафарианство», а в соответствии со второй поправкой Конституции США все религии должны быть равны. Бобби предложил властям Канзаса ввести в программу теорию пастафарианства. Этого не произошло, но позже в штате все-таки отменили преподавание и «Разумного замысла».

— А вы зарегистрированы в российском Минюсте?

— Были вынуждены, иначе из-за «пакета Яровой» не смогли бы вести миссионерскую деятельность. И Минюст не смог нам отказать. Поэтому наши последователи могут фотографироваться с дуршлагом, чиновникам придется жить с этим. В своем военкомате я заявил, что таковы мои религиозные взгляды, они согласились. В принципе наша религия не обязывает ходить с дуршлагом, у нас нет канона на этот счет, все на усмотрение самих последователей.

— Расскажи про конфликт в школе.

— Он начался после митинга Навального. А когда в мае поднялась шумиха из-за моего возможного отчисления, директор Вероника Федоровна [Бурмакина] заявила прессе, что никто никого выгонять не собирается. И все претензии ко мне вообще не связаны с политикой.

— Она говорила, что ты плохо успеваешь по алгебре и физике.

— Что поделать, я тогда не знал, что на встречи с директором надо ходить с диктофоном. Изначально она мне говорила об отчислении именно из-за митинга. Я не думал, что директор школы в принципе может вдруг настроиться против тебя даже после визита в Следственный комитет. А насчет двоек — я публиковал у себя в соцсетях скриншот страницы из электронного дневника (большинство школ Москвы пользуется электронным дневником), и никаких двоек по алгебре и физике у меня не было. Потом двойка по алгебре каким-то образом все-таки появилась. Она обвиняла меня в прогулах, но я ведь ездил на олимпиады.

По каким предметам?

— Математика и информатика.

И как при этом у тебя появилась двойка-то?

— Вопрос к Веронике Федоровне. Думаю, Вероника Федоровна решила реализовать свое обещание [об отчислении за плохую учебу]. Да, у нас очень сильная школа, и по алгебре у меня была четверка. Учителя строгие, но не до такой степени, чтоб фальсифицировать оценки. Двойка у меня появилась после визита директрисы в СК. Я спросил тогда учителя по алгебре, типа, имеете ли вы к этому отношение? Он ответил, что не хочет про это говорить.

Поставил двойку и не хочет говорить?

— Думаю, что ставил не он. Редакти­ро­вать оценки в дневнике может и директор. В этом все дело, я считаю. Да, он не заступился [за меня]. Но он отличный учитель в отличной школе. И почти все одноклассники меня поддерживали. Надо понимать, что в моем классе учились финалисты всероссийской олимпиады по математике. Двое ездили на международную олимпиаду. Я понимаю, что, возможно, им не стоило портить себе жизнь участием в политике и конфликтовать [из-за меня]. Лично я готов идти на жертвы, это мое решение, но я ничуть не обижаюсь на тех, кто не хочет создавать себе проблемы. Было и такое: директриса вызвала меня на воспитательную беседу, узнав, что я иду на конференцию по информационной безопасности PHdays в качестве участника. Это авторитетная конференция, пожалуй, самая крупная в Европе и Азии. Она заявила, что если я пойду на нее, это будет считаться пропуском школы. Значит, можно будет меня исключить на законных основаниях. Это притом что незадолго до этого я был на соревнованиях по компьютерной безопасности Moscow CTF School, занял там второе место. Директриса еще сказала такую фразу тогда: «Я, конечно, понимаю, что тебе платит Госдеп». Жаль, но Госдеп мне не платит, а то все деньги я бы перевел Навальному. Кстати, сама Вероника Федоровна проиграла выборы муниципальных депутатов от «Единой России».

Что тебе нравится в Навальном?

— На самом деле нравится совсем не все. Я не поддерживаю его полностью, мне не нравятся многие его экономические левые идеи. О введении МРОТ, например. 

Твои родители соглашаются с тобой?

— Да, но они бы не хотели, чтобы меня еще задерживали. Мама тогда сильно расстроилась. У одного из наших родственников в тот день был юбилей, 90 лет исполнилось, и я после митинга хотел ехать праздновать. В итоге за мной в участок приехал отец, потом мама приехала вместе с родней, прямо с праздника, привезли еду и все такое. Конечно, я не думал, что меня продержат там так долго. Полиция должна была отпустить меня через три часа, даже раньше, потому что есть Европейская конвенция, там говорится, что детей обязаны отпускать в кратчайшие сроки, а меня продержали 11 часов. В итоге комиссия по делам несовершеннолетних признала, что я виновен в участии в незаконном митинге, но штраф никому не выписали. В «Мемориале» такое решение даже назвали «ювенальным судом» — по сути, у комиссии те же судебные функции. Мы пошли оспаривать это решение комиссии, подали с адвокатом Анастасией Саморуковой в районный суд. Правда, суд постановил оставить без изменений решение комиссии. Будем теперь подавать апелляцию в Мосгорсуд. Ну а родители… Они относятся к этому всему более-менее нейтрально, а как еще.

— Ходишь на митинги, где винтят, судишься с государством, тебя выгоняют из школы — уверен, что «нейтрально» — это верное слово?

— Нейтрально, потому что мне это не вредит, но и пользы, как они считают, особой нет. Они сами особо не протестуют. Отец ходил еще в 91-м защищать Белый дом. Мама не ходила вообще, она аполитична, и это, конечно, плохо. Я читал большую статью о том, чем Россия отличается от Европы тем, что в Европе стыдно быть аполитичным. Ну и еще мои родители — они не целевая аудитория этих митингов. У нас с ними общие взгляды, но они не верят, что выйдя [на митинг] можно что-то изменить.

— А ты сам считаешь, что можно?

— Думаю, что год или даже пять лет активных протестов вряд ли приведут к каким-то серьезным результатам. Но важно добиваться даже маленьких целей. Например, регистрации Навального на выборах. Посвящать тех людей, кто находится в неведении, рассказывать им о происходящем.

— Но вот твои родители, например, вряд ли пребывают в неведении. Они понимают, что происходит, но ничего не хотят делать.

— Я их уже уговорил сходить и поставить подпись за Навального. Но все-таки в первую очередь надо убеждать тех, кто совсем не хочет перемен и считает, что от любых изменений будет только хуже. Надо людям объяснять, что в жизни важны даже маленькие победы.

— Расскажи, на что ты тратишь зарплату?

— По контракту не могу разглашать, сколько получаю. Ну а трачу… В этом году четыре раза был в Петербурге — в офисе «ВКонтакте», ну и по своим политическим делам. Приходится много тратить на серверы. Примерно год назад немного начал вкладываться в биткойн. Хожу с друзьями по барам, пью кока-колу. Самая первая зарплата была у меня 500 рублей. В четвертом классе я написал программку, которая рассылает электронные письма от имени других адресатов. От имени Кремля или какой-то знаменитости. Программку у меня тогда купил старшеклассник.

— Увлечение политикой не отпугивает твоих клиентов?

— Думаю, если бы у меня не было репутации [хорошего разработчика], то вряд ли компании в принципе обращались ко мне. Хотя бывает и так, что клиенты сами пишут мне что-то про политику, слова поддержки. Но бизнес интересует в первую очередь качество и надежность. Например, взрослым [инженерам] платят даже меньше, чем мне за ту же работу. Компании меня просто хорошо знают, им не надо обращаться к какому-то рандомному человеку.

— Платишь налоги?

— В этом году буду платить первый раз. Пока не знаю как: через НДФЛ или буду получать патент по упрощенной системе налогообложения. Просто мне ясно, что если кому-то снова не понравится моя деятельность, как директрисе, то ко мне можно будет прикопаться по любому поводу, хоть из-за налогов.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera