Комментарии

«Гоголь» в центре

Россия 2017 года — это страна, где театр стал только частью абсурда

Этот материал вышел в № 144 от 25 декабря 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

8
 
Актеры «Гоголь-центра» и тот самый арестованный рояль. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Знаете ли вы, что такое арестованный рояль? О, вы не знаете, что это такое. Всмотритесь в него. Перед вами настоящий символ уходящего года. 2017-й войдет в историю как год перехода. Момент, когда лингва франка для диалога между властью и гражданами становится уголовное дело.

Политические дела существовали в России и прежде, но касались они в основном активистов или непокорных бизнесменов. Теперь обвинительные заключения расползаются по всем социальным группам и во все концы страны. Законодательство мудрецами из Думы принято такое, что посадить можно каждого. Правоприменительная практика тоже старается не отставать и собирать положительную статистику. И вот граждан привлекают за чувства верующих, за лайки в социальных сетях и за публикацию кадров из антифашистских фильмов.

Кульминация абсурдистской постановки под названием новейшая русская история — это дело Кирилла Серебренникова, обвинение против Юрия Дмитриева и приговор Алексею Улюкаеву.

Кирилл Серебренников. Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Россия 2017 года — это премьера балета «Нуреев» в Большом театре. Мировая пресса соревнуется в хвалебных рецензиях, на спектакль прибыла вся российская элита, культурная и политическая. Постановщик Кирилл Серебренников не смог разделить с миром эту радость — он остается под домашним арестом.

А неблагонадежный рояль из «Гоголь-центра» тем временем арестован в рамках уголовного дела против сотрудников режиссера. Делать театр с мировым именем в России — значит превращать свою жизнь в авангардную пьесу.

Юрий Дмитриев. Фото: Игорь Подгорный

Россия 2017 года — это 60-летний правозащитник Юрий Дмитриев, который весь год сидит в СИЗО по обвинению в «изготовлении порнографии». Еще в 90-х Дмитриев руководил экспедициями, обнаружившими в Карелии места массовых захоронений жертв политических репрессий. А спустя двадцать лет сам оказался в числе репрессированных — таков личный и общественный итог построения новой свободной России, известной еще 25 лет назад как «нормальная страна».

Алексей Улюкаев. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Россия 2017 года — это корзинка с колбаской от Игоря Сечина. Это суд, на котором можно осудить министра на 8 лет строгого режима, так и не заслушав ключевого свидетеля. Это правительство Дмитрия Медведева, которое не заметило потери бойца и как ни в чем не бывало продолжает свою работу на благо родины — до следующей корзинки с колбаской.

Россия 2017 года — это судьба Европейского университета в Санкт-Петербурге, который выкинули из здания и лишили студентов, несмотря на «охранную грамоту», подписанную самим президентом. Российские власти вроде бы нуждаются в экспертах, способных проводить реформы, но собственными руками уничтожают научные школы, способные таких экспертов готовить. И все это ради того, чтобы одна группировка усилилась и самоутвердилась. Будущее, об образе которого так много говорили официальные лица в этом году, всерьез никого не интересует.

Европейский Университет. Фото: Елена Лукьянова / «Новая»

Эти и подобные большие истории заметили многие, и многие ужаснулись им. Но абсурд, ставший основной формой общественной жизни, отражается в судьбах миллионов людей по всей стране. Если начальство уверенно соглашается с абсурдом и даже приветствует его, он становится нормой. Россия 2017 года — это абсурд в школах и университетах, в офисах и на фабриках, в театрах и библиотеках, на улицах и в домах. Невыполнимые задачи, идеология вместо знания, лицемерные речи. Многие говорят, что так выглядит возвращение советской власти, но порой кажется, что она и не уходила никуда, а лишь отвлеклась ненадолго на дележ народной собственности в девяностые и передел в нулевые.

Марксистский философ Дьердь Лукач в течение своей жизни был последовательным критиком творчества Кафки с позиций реализма. Настоящее искусство не должно создавать фантасмагории, его задача описывать реальность, рассуждал философ. В 1956 году Лукач был министром просвещения в венгерском правительстве реформатора Имре Надя. Вместе с другими членами кабинета его без предъявления обвинений арестовали советские власти. Лукача и коллег отвезли в здание на окраине Будапешта. Оказавшись там, Лукач, согласно легенде, воскликнул: «А Кафка-то был реалистом!»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera