Комментарии

«Призывы к бойкоту выборов не нарушают российских законов»

Эксперты объясняют, как власть может отнестись к «забастовке избирателей»

Политика

Татьяна Васильчуккорреспондент

89
 

25 декабря Центризибрком отказал Алексею Навальному в регистрации кандидатом  в президенты. Произошло это на следующий день после того, как штаб политика отнес документы в ЦИК. Хотя на рассмотрение документов дается пять дней, в экстренном режиме было созвано собрание, куда пригласили и самого Навального. Предчувствуя отказ в регистрации, оппозиционер заранее записал видеоролик, в котором объявил «забастовку избирателей». Теперь избирательные штабы политика по всей стране (они есть в 84 городах) превращаются в штабы, агитирующие за забастовку. Цель бойкота — снизить явку избирателей на выборах, высокий уровень которой, как считает Навальный, является главной целью Кремля. Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков уже заявил, что призывы бойкотировать выборы «подлежат весьма скрупулезному изучению на предмет соответствия или противоречия нашему законодательству».

Евгений Фельдман для проекта «Это Навальный»

— По действующему российскому законодательству, призыв к бойкоту выборов абсолютно законен. Но власть его может транскрибировать, извратить, истолковать, как захочет, — считает доктор юридических наук, профессор НИУ ВШЭ Елена Лукьянова, — Могут увидеть экстремизм, призыв к массовым беспорядкам в каком-то репосте, например, как это обычно бывает. И потом даже доказать это в суде.

Графы «против всех» в бюллетени, которая одно время была формой протестного голосования, нет на федеральных выборах с 2006 года. Лозунг «против всех» взяла себе уже зарегистрированная кандидат в президенты Ксения Собчак. Лукьянова считает, что если избиратель хочет показать свое отношение к этим выборам, он должен проголосовать за нее:

— И явка будет, которая выгодна нам (потому что наш голос никому не припишут), и голос зачтется, который оторвет избирателя от тех, кто просто так не пошел голосовать. Конечно, власть боится Навального и его серьезной молодежной оппозиции. Ведь смысл заявления Пескова сейчас в том, чтобы ликвидировать Навального любым способом, например, за призывы бойкотировать, которые власть выдаст за незаконные.

В свободе слова избирателей никто не ограничивает, но вопрос в том, как на эту свободу слова будет реагировать правоохранительная система, и будет ли призыв к бойкоту  воспринят как какой-то призыв к экстремизму — таким вопросом задается сопредседатель движения «Голос» Григорий Мельконьянц.

С точки зрения закона у граждан есть право агитировать как «за», так и «против» кандидата. И неизвестно, на какую статью закона можно ссылаться, чтобы запретить агитировать полностью игнорировать выборы, считает политолог Александр Кынев: «Если только агитация за бойкот идет в ходе самой кампании и ведется в период, когда уже действует закон, можно придраться, что эта агитация не оплачена с избирательных счетов. Очень спорно, но можно».

Политолог Глеб Павловский рассказал «Новой», что Кремль сейчас будет делать все, чтобы устранить Навального с общественной сцены:

— Сейчас пойдут попытки власти взять реванш и вернуть себе лидерство. А это очень трудно сделать. Первое, за что они сейчас возьмутся — будут делать гадости Навальному. Но и это будет ошибкой. Да, он, действительно, центральная фигура, он лидирует на общественной сцене, но не он ее хозяин. Общественный мейнстрим больше не кремлевский. Власть — у Кремля. А мейнстрим — нет.

Павловский отмечает, что все главное состоялось не на заседании ЦИКа. По мнению политолога, власть потеряла лидерство на предвыборной сцене еще год назад, когда началась предвыборная кампания Навального и «возникла общественная открытая сцена, где появились дебаты о том, что происходит с Путиным, годится ли он на роль президента независимо от других кандидатов, и какие у страны задачи. Все это прошло мимо Кремля, он в этом не участвовал».

— Парадокс в том, что сегодня не Навальный находится в оборонительном положении, а Кремль, — считает Павловский, — Они пытаются контратаковать, думая, что таким образом можно захватить инициативу. Сегодня Кремль находится в положении, похожем на то, в каком была либеральная оппозиция в нулевые годы, когда Кремль лидировал и шел вперед, а оппозиция его критиковала сзади, и это было бесполезно. Сегодня, смешно сказать, но это произошло с самим Кремлем. Он потерял сценарную инициативу. Нужно понять, что пытаться захватить ее атакой «сзади», реагируя на происходящее — невозможно.

Для власти проблему сейчас представляет не бойкот оппозиции, а стихийный неосознанный бойкот ее собственных избирателей, так считает политолог Алексей Макаркин. Бойкот избирателей власти не связан с тем, что их не устраивает главный претендент на пост президента страны. Просто они точно знают, что он выиграет, поэтому смысла идти на участок — нет.

— Бойкот Навального может расслоиться, потому что потенциальные бойкотирующие вполне могут решить все-таки отдать свой голос и обратить внимание на другие фигуры. Например, на Собчак с ее либеральной программой или Явлинского, за которого годами голосует интеллигенция. Другое дело, что у Навального просто нет других вариантов, как иначе сейчас действовать. В 2011 году он призывал голосовать за кого-нибудь, только не за «Единую Россию». В результате в Думе оказалась, например, Мизулина. Подход «голосуйте за кого угодно» встречает ответ — такое уже было, и что? Практик успешных бойкотов выборов у нас не было на общенациональном уровне. Но такая у него стратегия.

— То, о чем говорит Навальный, это не бойкот в прежнем смысле слова, когда мы торжественно объявляем, что ноги нашей не будет на наших выборах, — уверен Павловский, — Он говорит об электоральной забастовке. Этот прием у нас не применялся до сих пор. Если Навальный и его движение сумеет его применить — это будет новаторство. Электоральная забастовка — это такая общенациональная акция гражданского неповиновения, которая становится центром внимания при проведении нечестных выборов. Да, контроль над аппаратом остается у власти, и чем меньше людей придет на выборы, тем легче будет рисовать цифры в регионах.

«Да, Путин, несомненно, получит, я думаю, не меньше 75 процентов. Но это уже ничего не значит. Сейчас речь не идет о том, чтобы на миллионы уменьшить число отданных за Путина голосов. Речь идет о построении кампании политического неповиновения».

Как Навальный будет действовать? Это очень опасная, рискованная акция. Это его игра, посмотрим, как он ее будет вести. Было очень показательно в минувшие выходные, что даже те, кто сомневался в Навальном, видели, во время его выдвижения, людей в разных регионах страны. Их никто не привозил на автобусах, а они шли и выстраивались в очереди, чтобы отдать свою подпись Навальному. Это серьезное испытание фейковой структуры на прочность.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera