Репортажи

Заторопились

«Дело Гоголь-центра»: расследование завершено, сумма ущерба выросла в два раза, аресты продляют

Нина Масляева. Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

Этот материал вышел в № 4 от 17 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

9
 

15 января ознаменовалось сразу двумя новостями по делу «Гоголь-центра. Во-первых, Центральный аппарат Следственного комитета после 8 месяцев следствия завершил предварительное расследование уголовного дела в отношении режиссера, художественного руководителя театра «Гоголь-центр» Кирилла Серебренникова, бывшего директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского, бывшего гендиректора «Седьмой студии» Юрия Итина, директора РАМТа Софьи Апфельбаум и бывшего бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой, которых обвиняют в хищениях денег, выделенных государством на развитие современного искусства.

Это означает, что уже весной, скорее всего, дело поступит в суд для рассмотрения по существу. Сомнений в том, что обвинительное заключение утвердит Генпрокуратура, нет.

Фигурантам осталось до весны ознакомиться с самим делом (а это около 100 томов) и выстроить стратегию защиты. Вторая новость — сумма ущерба от действий Серебреникова, Итина, Малобродского, Масляевой и Апфельбаум, указанная в обвинительном заключении, к моменту завершения расследования неожиданно выросла в два раза и составила 133 миллиона рублей. То есть, по логике следствия, выходит, что из 214 миллионов рублей, выделенных Минкультуры на придуманный Серебренниковым проект по развитию и популяризации современного искусства «Платформа», только 81 миллион был потрачен на спектакли и театральные проекты, а остальное обналичено и похищено с помощью созданной компании «Седьмая студия».  Серебренникова в августе 2017 года, напомним, обвинили ко всему прочему в создании организованной группы, его имущество и счета арестованы. В начале декабря суд арестовал даже рояль, купленный для «Седьмой студии» на бюджетные деньги.

К началу процесса по существу над фигурантами у СК в кармане вероятнее всего будет главный козырь — приговор в отношении заключившей сделку со следствием бухгалтером «Седьмой студии» Нины Масляевой. Она — единственная фигурантка дела, которая признала свою вину. Именно на ее показаниях во многом строится обвинение. В частности на следствии Масляева заявила о том, что компания «Седьмая студия» была создана Серебренниковым, Малобродским и Итиным для «реализации преступного умысла» на хищение государственной субсидии в 214 млн руб на поддержку современного искусства. Масляева же, согласно ее показаниям, в качестве бухгалтера помогала им обналичивать субсидию, а наличными фигуранты дела распоряжались по своему усмотрению. Кроме того, Масляева после задержания показала, что всего с 2014 года со счета «Седьмой студии» было выведено не менее 100 млн руб. в пользу фирм-однодневок. Она также рассказала следствию, что в «Седьмой студии» была фиктивно трудоустроена ее дочь, чья зарплата обналичивалась и передавалась руководству компании, в том числе Серебренникову.

Обличающие показания бывший бухгалтер дала против всех, из СИЗО была отправлена под домашний арест, а дело в отношении нее выделили в отдельное производство. Сделка же со следствием, на которую пошла бывший бухгалтер «Седьмой студии», подразумевает судебный процесс по существу в особом порядке — очень быстро, без исследования каких-либо доказательств и без допроса свидетелей. Ну, и минимальный срок, а то и условный.

15 января Басманный суд Москвы, кстати, продлил Масляевой меру пресечения в виде домашнего ареста еще на три месяца — до 19 апреля. Против ходатайства следствия 59-летняя женщина не возражала — время, проведенное под домашним арестом, ей зачтется при вынесении приговора. Да, и условия под таким арестом у обвиняемой более чем гуманные — в суд она прибыла без конвоя, в отличие например, от того же Серебренникова, которого сопровождают сразу несколько сотрудников ФСИН.

Выглядела лучше, чем ранее в клетке — тщательно накрашенная, с кудрями на голове. Ожидая начала заседания, общения с журналистами подчеркнуто сторонилась и отошла на всякий случай подальше. Серьезность с ее лица спала, когда подошел молодой следователь Сюбаев и адвокат по назначению. Все поздоровались и стали что-то обсуждать. Масляева улыбалась и рассказывала, как она добиралась до суда. Попытки журналистов задать вопросы хотя бы адвокату повергли того в раздражение: «Почему я должен с вами разговаривать?!», — изумился он и продолжил разговаривать со следователем.

В ходе заседания суда следователь Сюбаев мотивировал необходимость продления ареста среди прочего сложностью уголовного дела, тем, что Масляевой надо предъявить обвинение в окончательной редакции и ее нужно допросить. Еще одна причина — чтобы она не вступила в преступный сговор и в контакт с другими фигурантами дела.

Сама Масляева не возражала против продления ей меры пресечения в виде домашнего ареста. «На усмотрение суда», — отвечала она на вопрос судьи Юлии Сафиной. «На усмотрение суда», — повторил вслед за Масляевой ее адвокат.

Судья арест продлила. Заседание, начавшееся с опозданием в три часа, заняло всего 14 минут.

Во вторник, 16 января, тот же Басманный суд будет продлевать меру пресечения Серебренникову (под домашним арестом), Малобродскому (в СИЗО) и Итину (под домашним арестом).

Под домашним арестом также находится Софья Апфельбаум  (ее подписи стоят на соглашениях о субсидиях для «Седьмой студии»). Арест ей продлили ранее. Еще один фигурант дела — исполнительный продюсер спектакля «Сон в летнюю ночь», который должен был быть запущен в рамках реализации программы «Платформа», Екатерина Воронова — в международном розыске. В отношении нее судом избрана мера пресечения в виде заочного ареста.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera