Репортажи

«Он мне говорил, что не доживет до конца учебного года»

В Перми арестовали подростков, устроивших резню в школе

Фото: Максим Кимерлинг/TASS

Этот материал вышел в № 5 от 19 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Екатерина Фоминакорреспондент

13
 

Вчера в Городской клинической больнице №4 города Перми прошло выездное заседание суда, на котором избирали меру пресечения подросткам, устроившим 15 января резню в школе №127. В тот день 16-летние Лев и Александр пришли в школу, где один из них учился в 10-м классе, а другой учился до 9-го класса, поднялись на третий этаж, где шел урок труда у четвероклассников, блокировали двери и напали на учительницу и детей с ножами. Льва и Александра арестовали на два месяца. Одного из них должны сразу перевести в больничный блок СИЗО, другого оставят долечиваться — под надзором полицейских в палате. После того как парни порезали девятерых детей, учительницу начальных классов и нанесли ножевые ранения друг другу, их прооперировали. Следственный комитет квалифицировал нападение как спланированное покушение на убийство.

Судья в здании городской клинической больницы №4 перед выездным судебным заседанием. Фото: Максим Кимерлинг/TASS

Лев и Саша сейчас находятся в той же больнице, где и учительница, на которую они напали, — Городской клинической больнице №4. Одному зашили сонную артерию, другому яремную вену. Подростки лежат в соседних палатах.

Друзья обоих молодых людей рассказали «Новой», что не слышали от них планов о нападении на школу, но оба в недавнее время высказывали мысли о суициде.

Подруга Льва Наталья (имя подростков здесь и далее изменено) рассказывает, что он «всегда помогал, был адекватным, умел рассуждать, никогда не хотел никого обижать».

— Он был просто спокойным, но потом что-то случилось в его жизни, из-за чего его начали все критиковать, издеваться, — рассказывает она.

Наташа связывает это с переходом парня в колледж. После 9-го класса Лев поступил в Пермский политехнический колледж имени Славянова. В 9-м классе он оставался на второй год, попал в класс, где учился второй участник нападения, Саша, так они познакомились. В последнее время подростки начали чаще общаться.

После инцидента в школе в паблике националистической направленности «Спутник и погром» появилось видео: Лев нюхает коричневый порошок и рассказывает, как он «балдеет». Издание утверждает, что видео предоставили знакомые подростка, а нюхает он наркотик «альфа-ПВП».

— Я уверена, что это всего лишь снафф — нюхательный табак, он не употреблял наркотиков. Он снимал это просто для прикола, он любил, когда над ним смеялись и даже сам просил сделать с ним мемы, — говорит Наташа.

Наташа рассказывает, что Лев делился с ней: после перехода в колледж он надеялся начать хорошо учиться:

— Но над ним там реально издевались, любой мог подойти — поугорать, дать пощечину. Все остальные — ребята, преподы — закрывали на это глаза, его это очень бесило. Его просто не поняли, просто не приняли или не могли принять — и все. Люди какие-то бессовестные, без капли жалости. Поэтому он не хотел жить.

Один из знакомых Саши также рассказал, что парень недавно говорил о смерти.

— Он мне говорил, что не доживет до конца учебного года. Но почему — не знаю. Иногда он говорил, что другие люди ему не доверяют, переживал из-за этого, но он был спокойным, а где-то замкнутым.

У Льва полная семья, есть младшая сестра. Второго участника резни, Сашу, мать воспитывала одна.

Многие девятиклассники удивлены поступком молодых людей, никто такого от них не ожидал.

Фото: Максим Кимерлинг/TASS

Оба парня любили сетевые игры, преимущественно шутеры. Лев, судя по его странице в «ВКонтакте», с которой сейчас удалена почти вся информация, интересовался историей массового убийства в школе «Колумбайн», публиковал видео с кадрами расстрела.

Массовое убийство в «Колумбайн» произошло в 1999 году в Америке. Два ученика старших классов тщательно подготовили вооруженное нападение: сначала заложили взрывчатку в школьный кафетерий, после чего открыли беспорядочный огонь по посетителям. Погибло тринадцать человек, двадцать четыре были ранены. После этой трагедии у малолетних американских преступников по всему миру появилось большое количество фанатов среди подростков. Постепенно у некоторых из почитателей простой интерес стал перерастать в жажду действий, подобные акты насилия неуравновешенные подростки стали рассматривать как модель поведения для решения своих проблем. Как, например, 15-летний Михаил П., который из-за конфликта с учителем информатики устроил стрельбу в одной из школ подмосковной Ивантеевки в сентябре прошлого года.

У Льва, похоже, тоже были проблемы, как с родителями, так и со здоровьем. За несколько дней до трагедии он вышел из больницы. Но на выписке его встретили не мама с папой (по каким-то причинам их не уведомили об этом), а дедушка. По крайней мере, именно так говорит об этом бывший депутат Законодательного собрания Пермского края Андрей Агишев на своей странице в фейсбуке.

16 января детский омбудсмен Анна Кузнецова посетила в больницах пострадавших детей и самих нападавших. На момент посещения Кузнецовой родители Льва и Саши не навещали их в больнице. Однако 17 января на выездном заседании суда в больнице родители обоих подростков все же присутствовали.

По словам Анны Кузнецовой, Лев состоял на учете в комиссии по делам несовершеннолетних, «в отношении него было много вопросов». Она уточнила агентству «Интерфакс», что в 2017 году родители подростка обратились в государственные органы, заявив о неспособности справиться с воспитанием сына. Но региональная комиссия по делам несовершеннолетних вместо помощи наложила на родителей штраф. Родители Льва наблюдали у него агрессивное поведение с 2012 года, но за весь этот период никто не предложил им перевести сына на другой вид обучения или предпринять какие-либо меры.

Нападение на школу №127 произошло 15 января в районе 10 утра. Лев и Саша зашли через главный вход, но застопорились перед турникетом. Только у одного из них был пропуск. Лев уже не учился в школе, и сказал женщине, сидевшей на посту охраны, что забыл пропуск. Женщина дала ему журнал, куда Лев записал свою фамилию, и пропустила. Молодые люди поднялись на третий этаж в 308-й кабинет, где в это время шел урок труда у четвертого класса. Занятие вела 47-летняя Наталья Шагулина.

Вот как со слов четвероклассника, ставшего свидетелем нападения, описывает трагедию его родственница.

— Вошли двое, масок на них не было. Один встал у дверей, другой молча стал наносить удары учительнице, которая в этот момент стояла перед классом. Когда дети увидели нож, они стали кричать. Тогда нападавшие начали бить ножом и детей. Шагулина, уже истекая кровью, пыталась помешать нападавшим, оттаскивая их от детей. Потом ей удалось открыть дверь класса и крикнуть детям, чтобы они убегали. Наталья держала двери класса, пока последний ученик не выбежал. Она довела до медпункта мальчика с травмой глаза — и потеряла сознание.

По словам родителей четвероклассников, второй нападавший, Саша, который вначале блокировал дверь, тоже потом начал размахивать ножом. Непонятно, нанес ли он кому-то повреждения.

— Они ничего не требовали, только смеялись. В конце один сказал другому: «Убей меня».

Ученики четвертого класса не видели финал резни, но, по словам старшего помощника прокурора Мотовилихинского района города Перми Алексея Пономарева, оба подростка пытались нанести друг другу удары в область шеи.

Мотив личной неприязни к учительнице начальных классов никто не рассматривает всерьез: она не преподавала у молодых людей. К тому же они не знали никого из четвертого класса, в который пришли.

Ученики восьмого класса, у которых во время нападения на четвероклассников тоже был урок на третьем этаже, рассказали свою версию событий:

— Где-то в середине урока по громкой связи объявили тревогу, — вспоминает Коля. — Мы все спустились вниз на первый этаж, потом нам почему-то снова велели идти наверх, потом опять спускаться вниз. Непонятно было, куда идти и через какие двери выходить из школы. Когда мы спускались во второй раз, уже все вокруг было в крови. В суматохе и панике не все успели взять одежду, в чем были, в том и выбежали на мороз. Из окна третьего этажа нашей школы шел дым. Мы подумали, что пожар. Никто ничего не объяснял. Все были в панике. Нас сразу повели в соседнюю школу №133.

Рассказ Коли подтверждает и его одноклассник Миша:

— Сейчас много версий ходит, почему случилось нападение. Мне писали ребята из нашей школы, что Лев и Саша целый год вынашивали план. Выбирали именно начальный класс, где дети не смогли бы сопротивляться. Хотели прирезать весь класс, а потом сжечь школу. Это рассказывает одна девочка из 5-го класса, у нее мама полицейский.

Фото: Максим Кимерлинг/TASS

В ходе нападения пострадали девять четвероклассников. У учительницы Натальи Шагулиной, со слов ее мужа, глубокая проникающая рана на затылке, порезана шея, порезы на теле. Почти два дня она находилась на искусственной вентиляции легких, 17 января пришла в себя и заговорила.

На следующий день после резни в 127-й школе, а через день и в других общеобразовательных учреждениях города полиция начала проводить проверки на предмет общественной безопасности. Ученики разных школ говорят, что скоро будут проводиться «тренировочные эвакуации».

По предварительным данным правоохранительных органов, в день трагедии в школе не работала система видеонаблюдения, поэтому понять достоверно, что произошло на третьем этаже школы 15 января, невозможно.

С пострадавшими детьми и очевидцами нападения сейчас работают психологи.

Сегодня в школе №127 прошел первый учебный день после трагедии. Прошел он буднично, как обычно. Родители встречали младшеклассников у здания школы, во дворе, в сугробах резвились дети. Никаких следов паники нет.

— Такое могло даже в самой крутой и элитной школе произойти, — говорит мне мама первоклассницы. — Я думаю, это все от состояния мозгов детей зависит. И влияние интернета, конечно. А то, что камеры у нас в школе не работают, — так они много где в Перми не работают, в том числе и на дорогах!

— Что же теперь, в другую школу переводить? — поддерживает ее мама двоих детей — первоклассника и девятиклассника. — Наверняка не в нашей одной школе не работают камеры. Надо относиться к этому философски — такое может случиться в магазине, на улице, да где угодно. От придурков никто не застрахован. Отпускать детей в школу не страшно. Чтобы капитально обезопасить — это только переводить в частную школу, куда всего три человека ходят.

По словам родителей, сегодня в школе учителя проводили беседы с детьми о случившемся, но «без кровавых подробностей».

— Сказали: была драка между учениками и учителем, но все закончилось, и сейчас в школе безопасно.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera