Репортажи

«Тойота» довела нас до границы с Ингушетией и скрылась

Отчет о трех днях в Чечне наших специальных корреспондентов Ольги Бобровой и Елены Милашиной

Этот материал вышел в № 5 от 19 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

13
 

9 января в Чечне задержали главу чеченского представительства Правозащитного центра «Мемориал» Оюба Титиева. Его обвинили в хранении 180 граммов марихуаны, суд санкционировал арест, хотя Титиев не признал своей вины и в ходе судебного заседания по избранию меры пресечения дал показания о том, что наркотики ему подкинули сотрудники чеченской полиции.

Оюб Титиев. Фото из личного архива

Проверить показания Титиева было очень легко: адвокат Петр Заикин заявил ходатайство об истребовании видеозаписей с камер наблюдения ОВД Курчалоевского района Чечни. На этих видеозаписях зафиксированы подлинные детали задержания Оюба Титиева. Сначала его машину остановили в 9.05 утра двое сотрудников ДПС. По показаниям Титиева, именно один из сотрудников в ходе осмотра машины подкинул ему пакет с марихуаной, после чего правозащитника на его собственной же машине доставили в ОВД Курчалоевского района. Титиев категорически отказался признаваться в том, чего не совершал. Он сказал полицейским: «Действуйте по закону». На что ему ответили: «Хочешь по закону — будет тебе по закону».

Оюбу отдали ключи от машины, на пассажирское сиденье сел сотрудник чеченской полиции все с тем же пакетом наркотиков. Когда они доехали до того места, где Титиева задержали в первый раз, машину правозащитника уже ждала большая группа полицейских. Практически одновременно подъехала следователь с понятыми. Так «по закону» Титиева задержали во второй раз.

Многочисленные камеры наружного наблюдения, в зону действия которых попадает ОВД Курчалоевского района, объективно доказали бы невиновность Оюба.

Они бы зафиксировали и двухходовку с задержанием правозащитника, и даже — сотрудника полиции с пакетом марихуаны (он нес его в руках). Однако суд отказался истребовать видеозаписи с этих камер.

13 января в регион прибыли коллеги Оюба Титиева из Правозащитного центра «Мемориал» — руководитель программы «Горячие точки» Олег Орлов, Татьяна Касаткина и Владимир Малыхин. Они приехали в Чечню в первую очередь, чтобы поддержать своего сотрудника. По соображениям безопасности (чтобы не вызывать нездоровое любопытство чеченских властей и тем самым не подставлять остальных сотрудников) мемориальцы остановились в этот раз в соседней Ингушетии.

Оюб арестован, Аминат пропала

15 января в регион прилетели журналисты «Новой газеты». Помимо ситуации с откровенной фабрикацией уголовного дела против Оюба Титиева, у нас была еще одна важная тема. Вскоре после задержания главы чеченского «Мемориала» пришло известие об исчезновении жительницы Чечни Аминат Автурхановой, заявительницы по одному из самых скандальных дел в истории кадыровской Чечни.

В январе 2017-го на базе Полка патрульно-постовой службы (ППСП) имени Ахмата Кадырова в одну ночь были казнены минимум 27 человек. Все эти люди были ранее задержаны полицией по подозрению в экстремизме. Муж Аминат Зелимхан Джабаев также был задержан в декабре 2016 года. Кроме того что после задержания Зелимхан был доставлен в Старопромысловский РОВД города Грозного, Аминат не имела никаких вестей о его судьбе.

В июле прошлого года «Новая газета» опубликовала список казненных на территории ППСП. В этом списке был и Зелимхан Джабаев. Все последующие месяцы отчаянная Аминат добивалась расследования обстоятельств гибели своего мужа. И вот 8 января она сама была задержана сотрудниками полиции — на редакционный телефон пришло сообщение с анонимного номера. Родственники женщины, с которыми удалось переговорить «Новой», не намеревались ее разыскивать. Мать Аминат сказала журналисту «Новой газеты»:

«У нас все хорошо, нам в Чечне очень нравится. Как решит наш президент — так с Аминой все и будет».

Мы поставили в известность уполномоченного по правам человека Татьяну Москалькову, а сами поехали в Чечню. Больше вытаскивать Аминат из полиции было некому.

15 января власти Чечни дали понять, что присутствие правозащитников и журналистов в Чечне их нервирует. В этот день дважды была остановлена и досмотрена машина, на которой передвигались мемориальцы и адвокат Титиева Петр Заикин. Эта машина с ингушскими номерами принадлежит офису «Мемориала» в Назрани.

Журналистам «Новой газеты», находившимся в другой машине (обычном такси), удалось доехать до Грозного незамеченными. Проезжая по трассе «Кавказ», мы стали свидетелями досмотра машины правозащитников. Капот и багажник мемориальской «Нивы» были открыты, правозащитники стояли рядом с досматривающими автомобиль сотрудниками ДПС и внимательно наблюдали за всеми действиями полицейских. В тот день мемориальцев снова задержали уже на подъезде к Шали, где содержится в ИВС Оюб Титиев. В Шали Петр Заикин обнаружил за собой наружное наблюдение: два человека неотступно следовали за ним.

Наблюдение велось непрофессионально, и Петру Заикину, бывшему оперу, вычислить «шестерок» не составило труда. Более того, на факт слежки обратили внимание адвоката Заикина и русские сотрудники МВД РФ, прикомандированные в Чечню.

Что офис «Мемориала» в Грозном также находится под наблюдением, стало понятно, когда за такси, на котором мы возвращались в Ингушетию (в целях безопасности было принято решение ночевать в соседнем регионе), неотступно следовала черная «Тойота Камри». Номера разобрать не удалось, так как они были заляпаны грязью. На выезде из Грозного нас остановили на посту ДПС. Очень вежливый сотрудник взял наши паспорта, объясняя это «внезапным усилением, объявленным в республике». Минут 15 продержали на посту, пробивая наши личности, затем отпустили. «Тойота Камри» довела нас до административной границы с Ингушетией, а потом потерялась из виду.

На следующий день, 16 января, мемориальцев, выехавших в Грозный, остановили утром на федеральном посту «Кавказ». Изъяли паспорта с объяснением «проверка на причастность к незаконным вооруженным бандформированиям». Машине с журналистами удалось проскочить — мы воспользовались «Яндекс.Такси», которое, к огромному сожалению, работает только в продвинутой Ингушетии.

В этот день чеченские власти открыли военные действия уже по всем фронтам.

В офис «Мемориала» в Грозном неожиданно явилась хозяйка, накануне новогодних праздников подписавшая договор об аренде на 2018 год.

— Ко мне сегодня пришла полиция, — первое, что произнесла явно растерянная женщина. — Сказали, что Оюба задержали с наркотиками, и спросили, на каком основании я сдала вам квартиру. Я сначала не поверила им. Оюб такое впечатление на меня произвел, такой прекрасный человек! Разве может это быть?

Затем женщина попросила копии всех договоров об аренде, которые «ей надо отнести в полицию». Осмотрев квартиру и не увидев ничего подозрительного, она успокоилась. Было видно, что ей совсем не хочется терять съемщиков.

В этот же день адвокат Петр Заикин и корреспондент «Новой газеты» выдвинулись в печально известное ОМВД г. Аргуна (начальник Аргунского ОМВД Аюб Катаев попал в «список Магнитского» за преследование геев в Чечне). По данным журналистов «Новой газеты», именно в этом ОМВД незаконно содержалась Амина Автурханова.

Как мы искали Аминат

Еще 11 января 2018 года на редакционный номер пришло анонимное сообщение: «Я по поводу Амины Автурхановой из Чечни пишу. Ее 8-го числа забрали, до сих пор не отпустили. Думаю, что вы должны знать это».

Весь прошлый год, пытаясь разыскать супруга, Амина обращалась с заявлениями в республиканский следственный комитет, в республиканскую прокуратуру. Она писала на имя уполномоченного по правам человека при главе Чеченской Республики Нурди Нухажиева: просила помочь разыскать пропавшего мужа.

Через неделю Нухажиев сам перезвонил ей и сообщил, что Зелимхан Джабаев действительно задержан правоохранительными органами, и сказал больше не предпринимать попыток его поисков.

Амина ходила на прием к начальнику уголовного розыска Старопромысловского РОВД, и тот тоже рекомендовал ей прекратить поиски мужа и «подумать о детях».

Но поиски Амина не прекратила. И поэтому угрозы поступали ей регулярно. Вот одно из сообщений, переданных нами уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой:

«Весь день держали меня с грудным ребенком в отделе полиции. После 6 только выпустили. Мне ничего не сказали, просто держали под замком. А брату угрожали: мол, если твоя сестра еще раз напишет — мы вас всех расстреляем. Сказали, что мой интернет под наблюдением, и они все узнают. Одним словом, запугать хотели…»

Сообщение о том, что Амину увезла полиция, пришло сразу после задержания Оюба Титиева. Возможно, он также искал пропавшую накануне Амину. Мы подключили к поискам аппарат уполномоченного по правам человека, который начал беспокоить республиканское МВД запросами о судьбе Амины. В конце концов мы ее нашли: выяснилось, что ее забрали в Аргунский РОВД. И 16 января мы с адвокатом Петром Заикиным туда поехали.

Мы долго не могли найти новое здание РОВД — навигатор приводил нас на старый адрес, где отдела давно уже нет. Мы петляли по частному сектору, и водитель обратил внимание, что за нами следует серебристый «Форд Фокус». Когда мы поняли, что заехали буквально в тупик, мы развернулись; вместе с нами развернулся и «Форд» и оказался перед нашей машиной. Теперь уже мы его «преследовали». Водитель «Форда» явно пребывал в растерянности, пытаясь понять, куда мы намерены свернуть. Мы успели записать номер машины: В 103 ЕА 95.

На перекрестке наш водитель решил проверить наружку и включил поворотник не в ту сторону, куда мы собирались поворачивать. «Форд» купился на этот трюк, но, свернув не туда, быстро съехал на обочину, развернулся и совсем скоро уже следовал за нами.

Когда в тот вечер мы возвращались в Грозный, нас в который по счету раз, остановили на посту ДПС у Ханкалы. На посту стоял тот самый серебристого цвета «Форд» с номером В 103 ЕА 95. Один из преследователей (оба были в гражданском) стоял рядом с машиной. Однако адвокату Заикину, разбиравшемуся с сотрудниками ДПС, не удалось рассмотреть или сфотографировать его лицо, так как, заметив интерес к себе, человек повернулся спиной. Водитель оставался в машине, и рассмотреть его также не удалось.

После проверки документов адвокат Петр Заикин попросил сотрудника ДПС:

«Передайте вашим коллегам в серебристой машине, что мы их заметили и их поведение вызывает у нас недоумение».

Отъезжая от поста, мы увидели, как сотрудник ДПС о чем-то разговаривал с водителем серебристого «Форда».

«В нашей республике их работа не пройдет»

В четыре часа того же дня пришла тревожная новость о том, что к родственникам Оюба Титиева выехали сотрудники чеченской полиции. Через несколько часов родственники вышли на связь. Оказалось, что к племяннику Оюба приехала целая делегация, в том числе глава Курчалоевского района, журналисты и оператор грозненского ТВ. Они сняли интервью, которое показали вечером того же дня в сюжете, посвященном совещанию главы Чечни с местными силовиками.

В этом сюжете Кадыров неоднократно назвал Оюба Титиева «наркоманом», а всех неподконтрольных ему лично правозащитников — «тварями, врагами народа и пособниками террористов».

Кадыров сказал:

«Говорят, одного наркомана взяли сотрудники МВД… Из-за его задержания во всем мире о чеченском народе говорят… ООН, Госдеп, еще кто-то… Из-за того, что задержали какого-то товарища из Курчалоя, Госдеп из Америки вышел с призывом отпустить его! А они знают, сколько наркоманов мы задержали в Чечне? Мы тысячами задержали наркоманов, и никто не вышел… А когда взяли их наркомана — этот мир восстал!..
Вчера я разговаривал с человеком, который сильно курил анашу. Когда он рассказывает, даже соблазн появляется покурить ее, настолько красиво он описывает: если хорошо выкурить ее, говорит, что начинают работать оба мозга…
Наверное, они курят ее для умственного развития, чтобы легче было стучать [писать доносы]… Они утверждают, что защищают права человека. Никакие они не правозащитники, ничто они, они — продавшиеся твари… Им безразлично, что скажут, как скажут, лишь бы получить себе 100 долларов и было бы куда стучать… У них нет родины, нации нет, религии нет у этих людей. У них есть интерес. Я очень удивляюсь с человека, который называет себя чеченцем и работает на них. С их родственников я удивляюсь, которые не останавливают их. Им надо знать, что в нашей республике их работа не пройдет».

Поджог «Мемориала»

А через несколько часов после этого выступления, адресованного чеченским силовикам и неоднократно показанного по всем каналам чеченского телевидения, произошло следующее. Поздней ночью видеокамеры, установленные на здании офиса «Мемориала» в Назрани (старейший офис «Мемориала» на Кавказе, переживший чеченскую войну, все страшные кавказские теракты и темные времена Мурада Зязикова, предыдущего главы Ингушетии), зафиксировали двух людей в масках. Они приставили лестницу, забрались в окно офиса «Мемориала», расположенного на втором этаже, облили бензином шкафы с документами, мебель, стены, оргтехнику и подожгли.

Утром окончательно решилась судьба уже и чеченского отделения «Мемориала»: Олегу Орлову позвонила хозяйка, сдавшая свою квартиру под офис в Грозном, и попросила правозащитников вернуть ей ключи.

Грозный — Назрань

P.S.

17 января один из журналистов «Новой» и адвокат Заикин опять поехали в Аргун. Ровно в назначенное время начальник полиции уже ждал за воротами РОВД. В кабинет не пригласил. Сказал, что Амина Автурханова действительно была в его отделе. «Приходила сама, ну или ее приглашали «на беседу», вместе с братом», — так, не вдаваясь в подробности, он пояснил обстоятельства этого визита. Однако обоих якобы отпустили в тот же день. При этом факт посещения Аминой Автурхановой РОВД у них никак документально не зафиксирован. Ровно по этому сценарию был задержан, а затем бесследно пропал муж Амины Автурхановой.

срочно в номер

Звонок Москальковой: «Аминат нашлась!»
 

Когда подписывался номер, с редакцией связалась уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Николаевна Москалькова. Она сообщила, что в ответ на ее запросы касательно задержания Амины Автурхановой отрапортовал глава МВД Чеченской Республики Руслан Алханов. Он сообщил о том, что Автурханова находится дома, с ней все в порядке. Татьяна Москалькова связалась с Аминой по телефону, связь была обеспечена из Надтеречного отдела полиции, уполномоченному позвонил сотрудник полиции Рамзан Яхъяевич, после чего передал трубку Амине. «Она рассказала, что ее действительно задержали, но потом разобрались и отпустили, — рассказала Татьяна Николаевна. — Голос ее звучал ровно, спокойно. Хотя само по себе это ни о чем не говорит».

Домой к Амине Автурхановой направлен уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев с четким указанием сфотографировать девушку в домашних условиях.

Мы выражаем признательность Татьяне Николаевне Москальковой за спасение человека и намерены впредь следить за судьбой Амины Автурхановой.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera