Комментарии

Выборы без социологии

«Левада-центру» запретили публиковать исследования о президентской кампании. Что говорят об этом политики и эксперты?

Фото: Владимир Андреев/TASS

Этот материал вышел в № 5 от 19 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

2
 

Выборы президента в марте этого года пройдут без данных крупнейшей независимой социологической службы «Левада-центра». Это связано с тем, что в 2016 году организацию признали иностранным агентом, так как она якобы получала средства из-за рубежа и на эти средства «участвовала в политической деятельности в интересах этих организаций». В итоге вся социология президентской кампании контролируется государством. «Новая» поговорила с политологами и представителями штабов кандидатов в президенты о том, как они относятся к отсутствию данных от независимой соцслужбы в преддверии выборов.

 Согласно законодательству, «Левада» в статусе «иноагента» может проводить соцопросы о выборах, но не имеет права публиковать их результаты с момента старта президентской кампании. Нарушение закона повлечет за собой штрафы или даже закрытие организации. «У нас есть другие социологические службы, только они все зависят от администрации президента, которая является одним из их главных заказчиков», — утверждает политолог Кирилл Рогов. Речь идет о самых крупных соцслужбах — Всероссийском центре изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и Фонде общественного мнения (ФОМ), основным заказчиком которых является государство.

В условиях отсутствия конкуренции между соцслужбами в 2018 году достоверность электоральных опросов может оказаться под вопросом. Однако сами опросы не влияют на кампанию кандидатов, отмечает социолог «Левада-центра» Денис Волков:

— Влияют не сами данные, а их безальтернативность, распространение тех или иных результатов, агрессивность этого распространения. Если вам по всем каналам будут говорить, что только один кандидат лидирует, только одна партия — конечно, это влияет. Но дело в самой безальтернативности средств массовой информации и агитационной кампании.

В партиях кандидатов, с которыми связалась «Новая», отсутствие данных от «Левада-центра» не считают проблемой, главным образом потому, что каждый штаб ведет собственную социологическую статистику. В пресс-службе «Партии Роста» (выдвигает в президенты предпринимателя Бориса Титова) «Новой» рассказали, что штабы всегда ориентируются только на собственные замеры. К тому же результаты публикуемых опросов если и влияют на реальное голосование, то лишь в очень слабой степени.

Начальник штаба Григория Явлинского Николай Рыбаков также считает, что все подобные опросы по своей сути бессмысленны, так как граждане боятся правдиво отвечать на вопросы, касающиеся политики, а уж тем более на вопросы, за кого они хотят голосовать. «Но опросы ВЦИОМа, безусловно, будут использоваться властью для подтверждения мифа о том, что «никто, кроме Путина». Противостоять этому смогут только люди, которые придут на выборы и проголосуют не так, как говорит ВЦИОМ», — заключает Рыбаков.

Одна из руководителей штаба Ксении Собчак Марина Литвинович сказала «Новой», что ситуация не является уникальной, так как власти давно «уничтожают» независимую социологию, оставляя службы, которые работают у них на контрактах. Но, по словам Литвинович, штаб Собчак также ведет собственные замеры, направленные на решение их собственных задач, например, на поиск своего избирателя, а не на прогнозирование явки.

Эксперты, в свою очередь, все-таки видят очевидный минус в отсутствии данных от независимой организации, а именно возможность фальсификаций. Когда социология показывает низкую явку, а на выборах она вдруг оказывается высокой — это свидетельство зафиксированных фальсификаций. Когда нет таких данных, труднее доказывать, что результаты выборов сфабрикованы.

— Вспомним провал социологов в 2013 году на выборах мэра Москвы, — говорит политолог Дмитрий Орешкин. — Они предсказывали явку на 10% выше, чем она реально получилась, и результаты Алексея Навального вдвое ниже, чем по итогам голосования. Реальные результаты оказались столь отличными от предсказаний по причине того, что до 2013 года и явка и результаты в значительной степени фальсифицировались, а после событий на Болотной площади масштаб фальсификата резко снизился. Вот и оказалось, что и явка гораздо ниже, и поддержка Навального гораздо больше. К счастью для «Левады», они тогда результаты выборов не прогнозировали.

По мнению Орешкина, неучастие «Левада-центра» и в текущей предвыборной кампании для самой организации является положительным моментом:

— Остались только те, кто кормится с ладошки Кремля. Мне остается тихо порадоваться за «Леваду», которая останется в стороне. Профессиональному имиджу «Левады» это, скорее, на пользу, чем во вред. Остальные службы будут предсказывать тот результат, который от них ждут. Роль политической социологии падает, потому что или люди боятся отвечать, как они думают, или отвечают так, как им вложила в голову тоталитарная вертикаль. В этом смысле и без «Левады» этот процесс не остановится.

На новость об отсутствии данных от «Левада-центра» уже отреагировал незарегистрированный кандидат в президенты Алексей Навальный. Он объявил о запуске собственного проекта — еженедельных общероссийских опросов. По задумке оппозиционера, результаты телефонных опросов, которые проведут работники штабов, будут публиковаться каждую неделю на его канале. «Пусть теперь лояльные эксперты доказывают, что Навальный — это не социолог и верить ему нельзя, — говорит политолог Аббас Галлямов. — А он между тем снова в повестке».

Эксперт отмечает, что власти сами невольно создали вакуум, который сейчас заполнит Навальный:

— А представьте сейчас, что некие сотрудники «Левады» объявят, что они в частном порядке будут оказывать штабу Навального методическую помощь и следить за качеством опросов? И что с ними сделаешь? Они же во внерабочее время это делать будут, примерно так же как директора предприятий, собирающие подписи своих работников за кандидатов от власти после 18.00.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera