Сюжеты

Если в деле нет признательных показаний

Адвокат «Мемориала» Заикин готовится к тому, что и его сегодня задержат «за наркоту»

Общество

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

 

Уже три дня офис правозащитного центра «Мемориал» в Грозном временно не работает и не принимает посетителей. Стоит закрытым. С того самого дня, когда сожгли другой офис «Мемориала» — в Назрани.

Последствия поджога офиса в Назрани 17 января. Фото: «Мемориал»

Все это время сотрудники чеченской полиции мучили хозяйку, сдавшую квартиру правозащитникам. Легитимно выселить «Мемориал» у них никак не выходило — договор аренды заключен на весь 2018 год, и при расторжении договорных отношений у организации есть месяц на то, чтобы съехать. Целый месяц — это долго. А офис «Мемориала» — это база правозащитников, адвокатов и журналистов. Чеченские власти понимают, что именно в этом офисе, то есть под самым носом, будет активно действовать штаб  поддержки Оюба Титиева.

Поэтому вчера утром в офис пришла следственная группа с понятыми и хозяйкой офиса — проводить обыск. Адвокат, работающий по договору с «Мемориалом», приехал на вызов следователя и сразу же позвонил Олегу Орлову, руководителю программы «Горячие точки», в которую входят все кавказские представительства «Мемориала». Олег Орлов через адвоката попросил  полицейских подождать с обыском до его приезда (он в тот момент занимался вопросами восстановления сожженного в Назрани офиса). Однако, когда через час московские правозащитники и журналисты прибыли в Грозный, обыск уже подходил к концу.

— Что-нибудь изъяли? — спросили мы у полицейских, после того, как показали им свои паспорта.

— Пепельницу и окурки, —  ответил кто-то из них довольно весело.

— Мои окурки? — удивилась я и вытащила из сумки сигареты Esse1, самые легкие, тонкие. Много лет курю только их, в командировку приехала с целым блоком. Здесь, по-моему, курю одна я — остальные стреляют у меня, когда нервничают.

— Нет, — покачала головой хозяйка квартиры. — Там нашли «Парламент».

А потом она задала очень странный вопрос:

— «Парламент» — это же обычные сигареты, ведь так?

Что имела в виду женщина, стало ясно только тогда, когда мы прочитали копию протокола обыска, оставленную нам  полицейскими. 

В протоколе сказано, что с балкона мемориальского офиса были изьяты две целые (!) сигареты «Парламент» и обрезанная банка «из-под энергетического напитка с содержащимся в ней пеплом». Адвокат сказал, что сигареты, насколько он их рассмотрел, выглядели  так, как будто были выпотрошены, а затем набиты чем-то вновь.  По описанию адвоката, концы этих сигарет были слегка скручены и, судя по всему, они пролежали на балконе совсем недолго. Сотрудники «Мемориала», убиравшие офис накануне, этих «сигарет» не видели.  Кроме того, никакой пепельницы из жестянки (да и вообще никакой пепельницы) в «Мемориале» не было. Для утилизации окурков лично я  использовала  бумажный лист, сложенный в конвертик.

Мы можем только предполагать, зачем кому-то понадобилось подбрасывать на балкон «Мемориала» эти странные вещдоки. Но Оюба Титиева обвиняют в хранении 180 граммов марихауны. И это обвинение наводит на очень нехорошие мысли.

По всей видимости, процесс по зачистке последнего очага независимой правозащиты в Чечне только набирает обороты и мы находимся в самом начале длинной череды провокаций против Оюба Титиева, его коллег,  адвокатов и журналистов, освещающих эту историю.

После обыска сотрудники «Мемориала» Олег Орлов и Владимир Малыхин вместе с журналистами «Новой газеты» вернулись в Назрань для допроса у следователя, ведущего дело по поджогу ингушского офиса.

Адвокат Оюба Титиева Петр Заикин, закончив участие в  следственных действиях, предупредил следователя, что уезжает на выходные в Москву. По пути в аэропорт Махачкалы Петр Заикин обнаружил за своей машиной наружное наблюдение. Автомобиль «Форд» серебристого цвета с «люксовыми» номерами «М 002 УР 77» неотступно следовал за машиной адвоката. Слежка велась демонстративно, а номера были явно «левыми», так как эти блатные номера стоят дороже, чем сама машина, на которой следили за адвокатом.

Так выглядит «хвост», пущенный за адвокатом Заикиным

Но еще более странным был звонок следователя. Когда адвокат Заикин уже был на подъезде к Дагестану, следователь прислал ему смс: «Завтра нужен ты на следственном действии. Утром».  Уведомление в таком виде звучало как ультиматум.  Перенести на понедельник  или хотя бы объяснить, какие именно следственные действия будут проводится и почему так срочно, следователь категорически отказался.

Уже темнело, когда адвокат Заикин развернул свое такси в сторону Грозного. «Форд» неотступно следовал до самого города. Оторваться от него удалось только на автовокзале, для чего  Заикину пришлось  буквально на ходу запрыгивать в другую машину. Все это напоминало дурной фильм про шпионов.

Бывший военный и бывший опер, адвокат Заикин когда-то выполнял приказ Верховного главнокомандующего Российской Федерации Владимира Путина по наведению в Чечне конституционного порядка (руководил личной охраной известного российского генерала Беспалова). Теперь Петр Заикин — один из немногих адвокатов, берущийся за  самые острые дела в Чеченской республике. Он спас от  преследования чеченскими полицейскими спорстмена Мурада Амриева, защищал чеченского политика Руслана Кутаева, осужденного  за свою общественную деятельность по «наркотической» статье, представлял интересы жителя села Кенхи Рамазана Джалалдинова, у которого сожгли дом за то, что рассказал, как устроена чеченская коррупция. Петр Заикин даже отстаивал честь и достоинство чеченских судей.

Петр Заикин. Фото: Елена Милашина / «Новая газета»

В деле  Оюба Титиева есть очень важный момент. В нем нет признательных показаний. Их не удалось получить.

Оюб проявил невероятную стойкость, а его адвокаты  отлично сработали на первом, самом главном этапе. Теперь убедительность обвинения зависит исключительно от процессуальной «чистоты» доказательств, собранных следствием. Однако неграмотные чеченские опера еще до того, как дело попало к следователю, наделали кучу ляпов, которые теперь методично выявляет  Заикин.

Так, в ходе ознакомления с экспертизой, показавшей наличие марихуаны в смывах, взятых якобы с рук Оюба, адвокат Заикин обнаружил грубейшее нарушение. Тампоны со смывами с пальцев Титиева были вложены в конверты и  опечатаны не только в отсутствии адвоката, но даже и в отсутствии самого Титиева. То есть у опера, который это делал,  была возможность подменить образцы, направленные на экспертизу.  Следователю не очень понравилась такая въедливость, но действиям адвоката по фиксации нарушения он не препятствовал. Да и не мог по закону.

Адвоката Заикина начали плотно «пасти» с начала этой недели.  Именно он сейчас — одна из главных мишеней для чеченских силовиков.

«Я не исключаю, что вместо следственных действий против меня устроят провокацию, — говорит Петр Иванович. — Например, подкинут наркотики или оружие. Или организуют митинг чеченских женщин с плакатами типа: «Вон отсюда, российский оккупант».

«Но не  участвовать в следственных действиях, даже если мне реально  грозит опасность, я не могу. Не могу оставить Оюба Титиева без защиты».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera