Сюжеты

Узбекский Берия не оправдал доверия

Снят с должности глава СНБ Узбекистана Рустам Иноятов, его считают ответственным за превращение спецслужбы в конвейер для пыток

Рустам Иноятов (слева). Фото: Zuma/ТАСС

Этот материал вышел в № 11 от 2 февраля 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

2
 

Утром 31 января было официально объявлено об отставке руководителя Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана Рустама Иноятова. Отставка, судя по всему, не была добровольной: сайт «Фергана», например, утверждает, что президент Шавкат Мирзиёев подверг работу СНБ и ее руководителя «резкой критике». Все равно что Сталин (ну или — с поправкой на масштаб — Хрущев) отправил в отставку Берию.

Сравнение с Берией — это не просто метафора. За годы под председательством Иноятова СНБ превратилась в достойного подражателя НКВД: доклады об ужасных пытках в подвале главной спецслужбы страны регулярно публикуются той же правозащитной организацией Human Right Watch.

«В России принято в отделениях полиции насиловать, а в СНБ могли ломать пальцы, выдергивать ногти, выбивать зубы, вырывать волосы из головы по одному. Бывало, и в кипящем масле варили»

, — говорит «Новой» руководитель правозащитной организации «Тонг Жахони» и беженка из Узбекистана Валентина Чупик. На вопрос, не метафора ли последний пункт, она отвечает, что «нет, не метафора». С самой Чупик СНБ тоже имела «беседу»: ее 30 часов заставляли стоять в одном положении, не разрешая есть, пить, спать и ходить в туалет. «Но это еще со мной ласково обошлись», — грустно улыбается Чупик.

Роль Иноятова в подобных пытках — коллективный организатор. Свидетельств, что он лично кого-то пытал, нет, но он создал всю эту систему, рассказывают «Новой» собеседники, знакомые с повесткой в Узбекистане. «Иноятов ответственен за нагнетание паранойи в стране, — добавляет Валентина Чупик. — Наш прежний президент Каримов все равно рано или поздно впал бы в маразм, но Иноятов усердно ему нашептывал, что даже не вокруг страны, а вокруг него лично — одни враги».

Подобное положение — серого кардинала с правом голоса у властного уха — позволяло Иноятову быть в стране человеком номер два последние двадцать с лишним лет. Под его руководством СНБ контролировала в стране все валютные операции (в том числе — черным налом), вмешивалась в деятельность университетов и контролировала шаги МИДа страны. И конечно, зачищала всю оппозицию. Громкое дело, о котором писала «Новая», — арест спортивного журналиста в прошлом и таксиста в настоящем Бобомурода Абдуллаева, которого СНБ обвинила в том, что он готовил переворот в стране и покушение на первых лиц государства, — это только один из нескольких десятков эпизодов тотального подавления инакомыслия в стране.

Хотя при этом СНБ, похоже, не гнушалась и пытками в отношении неполитических оппонентов. 22 января на сайте AsiaTerra вышел текст о так называемых «лохмачах» — людях, приговоренных к большим тюремным срокам, которых СНБ нанимает для пыток. В частности, от рук «лохмачей» в итоге умер главный архитектор Нукуса (это столица Каракалпакстана) Азат Ерекешов.

«В 11 часов ночи его вызывают якобы на допрос и ведут в подвал. Там ему ногти ломают, раскаленный кипятильник в задний проход суют, иглами колют. Оказывается, эти «лохмачи» имеют право что угодно делать»

, — приводит сайт слова жены Ерекешова Светланы Есенбергеновой.

Атмосфера страха, созданная Иноятовым, позволяла ему при этом вести вполне вольготную жизнь. В конце января портал Open source investigations опубликовал сведения о личном бизнес-проекте семьи Иноятова в Дубае на сумму 12 миллионов долларов. Ранее заявлялось, что у главы СНБ есть большое количество недвижимости в России и Австрии.

Такое положение позволяло Иноятову занять президентский пост сразу после смерти Каримова в 2016 году: собственно, он рассматривался едва ли не как кандидат номер один. Однако то ли в силу возраста, то ли в силу собственных соображений (например: оставаться серым кардиналом куда выгоднее) глава СНБ уступил место тогдашнему премьер-министру Шавкату Мирзиёеву. Это оказалось стратегической ошибкой: Мирзиёев, придя на пост, начал методично зачищать людей Иноятова. Еще в конце 2016 года Мирзиёев снял первого зама главы СНБ Шухрата Гулямова и заменил почти весь силовой блок (а министра МВД — даже дважды). После этого Мирзиёев начал косметические, но реформы — вплоть до возвращения в страну офисов BBC и Human Rights Watch, — что совсем не нравилось СНБ.

Трения на почве кадровых вопросов и, например, валютной реформы (Мирзиёев решил дать сильные послабления в отношении валютного курса и обмена, из-за чего сильно начали страдать контролируемые СНБ «черные менялы») усиливались, и в конце 2017 года президент публично раскритиковал структуру Иноятова, припомнив СНБ все, кроме борьбы с политическими оппонентами. После этого отставка Иноятова перестала быть чем-то из области фантастики.

Иноятов, снятый 31 января, недолго оставался без работы: в тот же день Мирзиёев назначил его своим советником. «Это, конечно, почетная пенсия на должность, на которой ничего не решается, — говорит главный редактор «Ферганы» Даниил Кислов. — Сколько у Мирзиёева уже таких советников!» Вряд ли Иноятова посадят: все-таки возраст (экс-главе СНБ уже 73 года) и болезнь (Иноятов страдает диабетом) делают возможный арест почти смертным приговором, а на это в отношении культовой фигуры узбекской политики пойти Мирзиёев, очевидно, не готов. Да и к нему тогда будут претензии. «Он же был премьер-министром долго, когда был Иноятов, почему не разбирался? Сразу начнут возникать вопросы», — объясняет Валентина Чупик.

Новый глава СНБ, бывший генпрокурор Ихтиёр Абдуллаев, «присягнул на верность» Мирзиёеву очень давно, говорит Кислов. «Важно, что он не из СНБ и человек вроде бы приличный, юрист, — объясняет он. — Говорят, уже даже задуман новый закон об СНБ, который отрегулирует деятельность структуры. Сейчас она работает еще по документам, принятым в 1991 году». Эти реформы вызывают у экспертов осторожную надежду на то, что, возможно, СНБ перестанет быть местом массовых репрессий, хотя все примерно понимают, что они никуда не денутся — такая дубинка нужна самому, просто нужно, чтобы применялась она нужными людьми. «Нет задачи убрать репрессивный аппарат, — качает головой Кислов. — Есть задача модернизировать, перенаправить в свои руки финансовые потоки оттуда и сделать управляемой структуру».

Тем не менее для большинства бежавших из Узбекистана людей смещение Иноятова — настоящий праздник. «Я домой хочу», — чуть не плачет Валентина Чупик, которая бежала в свое время как раз из-за преследований со стороны СНБ. Она рассказала «Новой», что хочет посоветоваться с родственниками — в том числе в Узбекистане — на предмет того, безопасно ли сейчас возвращаться в страну. Дело Иноятова, однако, продолжает жить, и думать о возвращении, возможно, рано: СНБ нужно для начала сделать что-то, чтобы в разговоре о ней с людьми из Узбекистана хотя бы перестали преобладать матерные слова.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera