Репортажи

Выбросы и вбросы

Бунт в Волоколамске случился, когда по ТВ люди услышали, что их дети — «марионетки оппозиции», а не жертвы ядовитой свалки

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 31 от 26 марта 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

10
 

В выходные жители Волоколамска и окрестных сел продолжили акции протеста. Митингующие требуют закрытия полигона бытовых отходов «Ядрово», существование которого уже напрямую угрожает здоровью и жизни людей. Власти в ответ одно за другим проводят публичные совещания, пытаясь убедить протестующих — в течение нескольких месяцев проблема будет решена. Конфликт обострился в минувшую среду, 21 марта, когда с признаками отравления от выбросов свалочного газа прямо со школьных уроков были госпитализированы 57 детей. В тот день разъяренные родители устроили показательную обструкцию чиновникам, прибывшим в больницу. Глава Волоколамского района Евгений Гаврилов получил удар по голове, губернатора Подмосковья Алексея Воробьева закидали снежками. Для поддержания порядка в районе были вызваны подразделения Росгвардии. Скандал вышел на федеральный уровень. Евгений Гаврилов был уволен. И теперь чиновники в авральном режиме пытаются залатать свалочные провалы.

После массового отравления детей власти оживились. На свалочном полигоне установили аэрозольные пушки, для «снятия» запаха, в городе развернули ситуационный штаб во главе с зампредом правительства Подмосковья Александром Чупраковым, установили 6 мобильных пунктов экомониторинга, на которых каждые 4 часа отображается количество концентрации вредных веществ в воздухе. Всего в городе таких появилось шесть. На сайте администрации Волоколамского района появится официальный раздел с информацией со станций экомониторинга. Начали выдачу детских путевок в оздоровительные лагеря. Пообещали, что 900 жителей Волоколамского района смогут пройти бесплатную оздоровительную реабилитацию в учреждениях Московской области: места зарезервированы, транспорт подготовлен, ждут лишь заявок от местных жителей. Генпрокуратура поручила провести очередную проверку полигона.

Около полуночи губернатор собрал экстренное совещание с инициативной группой горожан. Обсуждали снижение нагрузки на полигон — минимум в два раза, предоставление медиков и лечения пострадавшим жителям.

«У нас был непростой разговор с жителями Волоколамска. На следующей неделе мы закроем старое «тело» полигона и приступим к активной фазе его рекультивации. Мусор сюда свозили почти 40 лет, от неприятного запаха невозможно избавиться за один день», — сообщил в инстаграме губернатор Воробьев.

Полигон твердых бытовых отходов «Ядрово». Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Полигон твердых бытовых отходов «Ядрово» занимает площадь в три гектара. Он расположен в трех километрах от Волоколамска, ниже по течению реки. С 1979 года на этой территории была свалка для городских нужд, которую затем трансформировали в полигон, обслуживающий три прилегающих к городу района: Волоколамский, Шаховской и Лотошинский. Жители не замечали ее. Причем в буквальном смысле слова. Изменения начали происходить около двух лет назад, когда свалка стала расти просто на глазах. Теперь она возвышается над деревьями, как девятиэтажный дом.

Два года назад на полигон стали свозить огромное количество отходов. По подсчетам активистов, в день приходило до 600 КамАЗов с прицепами, каждый из которых вез около 40 тонн отходов. Таким образом,

свалка в «Ядрово» заполнялась мусором на 24 000 тонн в день.

По технологии эксплуатации полигонов с отходами, через каждые несколько метров слои отходов должны пересыпаться глиной и грунтом, предназначение которых — впитывать газы от разлагающихся отходов. Но именно тогда, когда два года назад возросла нагрузка на полигон, это делать перестали.

Местные жители об уготованной им экологической катастрофе даже не подозревали, пока 22 февраля этого года не случился первый большой выброс свалочного газа. Причина выброса — полости, возникшие в свалке и образовавшие разлом в результате температурной разницы (снаружи — минус 15, а внутри — плюс 70).

Тане надевать респиратор было неудобно: мешал сильный кашель. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Впервые сильнейший запах люди почувствовали ночью. Специалисты говорят, что свалка «дышит» именно по ночам, видимо, когда разница температуры снаружи и внутри становится еще больше. Запах сероводорода стоял над всем Волоколамским районом. В больницы стали массово обращаться взрослые и дети. Им давали справки, что у них ОРВИ или «обострение хронических болезней».

Разлом, открывший путь на поверхность накопившемуся за годы свалочному газу, могли бы предотвратить глиняные прослойки, но их уже давно никто не делал. И именно тогда же свалка начала течь.

Фильтрат — неоднородная химическая жидкость, возникшая от разложения мусора и просочившихся осадков — стал вытекать многочисленными ручейками по периметру полигона. Специально созданное для накопления этого фильтрата рукотворное озеро уже давно перестало справляться со своей задачей. И вся эта гадость теперь прямиком впадает в местную речку Городня, ниже по течению которой стоит Волоколамск. 6 марта случился второй выброс. 8 марта жители сами взяли пробы фильтрата и отправили на экспертизу в Москву. Результат: превышение всех показателей в десятки раз от допустимой нормы. Специалист, которому люди привезли пробы фильтрата с «Ядрово», спросил: «Это что за нефтепродукт такой вы мне дали на исследование?»

После 22 февраля жители поднялись, как 28 памфиловцев, мемориал которым, кстати, установлен именно в Волоколамском районе. Только привозить туристов к нему последнее время не принято: очень уж неприлично воняет.

Вход на территорию мусорного полигона «Ядрово». Вечером здесь дежурят местные жители (следят за въезжающими на территорию мусоровозами) и полиция (следит за местными жителями). Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Люди стали натурально устраивать облавы на «поезда КамАЗов» с мусором (они едут непрерывно друг за другом целый день, отсюда и сравнение с «поездом»).

Жители блокировали трасу своими машинами, имитируя поломку или ДТП, чтобы не забрали в полицию. Они протыкали бензобаки мусоровозов, резали шины, «варили сотки» (варили 100-миллиметровые гвозди наподобие противотанковых ежей и потом горстями бросали их под колеса). Для варки в достаточном количестве «противотанковых ежей» образца 2018 года энтузиасты поневоле даже организовали несколько мастерских. Дежурили посменно, записывали ролики и выкладывали в интернет, обращались в СМИ, умоляли приехать федеральные каналы. Журналисты приезжали, снимали сюжеты и… потом говорили про жителей, как про «марионеток» Навального и Собчак. То есть весь протест против «Ядрово», который назревал, как гной в ране, которую никто не лечит, сводили к политическим проискам оппозиции.

Митинг у мусорного полигона «Ядрово». Несмотря на установленные аэрозольные пушки, запах все равно ощущается. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Бунт случился даже не тогда, когда произошел третий выброс и отравились дети, а когда «Интерфакс» дал новость, что они попали в больницу в результате распыления в школе газового балончика.

Дом, где нечем дышать

Дом Елены Устиновой находится в полутора километрах от полигона. Лена успешный предприниматель. 10 лет сама строила уютный двухэтажный дом и совсем недавно его закончила. Дизайн продумывала до мелочей, подруга недавно пошила шторы — финальный аккорд многолетнего обустройства. Но забрать шторы Лене не пришлось. После второго выброса 14-летней дочери Лены, у которой весь последний год не проходил ночной кашель, от чего она не могла спать, а врачи не могли установить диагноз, перестали помогать ингаляторы.

Елена Устинова с детьми (Ваней и Таней) в прежнем доме — в 1,5 км от мусорного полигона «Ядрово», который пришлось оставить из-за проблем со здоровьем. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Лена позвонила в мобильный медицинский пункт (после очередного обращения к чиновнику в город временно прислали «Медицину катастроф», а на сайте областного правительства появилось сообщение, что пострадавшие от сильного запаха могут обращаться за бесплатной помощью).

Лена попросила врача срочно принять ее дочь. Описала симптомы: очень острые приступы кашля, астматический бронхит, сыпь и при дыхании ощущение, как будто вся слизистая пострадала от термического ожога. Лена сказала: скорую вызывали несколько раз. Бесполезно, они ничего не делают.

«У вас «ядерный регион», — ответил Лене сотрудник «Медицины катастроф» Алексей. — Уезжайте с дочерью в соседний регион и подышите там кислородом. Все пройдет».

Такую справку выдавали в Волоколамской райбольницы обратившимся с отравлением свалочных газов

Алексей положил трубку. С Леной случилась истерика. В ту ночь она забыла взять в дом свою годовалую чудесную немецкую овчарку.

На следующий день собаку, которая провела ночь на улице и надышалась свалочным газом, пришлось везти в больницу. У нее диагностировали инсульт. Ветеринар сказал: «Это за утро четвертая собака с таким диагнозом».

В этот же день Лена забрала дочь и уехала за тридцать километров от своего дома. В поселке Шаховская она сняла квартиру. Бессрочно. В свой любимый дом, который строила 10 лет, она вернуться не может. Там нечем дышать.

Волоколамск—Москва

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera