Колумнисты

Со скошенными от вранья глазами

Федеральные телеканалы молчат, когда нужно кричать. Ждать от них исполнения профессионального долга — бессмысленно

Фото: Александр Гальперин / РИА Новости

Этот материал вышел в № 32 от 28 марта 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

40
 

Отсутствие оперативных новостей о пожаре в Кемерове на федеральных телеканалах связано с тем, что на ТВ не представляли масштабов трагедии. Это обстоятельство, как предположил пресс-секретарь президента Песков, возможно, не позволило федеральному ТВ изменить сетки вещания в день, когда в ТРЦ «Зимняя вишня» случился страшный пожар.

То есть огромные медийные империи со всеми их технологическими, финансовыми и организационными возможностями, корпунктами и собкорами, оказывается, сначала должны оценить масштаб трагедии, а потом уже сообщать о ней в эфире!

Оценивали много часов. И пока в закрытых на замок залах горели кемеровские дети, на двух главных каналах страны — Первом и «Россия 1» — другие детки, которым посчастливилось попасть на ТВ, демонстрировали свои способности в шоу Максима Галкина «Лучше всех» и в новом, «сказочном» сезоне Всероссийского конкурса юных талантов «Синяя птица — Последний богатырь».

Когда в Кемерове уже наступила ночь, а пожарные все еще боролись с огнем, в эфир вышла итоговая программа Дмитрия Киселева «Вести недели». У ведущего и его сотрудников было как минимум 7 часов на то, чтобы переверстать выпуск, но… не «представляя масштабов трагедии», они этого делать не стали и начали не с трагедии, а с триумфа — беспрецедентных итогов президентских выборов. И лишь спустя 20 минут (столько длился сюжет) Киселев на 3 минуты отвлекся от заранее утвержденной верстки, скороговоркой сообщив о пожаре в Кемерове. Чтобы не травмировать зрителей на ночь глядя, да перед началом рабочей недели, о количестве жертв сказали предельно аккуратно: «Огонь унес жизни пятерых, среди них один ребенок, судьба еще 35 человек неизвестна. Владимир Путин глубоко соболезнует родным и близким погибших и пострадавших и уже дал необходимые распоряжения по преодолению последствий трагедии».

Впрочем, картина происходящего во время прямого включения корреспондента ВГТРК Дмитрия Иванова с места трагедии явно и очевидно противоречила только что прозвучавшим словам ведущего: достаточно было увидеть языки пламени, вырывающиеся из горящего здания, разрушенную крышу и полыхающие верхние этажи, людей, в отчаянии прыгавших из окон…

Три минуты — и вот уже Киселев с воодушевлением докладывает о только что завершившемся всенародном конкурсе Министерства обороны на лучшее название современных образцов вооружения.

«Я тоже предлагал свое название для одной из ракет, — похвастался он личным участием в конкурсе. — «Пепел».

Один из высших медийных чиновников страны, лауреат ТЭФИ и просто многодетный отец, не поперхнулся и, наверное, даже не подумал, сколь кощунственно звучат его слова в этот час, когда огонь превращает в пепел десятки взрослых и детей!

В «Воскресном времени» с Валерием Фадеевым повторилась та же история. Сначала победные реляции (примерно на те же 20 минут) и — три с половиной минуты о Кемерове. А сразу после «Воскресного времени» началась любимая народом очередная серия игры «Что? Где? Когда?», которую и развлекательной-то не назовешь, а посему отменять ее также не стали. По каналу же «Россия 1» вслед за «Вестями недели» поставили фильм Соловьева «Миропорядок» с Путиным «в главной роли» — перенести его на какой-нибудь другой день осмелился бы разве что самоубийца.

Федеральное ТВ ругают многие и давно, но, признаюсь, никогда я не видела столько проклятий в его адрес, как в социальных сетях минувшим воскресным вечером. Их, властителей дум, обвиняли в отсутствии совести и утрате элементарных профессиональных навыков, обязывающих мгновенно и адекватно реагировать на события в стране.

Давайте, однако, отдавать себе отчет: федеральные телеканалы давно уже не средства массовой информации в привычном значении этих слов. Не сегодня и даже не вчера они превратились из голоса общества в рупор власти, в ее, власти, популяризаторов и охранителей, ожидающих распоряжений сверху и более всего опасающихся не угодить и проявить профессиональную инициативу там, где требуется беспрекословное подчинение и умение исполнять приказы. Они молчат, когда нужно кричать. Они скрывают важнейшие факты и акцентируют внимание на всяком властном чихе. Ждать от них исполнения профессионального долга — бессмысленно. Получив по рукам после «Курска», «Норд-Оста» и Беслана, они, эти телеканалы, трусливо поджали хвосты и приняли навязанные им правила игры, окончательно уничтожившие их профессиональные честь и достоинство, но позволяющие безбедно существовать и ощущать себя доверенными лицами и добровольными помощниками мудрейшей и справедливейшей власти.

Они и на следующий день, когда пришла-таки отмашка говорить о трагедии, сохранили разлюли-рекламу, где счастливые дети в окружении любящих родителей с аппетитом уплетали «Агушу» и радовались жизни. Они и через день вопреки заявлениям об отмене развлекательных программ демонстрировали «Модный приговор», утверждали, что «Жить здорово», и заклинали в шоу «О самом главном» ни в коем случае не удалять волосы на лице пинцетом — «это ускорит их рост».

А вот стихийный несанкционированный митинг жителей Кемерова у здания администрации, со всех сторон окруженного ОМОНом, показали очень коротко и без подробностей.

И то после сюжета о встрече Путина с активом кемеровчан, которые, как сообщили в новостях, задали ровно те вопросы, что хотели задать президенту и жители, собравшиеся на митинг. Этот митинг в прямом эфире транслировали совсем другие («вражеские», как их называют в Госдуме) каналы — «Дождь», РБК, Русская служба ВВС, RTVI, радио «Свобода». Среди прочего жители Кемерова требовали от власти и федерального ТВ не врать.

В ток-шоу же «Прямой эфир», «Пусть говорят», «Время покажет» хоть и скорбели по жертвам пожара, и даже брутальный ведущий Артем Шейнин с трудом справлялся со слезами, но очень следили за тем, чтобы никто, не дай бог, ничего не обобщал: Путин — отдельно, пожар и повинные в нем — отдельно. Звучали слова: «Виноваты мы все», «Давайте избегать спекуляций», «Не надо огульно охаивать». И вот уже тот же Артем Шейнин, разоблачая происки врагов, осуществляющих зловредные информационные вбросы, гордо рапортует: «Кому-то выгодно представлять, что жертв больше. Мы ничего не скрываем. Мы будем показывать все». В общем, верьте нам, люди. Даже если мы и смотрим на вас скошенными от постоянного вранья глазами.

Под текст

Кемеровская область объявила трехдневный траур на следующий день после трагедии, 26 марта. Вечером того же дня первым из регионов к трауру по погибшим в торговом центре присоединилась Ингушетия. О готовности объявить траур заявил глава Калужской области Анатолий Артамонов. Утром 27 марта к трауру по погибшим присоединилось сразу несколько городов и областей. Брянская область — указ об этом подписал губернатор Александр Богомаз. Екатеринбург — об этом сообщил мэр Евгений Ройзман. Владивосток — три дня траура объявил мэр Виталий Веркеенко. Затем присоединился весь Приморский край. В 11 утра вторника глава Бурятии Алексей Цыденов объявил «республиканский траур». Министерство культуры Саратовской области отменило все развлекательные мероприятия в городе. Якутск объявил трехдневный траур, такое распоряжение подписал глава города Айсен Николаев. С заявлением о трехдневном трауре выступил мэр Новосибирска Анатолий Локоть. Также заявление о трауре появилось на сайте администрации Томской области. Все эти регионы объявили траур до объявления Кремля.

В понедельник вечером в фейсбуке появился анонс памятного схода на Пушкинской площади во вторник, в 19.00. Журналисты Лиза Сурганова и Филипп Дзядко предложили собраться тем, кто неравнодушен к трагедии в Кемерове. Акция не политическая, без лозунгов, плакатов и требований. Просто молчаливый сход. Ко вторнику на странице мероприятия отметились более 10 тысяч человек.

В Санкт-Петербурге люди планируют собраться на Марсовом поле, также в 19 часов.

После официального сообщения Кремля московская мэрия опубликовала заявление, в котором сказано, что власти санкционируют отдельную акцию памяти во вторник — с 17.00 на Манежной площади. В течение двух дней москвичи могут приходить и оставлять цветы на разрешенном месте в центре Москвы.

Татьяна Васильчук,
«Новая»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera