Комментарии

В кольце друзей

Россия начинает понимать, как трудно быть в Дамаске между Ираном и Израилем

Солдаты Армии обороны Израиля. Фото: EPA

Этот материал вышел в № 46 от 4 мая 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Павел ФельгенгауэрОбозреватель «Новой»

18
 

Усиливающееся напряжение между Ираном и Израилем и нарастающие по силе ракетно-бомбовые удары Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) по иранским объектам и базам в Сирии поставили Москву в крайне неприятное положение. Российская политика на Ближнем Востоке строилась в последнее время на одновременном сбалансированном партнерстве сразу и с Ираном, и с Израилем. Москва сумела занять уникальное положение в регионе, поддерживая близкие связи с ярыми противниками: Саудовской Аравией и Катаром, с Турцией и Египтом, с курдами и их многочисленными противниками, с иранцами и арабами и т.д. Но стать при этом истинным региональным арбитром и всерьез потеснить США не получилось — слишком уж велик разрыв в военно-технических, финансовых и логистических возможностях у РФ с США. Теперь же, когда два российских «партнера» — Иран и Израиль готовы всерьез вцепиться друг в друга, удерживать сбалансированную позицию между ними будет трудно, если вообще возможно.

Владимир Путин на авиабазе Хмеймим в Сирии. 2017 год. Фото: Михаил Климентьев / пресс-служба Кремля / ТАСС

Россия ввела войска в Сирию в сентябре 2015-го по просьбе властей Дамаска и Тегерана для совместного силового подавления сирийской оппозиции и радикальных исламистов. Вначале было объявлено, что это будет чисто воздушная кампания, но одними ВКС выполнить задачу не получилось, и в Сирию отправили силы спецопераций, военную полицию из мусульманских республик, поехали волонтеры-наемники и всякие советники-специалисты укреплять Сирийскую Арабскую Армию (САА) президента Башара Асада. Даже с учетом частной военной компании («ЧВК Вагнера») общий контингент сил в Сирии так и остался где-то меньше 10 тысяч человек.

Реальная оккупация Сирии даже на временной основе явно никогда всерьез не рассматривалась. Очень не хотелось повторения афганского кошмара 80-х годов, нет на то ни ресурсов, ни амбиций.

Москву вполне устраивает ограниченное присутствие на средиземноморском побережье Сирии. Нужно, чтобы в Дамаске был дружественный режим, гарантирующий это присутствие.

Старый советский пункт снабжения ВМФ в Тартусе, где раньше простаивала практически без дела плавреммастерская, теперь стал базой ВМФ, где сейчас на постоянной основе развернуты две новые подлодки и другие боевые корабли Средиземноморской эскадры под названием: «Постоянное оперативное соединение ВМФ РФ в Средиземном море». Дизель-электрические подлодки проекта 636.3 Б-268 «Великий Новгород» и Б-271 «Колпино», вооруженные крылатыми ракетами «Калибр», приписаны к Черноморскому флоту, но так пока до него и не дошли, а остались базироваться в Тартусе. Силы ВКС на базе в соседнем Хмеймиме сейчас бомбят противников Асада и всяких исламистов, но основная их задача — поддержка и прикрытие «оперативного соединения ВМФ» в Восточном Средиземноморье в противостоянии с ВМФ США и их союзников по НАТО.

Проиранские силы (шиитские ополчения) были введены в Сирию также с целью спасения Асада и разгрома суннитских повстанцев, но дальнейшие стратегические цели у Ирана более амбициозные. Общая численность иранских сил в Сирии свыше 80 тысяч человек. Это командиры и специалисты из Корпуса стражей исламской революции (КСИР), бойцы ливанской «Хезболлы», волонтеры-наемники из Афганистана (хазарейцы) и Ирака. КСИР повсеместно развертывает военные базы и, как утверждают, планирует расселять шиитских добровольцев в Сирии для изменения этнорелигиозного состава населения.

Российское присутствие в Сирии не рассматривается в Израиле как угроза национальным интересам. В прошлом декабре председатель комиссии Кнессета по иностранным делам и безопасности от правящего «Ликуда» Ави Дихтер, бывший спецназовец и контрразведчик, директор Шин-Бет (израильская ФСБ), министр внутренней безопасности и министр по защите тыла, заявил во время визита в Москву: «Россия нам не враг, мы не видим никаких проблем с ее военным присутствием в Сирии».

«Раз уж Россия «сверхдержава и наш союзник» приняла стратегическое решение о присутствии на Средиземном море, — добавил Дихтер, — добро пожаловать».

Но иранцев в Сирии ЦАХАЛ терпеть не будет.

Летчик ВВС сирийской армии на базе Военно-воздушных сил Сирии в провинции Хомс. Фото: РИА Новости

Российское оружие и советники помогли восстановить боевой потенциал сирийских ПВО, и Москва обещала прислать еще ракет, включая комплексы С-300, после американо-британо-французского ракетного налета 14 апреля. Под прикрытием сирийского зонтика ПВО иранцы смогут развернуть оперативно-тактические ракеты собственного производства (с использованием северокорейских технологий), накрывающие по дальности всю территорию Израиля. Непримиримая борьба «с сионизмом» — одна из основных идеологических основ иранского режима и в то же время вполне прагматичная популистская политика завоевания симпатий масс суннитов в регионе, где персы-шииты никогда не были особо популярны. Иран видит себя, а вовсе не Россию доминантной силой в регионе после вытеснения США или ослабления их роли, а противостояние с Израилем — способ добиться искомого.

Только в апреле удары (предположительно) ЦАХАЛ уничтожили в Сирии несколько иранских баз. Погибли несколько десятков специалистов и начальников КСИР и сирийские военные.

Москва громко протестовала после удара США и союзников 14 апреля, когда никто не погиб, но об ударах ЦАХАЛ не сказано практически ничего.

Президент Владимир Путин и премьер-министр Биньямин Нетаньяху, российский и израильский генштабы и начальники военных разведок поддерживают регулярные контакты, но сколько будет продолжаться эта идиллия — непонятно.

Израиль опубликовал трофейные документы, из которых вроде следует, что иранская ракетно-ядерная программа была намного более продвинутой, чем ранее предполагалось. Дональд Трамп обещал, что после 12 мая пересмотрит соглашение по иранской ядерной программе, оно же — Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Путин настаивает, что СВПД «должен неукоснительно соблюдаться всеми сторонами».

Тегеран обещал возобновить ядерную программу, если Трамп откажется от СВПД, и еще обещал отомстить евреям за удары по базам КСИР в Сирии.

Советские боевые части ПВО были впервые развернуты в Сирии, когда американцы высадились в Ливане в 1982-м. ЦАХАЛ тогда избегал прямых боевых столкновений с нашими военными, но с САА, в составе которой было множество (как сейчас) наших советников и специалистов, воевали не стесняясь. Сотни советских офицеров были убиты или ранены в боях с ЦАХАЛ в Сирии и Ливане, в том числе умерли три генерала. Сегодня ЦАХАЛ самостоятельно, без США или других союзников, наносить удары вглубь территории Ирана по объектам ракетно-ядерной промышленности в обозримой перспективе вряд ли станет, но по передовым объектам КСИР (и САА) в Сирии удары продолжатся.

Российские советники и специалисты могут снова попасть под огонь, и тогда непонятно, что делать? Как в прошлый раз засекретить потери лет на 20 или публично все объявить и втянуться в прямой военный конфликт с Израилем?

Израиль вполне устраивает Асад в Дамаске и русские в Сирии, если они будут контролировать Асада и заодно сведут на нет иранскую угрозу. Но ни Асад, ни тем более КСИР Кремлю неподконтрольны, и политика близкого партнерства с евреями, которую обычно связывают с Путиным, непопулярна в российских военных и дипломатических кругах. В российском Генштабе понимают, что без проиранских бойцов и иранских нефтедолларов режим Асада быстро и неминуемо рухнет, и никакие ВКС не помогут, а базы в Тартусе и Хмеймиме, которые стоили так дорого, будут потеряны. ЦАХАЛ традиционно рассматривается в качестве проамериканской силы, а нынешние партнерские отношения с евреями как временная прихоть начальства. Мол, если Пентагон подчеркнуто остерегается прямых столкновений с нашими в Сирии, то и ЦАХАЛ остережется, если проявить твердость.

Но для Вашингтона ничто в Сирии не относится к жизненно важным интересам, а для Израиля решается вопрос существования страны и народа. В боевой готовности и военно-технически ЦАХАЛ намного превосходит и ВКС, и САА, и КСИР вместе взятые в Сирии, на море, на земле и в воздухе. В израильском Генштабе уверены в собственных силах.

Одно пока хорошо: в будущих возможных российско-ирано-сирийско-еврейских стычках применение ядерного оружия сторонами всерьез не рассматривается.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera