Комментарии

«Россия не будет ссориться ни с Израилем, ни с Ираном»

Тель-Авив обвинил Тегеран во лжи при заключении ядерной сделки. Что обострение на Ближнем Востоке означает для нас?

Презентацию Нетаньяху. Фото: EPA

Политика

 

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху 30 апреля заявил на пресс-конференции в Тель-Авиве, что Иран, заключая соглашение об ограничении ядерной программы, лгал, говоря, что никогда не работал над ядерным оружием. Нетаньяху сказал, что у Израиля в наличии есть около полутонны документов, доказывающих намерение Тегерана создать пять боеголовок мощностью 10 килотонн в тротиловом эквиваленте. Израильская разведка, добавил премьер, указывает, что эти тайные разработки носили название «Проект Амад».

Интересно, что часть своей речи Нетаньяху произнес на английском языке — явно в расчете на международную аудиторию.

Слова Нетаньяху пришлись на момент, когда президент США Дональд Трамп публично усомнился в эффективности сделки по иранской ядерной программе и пригрозил выходом из нее. Окончательное решение по этому вопросу Штаты обещают принять 12 мая, но выступление израильского премьера, вероятно, внесет определенные коррективы в происходящие события. Новый госсекретарь США,

экс-директор ЦРУ Майк Помпео уже заявил, что все документы, которые есть у Израиля, «подлинные» и что Иран «не говорил всей правды».

При этом европейские лидеры — Тереза Мэй, Эммануэль Макрон и Ангела Меркель — настаивают на том, чтобы соглашение с Ираном было сохранено, поскольку оно сдерживает его ядерные порывы, но сделку, как предполагается, нужно «дополнить». В частности, Франция, Британия и Германия хотят, чтобы в сделку была включена баллистическая программа Ирана, а также контроль над ней после 2025 года. Такой формат устраивает и Россию: президент Франции Эммануэль Макрон поговорил по телефону с Владимиром Путиным, и официальный Кремль высказался «за сохранение» и «неукоснительное выполнение» договора. Позже Путин переговорил и с Нетаньяху, и стороны пришли ровно к тем же тезисам.

Заявления Израиля могут спутать все карты по переговорам, однако Нетаньяху можно понять, считает политолог, эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. «Думаю, у Израиля, действительно, есть какие-то документы, потому что израильтяне давно за этой программой следят, — сказал он в беседе с «Новой». — Собственно говоря, Иран для израильтян сегодня — главная угроза. Есть, конечно, понимание, что Иран на какие-то резкие акции не пойдет, но ведь есть «Хезболла», есть иранское присутствие в Сирии — что в Израиле воспринимают как прямую угрозу. Это не столько внешняя, сколько внутренняя политика для Тель-Авива».

Алексей Малашенко

Израилю не так важно, выйдет ли из сделки США или нет, — угроза со стороны Ирана для Тель-Авива сохраняется в любом случае,

фиксирует статус-кво Малашенко.

Нетаньяху важно в этой ситуации показать, что он владеет информацией и готов реагировать на любые действия. Проблема тут еще и в том, что Израиль и Иран де-факто сейчас граничат друг с другом из-за присутствия Ирана в Сирии, и это создает дополнительные риски эскалации, помимо того что Тель-Авив регулярно бомбит позиции Тегерана на территории Сирии. «Сценарии обострения на границе зависят от того, кто попытается проникнуть через нее, — объясняет эксперт.

— Если это будет какая-то небольшая группировка террористов, то все может ограничиться одним-двумя терактами. Но израильтяне боятся чего-то большего:

если [в результате эскалации] на границе возникнет какая-то большая террористическая группировка, которая будет прямо или косвенно поддержана Тегераном».

В этом случае большого конфликта будет очень сложно избежать, но при этом сценарии позицию Израиля, очевидно, поддержат практически все, включая Россию — даже несмотря на ее тесные взаимоотношения с Тегераном.

«Россия при нынешней политической элите никогда не будет ссориться с Израилем, — констатирует Малашенко. — Будет удивление, будут советы, будут обещания: «Ребята, мы вас в крайнем случае выручим».

То, что сейчас делает Россия, — это классическое сидение на двух стульях: Иран и Израиль. И тех нельзя бросать, и других нельзя».

Каждый мнит себя «полюсом» в условиях «многополярности на Ближнем Востоке», и любой неверный шаг со стороны третьих государств может обидеть и тех и других.

Иран, к слову, на заявления Израиля тоже обиделся — но пока дальше словесных контратак не зашел. МИД Ирана назвал слова израильского премьера «детским и нелепым шоу», но больше досталось даже не ему, а Трампу, который, по мнению иранских властей, ухватился за старые обвинения МАГАТЭ (раньше Международное агентство по атомной энергии также подозревало Тегеран в разработке ядерного оружия) и теперь целенаправленно заставил Нетаньяху как «мальчика, который кричит «волки!» выложить порцию «разведывательных разоблачений» перед 12 мая. Правда, этим в теории Иран может и не ограничиться.

Если США так и будут угрожать выходом из сделки (или даже выйдут из нее), а Израиль продолжит давить на международное сообщество, Тегерану ничего не стоит демонстрировать активизацию этой ядерной программы.

И тут важен именно факт демонстрации, говорит Малашенко: «Это что-то вроде Северной Кореи: а мы можем вот что!» Но так легко и заиграться, а в Иране, где среди политического истеблишмента много консервативных фанатиков, близких к радикализму, подобные демонстрации вдвойне огнеопасны.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera