Комментарии

Канны 2018. Что это было

Итоги пока еще «лучшего кинофестиваля планеты» подводит Лариса Малюкова

Фото: EPA

Этот материал вышел в № 53 от 23 мая 2018
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

 

Решение жюри под управлением Кейт Бланшетт, очевидно, разочаровали журналистов. Собственно, это решение оказалось в созвучии с настроем смотра, который Гарри Олдмен на церемонии закрытия назвал «лучшим фестивалем планеты».

Канны-2018 оказались чрезвычайно политизированными. Звездный женский марш на красной лестнице в ознаменование справедливости движения #meToo.  Пламенная речь на церемонии закрытия Азии Ардженто, которая призналась, что пять лет назад именно здесь, в Каннах, была изнасилована Харви Вайнштейном. Зал выдохнул… На сцене в этот момент уже сидело жюри, в котором подавляющее большинство — женщин.

В общем, было ясно: хорошего — не жди.

Из трех картин женщин-режиссеров две получили награды. Аличе Рорвахер (о ее талантливой поэтической картине «Счастливый Лазарь» мы рассказывали) поделила приз за сценарий с опальным иранским режиссером Джафаром Панахи. Его скромный фильм «Три лица» был, очевидно, поддержан в знак солидарности с автором, дискриминированным на родине. Картина «Лето» Кирилла Серебренникова была проигнорирована. (Хотя французская критика «Лету» отдала пальму первенства).

Предсказуемо горячо обласкана лента «Капернаум» ливанской актрисы и  режиссера Надин Лабаки. Эта громкокипящая социальная мелодрама об адской жизни бедняков третьего мира не могла быть не поддержана жюри под властью гинекократии. У фильма — почетный «Приз жюри». Сама Надин произнесла гневную тираду в защиту прав детей.

В это время на сцене был и юный исполнитель главной роли в фильме, ему было скучно и он играл с золотой «Пальмой». 

Лучшей актрисой названа Самал Есламова, перевоплотившаяся киргизскую мигрантку в российско-казахском фильме «Айка» Сергея Дворцевого. На протяжении всей картины ее героиня, вынужденно оставившая ребенка в роддоме, страдает и мечется в поисках работы среди таких же «зачеркнутых» равнодушным обществом отверженных.

Председатель жюри Кейт Бланшетт и японский режиссер Хирокадзу Коррээда. Фото: EPA

Похоже, жюри вдохновлялось не только качеством кино, но и его соответствию нерву времени. Возможно, поэтому «Золотая пальмовая ветвь» досталась «Магазинным воришкам» знаменитого японского режиссера Хирокадзу Корээды. Его фильм в неожиданном ракурсе ставит вопрос: что же такое сегодня настоящая семья? Что есть подлинность отношений близких? Корээда показывает «липовую семью», в которой все друг другу формально чужие. Но когда ювенальные и правоохранительные органы вторгаются в их неправедную жизнь, наводят «порядок», разлучая фейковых родственников, никто из них не становится счастливее.

Среди неожиданных решений — награждение «Гран-при» Спайка Ли, одного из столпов афроамериканского кино, за остроумную криминальную комедию «Черный клановец».

Семидесятые. Чернокожий полицейский  внедряется в отделение Ку-клукс-клана в  Колорадо Спрингс. Делает это по телефону. А на встречу с расистами посылает своего коллегу Флипа Циммермана — белокожего еврея. Таким образом была раскрыта банда, готовившая теракт в городе. Самое поразительное, что в основе фильме — реальные факты. Картина зрительская, смотрится на одном дыхании, в ней отличные диалоги. Много цитат из речей Трампа, поэтому американские журналисты на показе хохотали громче других. Фильмом заинтересовались и российские дистрибуторы. Но на территории кино как искусства —

были работы, несомненно, заслуживавшие большего внимания каннский судей, но показательно не замеченные.

Прежде всего, «Горящий» большого художника Ли Чхан-дона. В этом фильме есть «тайное сияние» (так назывался один из фильмов одного из лучших современных  корейских режиссеров). Все очевидное на экране превращается в загадку, сама поэзия с ее рифмами и умолчаниями становится саспенсом. А вопрос: что же такое настоящая метафора — звучащий в фильме — может стоить героям жизни. Фильм получил приз ФИПРЕССИ.

Итальянец Марчелло Фонте, сыгравший маленького человека Марчелло в «Догмэне» итальянского режиссера Маттео Гарроне назван лучшим актером. Похоже, он и не перевоплощался — играл себя, хотя он профессиональный актер. Со сцены фестивального дворца он сказал: «Когда я был ребенком, я слушал шум дождя, и мне казалось что это аплодисменты… вот такого огромного зала».

Среди справедливых наград — Приз за лучшую режиссуру Павлу Павликовскому (автору увенчанной Оскаром «Иды»). «Холодная война» — история изломанных судеб на фоне тоталитарного ХХ века. Кино о хрупкости и силе любви в неравной борьбе с системой. Черно-белая изысканная картина, сочетающая минимализм и эпичность. Сдержанность и чувственность.  

Читайте также

Канны-2018. О фильмах «Холодная война» Павликовского, который претендует на главный приз Канн, и о «Донбассе» Лозницы, который у нас не покажут

Не отметить гения Годара, который, кстати, не получал каннского золота, жюри просто не могло.  Поэтому было найдено спасительное решение. Впервые в истории Канн была присуждена специальная «Золотая пальмовая ветвь» за философское видеоэссе «Книга образа».

И все же, как ни относись к выбору судейства (они сами признались, что их решение — результат компромиссов, полярных мнений) — награждение избранных всего лишь одна из вех в долгой жизни фестиваля. Его итоги подведет время.

Есть стойкое ощущение: Каннский кинофестиваль начинает отставать от несущегося вместе с новыми технологиями времени.

Индустрия кино решительно меняется. Форум уже не первый год сотрясается от грома конфликтов с платформой  Netflix. Cкандал разгорелся в прошлом году. В конкурсе оказались две ленты Netflix «Окча» и «Истории семьи Майровиц». Но французские кинотеатральными сети и вещатели, а также влиятельные люди киноиндустрии  потребовали от директора фестиваля Тьерри Фремо оградить Канны от Netflix, который отказывается  от кинопроката. Но без Netflix, крупнейшего игрока киноинудстрии, развивающего производство сериалов и фильмов в невиданных размерах, Канны заметно тускнеют. Отчасти из-за этого скандала в программе не оказалось фильма-легенды «Другая сторона ветра». Ее снимал в семидесятые Орсон Уэллс, но не закончил из-за отсутствия финансирования. Сервис Netflix приобрел права на фильм, и взял под свое крыло его производство. Не дождались в Каннах и «Рима» Альфонсо Куарона, о котором высоко отзывался Фремо, «Норвега» Пола Гринграсса о норвежском террористе Андерсе Брейвике.

Ситуация тревожная, тем более, что конкурент Канн — Венецианский кинофестиваль — не устанавливает подобных запретов. И его программа последних лет набирает силу. Главные фильмы из оскаровского шорт-листа  были показаны в Венеции («Бердмен», «Гравитация», «Форма воды»), там фестиваль последовательно выстраивает отношения и с новыми медиа, и современной арт-культурой (благо, рядом Биеннале), и с американской киноиндустрией.  А значит, и «звездопад» постепенно с Лазурного берега переносится на остров Лидо.

К тому же, буря и натиск новых технологий не теряет силы, бросая вызов кинорынку. И Каннский фестиваль, ведущий, в первую очередь, диалог с кинопрокатом, не должен игнорировать интернет-платформы.

Кстати, Каннский кинорынок, работающий во время фестиваля, не игнорирует новые медиа и способы их распространения. В частности прошли презентации новых платформ дистрибуции.

Продюсер Сэм Клебанов представил проект онлайн-дистрибуции фильмов «Cinezen». Уже ведут переговоры с более чем 250 правообладателями.

Если говорить упрощенно, то зритель получит прямой доступ (не завися от вкуса и ограниченных возможностей дистрибуторов конкретных стран) к фильму и его правообладателю. Это особенно важно для таких стран, как Россия, где под угрозой неполучения прокатного удостоверения может оказаться любая картина.

Канны-2018 оказались не столько демонстрацией высших достижений киноискусства, которое, безусловно, было представлено в конкурсе и других программах, сколько пейзажем битвы, в которую превратился современный мир. Но и сам кинофорум остро нуждается в модернизации, осмысленно сформулированной программе развития. В ином случае, ему не сохранить звания «лучшего фестиваля планеты».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera