Сюжеты

Сами выход найдете?

Губернаторы научились покидать должность до возбуждения уголовного дела

Василий Орлов. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 57 от 1 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

2
 

Шесть губернаторов ушли в отставку за последние две недели. Трое отправились на работу в правительство, остальные покинули свой пост якобы по собственному желанию, в связи с плановой ротацией. На пост губернатора Ямала-Ненецкого округа назначен сын видного тюменского единоросса.

«Когда смотрю в глаза твои, я отрываюсь от земли, хоть крыльев нет. Уменья нет, чтоб говорить про чувства эти», — с надрывом исполняет бард из Амурской области Василий Орлов песню собственного сочинения. На вкус корреспондентов «Новой», песня достаточно стандартная, но многим в регионе нравится. А на этой неделе министр экономического развития Амурской области Василий Орлов посмотрел в глаза президенту и оторвался от земли на новую должность — теперь уже исполняющего обязанности губернатора.

Поющий губернатор Орлов стал шестым в списке новичков на позиции глав региона, которые поменялись после инаугурации Владимира Путина. Владимир Якушев, Александр Козлов и Дмитрий Кобылкин отправились на подмогу Дмитрию Медведеву в правительство. Другие внезапно засобирались в отставку — якобы и без того намечалась ротация губернаторов, так что лучше уж они сами. И к ним, и к их сменщикам есть вопросы.

Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

Нас заменят наши дети

В середине мая ушли со своих постов в правительство главы Тюменской области и Ямало-Ненецкого автономного округа. С точки зрения административной лестницы это безусловное повышение, поэтому и у Якушева, и у Кобылкина, и у Козлова появилась дополнительная привилегия. «Они заработали право рекомендовать себе преемников», — говорит экономист Наталья Зубаревич. При этом повышение еще и уравняло ушедших губернаторов — того же тюменского главу Якушева, склонного к губернаторскому пессимизму (Znak.com отмечает, что обычно его выступления строились по примерной схеме: «У нас все тяжело, надо много работать, но с такими людьми, как в Тюмени, все будет хорошо»), и Дмитрия Кобылкина, которого часто вспоминают в связи с «золотым унитазом».

Якушев не стал сильно мудрить с выбором и посоветовал Александра Моора — бывшего главу администрации города и своего давнего соратника. Моор был заместителем Якушева больше пяти лет с конца 2005 года, да и потом связь между ними не прерывалась никогда. Моор уже пообещал, что продолжит курс Якушева: вектор заключается в цепких тисках для местной системной оппозиции и глушении любой другой. Совсем как во взрослой федеральной политике.

Александр Моор. Фото: Сергей Савостьянов/TASS

Моору еще и везет, поскольку с экономической ситуацией в Тюмени, по словам Натальи Зубаревич, «все хорошо». Преемник Александра Козлова — тот самый бард и глава минэкономразвития региона Василий Орлов — тоже не чужой, причем не только ушедшему губернатору: Орлов раньше работал в СИБУРе у Геннадия Тимченко.

С преемником Кобылкина на посту губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа ситуация сложнее в том смысле, что это, возможно, и не совсем его преемник. Дмитрий Артюхов, конечно, работал у губернатора заместителем по экономике и отвечал за привлечение иностранных инвесторов, но знают его не поэтому, а из-за двух других причин. Во-первых, ему 30 лет, и он — самый молодой и.о. губернатора России. Во-вторых, его отец, Андрей Артюхов, сейчас работает в Тюменской областной думе главой фракции «Единой России» и вице-спикером, но вообще-то прочно связан с Ямалом: до 2000 года он возглавлял местную облдуму.

Дмитрий Артюхов. Фото: РИА Новости

В России такие «политические династии», похоже, перестают быть редкостью. Помимо Артюхова, напомним, на самом верху российской политики есть еще один сын — Дмитрий Патрушев в Минсельхозе.

Ничего в этом удивительного нет, но это беда, считает политолог Аббас Галлямов.

Так считает

«Тенденция к назначению детей «уважаемых людей» на высокие должности, безусловно, есть и она усиливается. Чем дольше существует режим, тем более заметной она будет. Какой отец откажется помочь сделать карьеру своему ребенку? Ну а поскольку никаких встроенных блокираторов в политической системе у нас не осталось, то возможности некоторых отцов ничем не ограничены, — говорит политолог. — Эта тенденция — одно из самых слабых мест режима. Избиратели воспринимают передачу статусов, должностей и финансовых потоков по наследству как ярчайшее проявление социальной несправедливости. Когда-нибудь режим споткнется именно в этом месте».

не только Галлямов. Фонд «Петербургская политика» выпустил исследование, из которого следует, что количество «именитых» детей во власти будет расти и дальше, поскольку рушатся психологические барьеры для продвижения со стороны их отцов.

«Подобная кадровая линия весьма органична с точки зрения психологии. Истеблишмент не может игнорировать необходимость обновления элит и смены поколений, однако испытывает вполне естественные тревоги на этот счет с точки зрения гарантии сохранения собственного статуса и положения, внутренней потребности в его передаче по наследству, а также представлений о самоценности общего сохранения управляемости, — пишут авторы доклада. — При этом слабость институтов и сильное влияние государства на бизнес постепенно снижают привлекательность конвертации нынешнего статусного ресурса в предоставление «наследникам» высоких позиций в частном бизнесе, который воспринимается как вторичный, избыточно зависящий от политической конъюнктуры, конкурентной борьбы и рыночной стихии».

Назначение 30-летнего губернатора, впрочем, может иметь и другие мотивы.

«Это похоже на такой своеобразный эксперимент с молодыми людьми, которые способны работать на этой должности, — рассуждает политолог Ростислав Туровский. — Губернаторская должность с некоторых пор перестала быть уделом крепких пожилых хозяйственников. И все чаще используется для выращивания новых молодых — в некоторых случаях совсем молодых — кадров».

Еду в Магадан

Губернаторы, ушедшие на неделе в отставку «по собственному желанию» — в Магаданской и Якутской областях, а также в Алтайском крае, — вряд ли думают о повышении. С экономической точки зрения все три региона, где произошла смена глав, нельзя назвать очень благополучными.

«У Магадана все [с бюджетом] ни шатко ни валко. Не жил хорошо, нечего и привыкать, ничего там особенного не происходит. У Якутии прошлый год был тяжелый по бюджету, потому что крупные налогоплательщики как-то несильно платили, поэтому у нее провал по налогу на прибыль. В течение года долгое время был дефицит бюджета, но к концу года как-то выровнялись. Но все равно, скажем так, не здорово. Алтайский край — бедный, но очень аккуратный в бюджетной политике, дефицита почти нет, долгов почти нет. Все идет на социалку, а больше ни на что денег нет», — перечисляет Наталья Зубаревич.

Поэтому причина «добровольных» уходов, очевидно, лежит в политической плоскости. В Якутии и Алтайском крае кадровые замены стали очевидны, например, еще после 18 марта.

«Губернаторы плохо отработали президентские выборы — там Владимир Путин набрал наихудший свой результат по стране», — напоминает Ростислав Туровский.

В Алтайском крае, помимо прочего, один из своих лучших результатов показал Павел Грудинин, что позволило политологам вновь назвать регион Александра Карлина частью «Красного пояса России». А в Якутии губернатор Егор Борисов испортил отношения с элитами, да еще и попал в неприятную историю, когда хотел проникнуть в кабину пилотов во время полета из Москвы в Якутск. Хотя последнее ему бы простили, не набери в Якутской области Путин «всего лишь» 64,38% — самый низкий его результат по регионам.

«Обеспечение высоких результатов кандидатам от власти — ключевая задача губернатора. Ему могут простить все — неэффективность, коррупцию, недовольство населения, авторитарный стиль поведения — собственно, последний вообще не считается проблемой, но ему не простят, если он не сумеет обеспечить искомый результат на выборах», — выводит нехитрую формулу Аббас Галлямов.
Виктор Томенко. Фото: РИА Новости

С Магаданом история проще. Владимир Печеный, сам отказавшийся от губернаторства, просто отправился на пенсию, поскольку ему уже под 70 лет. Интересна, однако, форма всех трех отставок — добровольный уход «по собственному желанию» без публичной команды сверху. Конечно, Путин говорил о ротации губернаторов, но только эти трое восприняли его слова на свой счет.

«Люди — умные, им сказали, что надо уходить, они и объявили «по собственному желанию». Знаете, после руководителей Марий Эл и Удмуртии (долго не желавших уходить), которых потом привлекли к уголовной ответственности — люди как-то научились [работать на опережение]», — иронизирует Наталья Зубаревич.

При этом все трое сменщиков ушедших губернаторов — Виктор Томенко в Алтайском крае, Сергей Носов в Магаданской области и Айсен Николаев в Якутской области — подходят минимум под два из трех параметров: технократ, хозяйственник, человек из региона.

Сергей Носов. Фото: РИА Новости

А главное, что все шестеро новичков уже в той или иной мере дали понять, что радикальных изменений в жизни регионов ждать пока не стоит. Как поет теперь уже и.о. губернатора бард Орлов, «лучше вовсе не найти, чем потерять».

«Усталость от улусного подхода к кадрам»

SakhaLife
Айталина Никифирова
Редактор интернет-издания ТайгаПост

На протяжении года ряд республиканских независимых СМИ прочили досрочную отставку Егора Борисова. Свои позиции он резко начал терять в 2016-м, в частности, из-за открыто развязанной им войны с отдельными политическими элитами Якутии. Ее апогей пришелся на избирательную кампанию Госдумы, когда вся государственная машина Республики Саха, не стесняясь, работала против справоросса Федота Тумусова. Тумусов тогда все же победил, но этот звонок от жителей Ил Дархан не услышал. «СР» — в Якутии вторая политическая сила, с которой нужно было считаться. Вместо этого, Борисов устроил личную вендетту с Тумусовым и начал откровенное преследование справороссов.

В декабре 2016 года демонстративно в своем кабинете был задержан спецназом глава Нюрбинского района по странному уголовному делу, точка в котором до сих пор не поставлена. А в марте 2017-го мы опубликовали тайный план политической зачистки в отношении другого справоросса – главы Вилюйского района. План был разработан администрацией Ил Дархана и включал в себя силовые методы воздействия на оппонента. Якутяне все это видели и понимали, доверие к власти падало. По данным соцопроса, в 2017 году впервые рейтинг Егора Борисова у якутского населения стал ниже, чем у русскоязычного.

Во многом усталость от него обуславливалась и улусным подходом к формированию кадровой политики. Уроженец Чурапчинского улуса обставился земляками. При Борисове даже появился термин «ЧК» — чурапчы киhитэ (чурапчинский человек).

В 2017 году у Ил Дархана обострились проблемы со здоровьем. А его команда не сумела обеспечить Борисову верную имиджевую политику. За откровенное вранье не раз приходилось оправдываться, что у многих якутян вызывало столь же откровенный смех. Многие пиар-ходы имели обратный эффект. Так, с весны 2017 года Егор Борисов пытался разыгрывать национальную карту, что в многонациональной республике было воспринято с тревогой. Другим ошибочным ходом была попытка противопоставить республику федеральному центру. Доходило до того, что завезенные из Москвы политконсультанты Борисова публиковали в своих аккаунтах переделанные анекдоты про чукчей, где простые и добрые чукчи (в их версии якуты) были обмануты хитрыми приезжими русскими.

Эту же карту лично Борисов попытался разыграть в ходе скандала с «Аэрофлотом», когда в феврале 2018 года разругался со стюардессами. В итоге помощника Ил Дархана сняли с рейса, а самого Борисова не тронули лишь потому, что его супруга предоставила полицейским справку о перенесенной операции. Многие ожидали, что Егор Борисов извинится перед стюардессами и накажет слишком ретивого помощника.

Вместо этого на своей странице в соцсетях Ил Дархан опубликовал обвинение в адрес «Аэрофлота», который, по его мнению, регулярно обижает якутян.

Поиск внешнего врага не привел к консолидации жителей республики вокруг фигуры Ил Дархана. От него ожидали реальных действий по защите интересов республики, но их не следовало. Нефтегазовые корпорации продолжали блокировать ряд населенных пунктов, ограничивая передвижение жителей по своим ведомственным дорогам. Егор Борисов отмолчался и тогда, когда в Ленске «Газпром» стал строить канализационную станцию со сбросом стоков в район городского водозабора. Он был и на стороне тех, кто хотел построить газохимический завод на берегу Лены в районе Якутска, против чего массово выступили жители. Зато при Егоре Борисове недропользователи получали многомиллиардные «налоговые каникулы», что вызывало раздражение на фоне «бюджетной дыры» РС (Я) в 50 миллиардов.

Ну и последний звонок для Ил Дархана прозвучал 18 марта, когда якутяне хуже всех проголосовали за Путина и лучше всех поддержали Грудинина. Кампания Грудинина в республике шла под лозунгом «Голосуешь за Грудинина — голосуешь против Борисова». Даже открытые сторонники Ил Дархана в последнее время молчаливо соглашались с вероятностью досрочной отставки.

Тем не менее, это событие стало ожидаемо неожиданным – именно такой эпитет наиболее часто приводят в республиканских сегментах соцсетей. С врио главы Якутии Айсеном Николаевым многие связывают надежды на перемены. Это человек другого поколения и другой формации.

Айсен Николаев. Фото: РИА Новости

Но, как и Борисов, махровый единоросс, хотя в молодые годы и успевший побывать в стане оппозиции – Николаев был самым молодым депутатом Ил Тумэна от СПС. Врио Айсен Николаев явно видит себя «собирателем земель якутских». Одним из первых его фото после назначения на новую должность было рукопожатие с депутатом ГД Тумусовым.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera