Сюжеты

«Считаю, нет необходимости…»

Как менялась точка зрения президента на проблему повышения пенсионного возраста

Этот материал вышел в № 66 от 25 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

14
 

На прямой линии с президентом России 27 сентября 2005 года Владимир Путин дал твердое обещание: «…Я против увеличения сроков пенсионного возраста. И пока я президент, такого решения принято не будет».

15 июня 2018 года пресс-секретарь главы государства, комментируя озвученные правительством планы повысить пенсионный возраст, сослался на годы, которые могли изменить позицию президента: «Вы говорите о 2005 годе, и здесь важно вспомнить, что все-таки это было 13 лет назад. Конечно же, происходят изменения и с точки зрения демографии, и с точки зрения развития экономики, и с точки зрения международной конъюнктуры».

26 апреля 2007 года в Послании Федеральному собранию глава государства изложил свой взгляд на проблему уже не столь радикально, как два года назад: «Считаю также, что в обозримом будущем для повышения пенсионного возраста в нашей стране объективной необходимости нет.<…>. Прежде всего потому, что у нас до сих пор не исчерпаны значительные резервы, позволяющие обеспечить большую наполняемость Пенсионного фонда и покрытие его дефицита: это вопрос собираемости налогов, вывода из тени зарплат».

К октябрю 2007-го президент все еще стоял на своем: «Очень важный вопрос: будет ли повышен пенсионный возраст? Считаю, нет необходимости в повышении пенсионного возраста в Российской Федерации», — сказал он в ходе очередной прямой линии.

На встрече с активом партии «Единая Россия», которая состоялась 3 октября 2013 года, Путин вновь заявил: «…Мы считаем, что у нас пока нет ни экономической возможности, ни социальной, ни с точки зрения продолжительности жизни увеличивать пенсионный возраст. И мы сказали: мы не будем его увеличивать». Итак, не 13, а всего 5 лет ушло на те изменения, о которых говорил Песков.

Первые колебания Владимира Владимировича по вопросу пенсионного возраста стали заметны 16 апреля 2015 года в ходе прямой линии. С одной стороны, он в очередной раз заявил свою позицию, с другой — изложил алгоритм выхода на непопулярное решение: «Можем ли мы, готовы ли к тому, чтобы сейчас взять и резко повысить пенсионный возраст? Я считаю, что нет. Скажу почему. Потому что, да, у нас растет продолжительность жизни, но все-таки для мужчины — 65 с половиной лет. Если мы в 65 поставим возраст выхода на пенсию, — вы меня извините за простоту выражения, это отработал, в деревянный макинтош — и поехал? Это невозможно. <…> По мере увеличения продолжительности жизни, наверное, мы когда-то подойдем к решению этих вопросов, в том числе и по пенсионному возрасту. Это нужно делать в открытом диалоге с обществом, нужно, чтобы люди понимали, что происходит, понимали, чем это вызвано, к чему может привести бездействие и к чему может привести непринятие своевременных решений».

В конце 2015-го президент на большой пресс-конференции буквально пожаловался на не названных «экспертов и практиков»: «Вы знаете мою позицию, я всячески сопротивляюсь повышению пенсионного возраста. <…> Но, буду откровенен, мне уже многие, не только эксперты, но уже просто практики говорят: вы хотите людям хорошее сделать, а в конце концов вред им нанесете».

О своей непримиримой позиции президент перестал говорить лишь в 2017 году. В июне на прямой линии Путин на вопрос «Будет ли повышаться пенсионный возраст у нас в стране?» ответа не дал: «Некоторые эксперты полагают, что без повышения пенсионного возраста нам не обойтись, ссылаются на опыт других стран, в том числе соседних государств.

По поводу всяких слухов, что решение уже принято: нет, решение не принято. Но оно действительно обсуждается, оно обсуждается на экспертном, на правительственном уровнях. Эксперты полагают, что если нам этого не сделать, то тогда уровень пенсионного обеспечения будет просто сокращаться, будут падать пенсии».

Итак, изменение позиции Путина началось не 13 лет назад, а не ранее середины 2015 года. Видно, что повышение пенсионного возраста всегда было темой важной, но неприятной для президента. Сейчас он оказался под давлением обстоятельств — «и с точки зрения демографии, и с точки зрения развития экономики, и с точки зрения международной конъюнктуры», о которых говорит Песков.

Юрий Лобунов —
специально для «Новой»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera