Сюжеты

Правительство влезло в историю

Готовится спецоперация по передаче квот на вылов краба в нужные руки

Фото: Лев Федосеев/ ТАСС

Этот материал вышел в № 67 от 27 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Обновленное правительство еще только приступило к работе, но уже начало создавать серьезные зоны политической и социальной напряженности, причем там, где давно было относительно спокойно. Сначала неопределенность с налоговым маневром обернулась ростом цен на бензин и сшибкой с крупнейшими нефтяными компаниями, которые, кажется, вышли из нее победителями. Затем было объявлено о проведении пенсионной реформы, а точнее, о повышении пенсионного возраста, причем без экспертной и тем более общественной дискуссии, фактически в режиме спецоперации. На прошлой неделе в той же логике фактически было принято решение о резком пересмотре правил игры для рыбаков, очень болезненное для бизнеса и населения северных и дальневосточных регионов. На совещании у вице-премьера по сельскому хозяйству Алексея Гордеева обсуждался вопрос о возвращении механизма аукциона на вылов краба. Решение озвучено не было, но, как уверены наши собеседники, принимавшие участие в совещании, оно де-факто принято. И это решение не в пользу отрасли, а в пользу отдельного игрока.

О том, что в России разворачивается лоббистская кампания, направленная на отмену исторического принципа добычи водных биоресурсов, и в первую очередь краба, «Новая газета» рассказывала еще в январе. Тогда диспозиция была следующей: за изменение правил игры, то есть возврат к механизму аукционов, выступали глава Росрыболовства Илья Шестаков и министр сельского хозяйства Александр Ткачев, не поддерживали эту идею первый вице-премьер Аркадий Дворкович, также, и это, пожалуй, важнее, все участники рынка и их ассоциации, за одним, но принципиальным исключением — «Русской рыбопромышленной компании» (РРПК) Максима Воробьева и Глеба Франка. С тех пор состав правительства основательно поменялся. Рыбаки и рыбопромышленники особенно рассчитывали на возвращение в Белый дом Алексея Гордеева. Ведь исторический принцип распределения квот закрепился именно в то время, когда он, как и сейчас, отвечал в правительстве за АПК. Но, кажется, противостоять давлению лоббистов не может даже новый-старый вице-премьер.

Призрак конкуренции

Почему вообще так важен исторический принцип распределения квот и так ли уж плохи аукционы? Ведь это, казалось бы, самая понятная и прозрачная схема, позволяющая повысить уровень конкуренции в отрасли и получить дополнительные доходы в бюджет?

Что касается конкуренции как таковой, то аукционы отлично работают только среди участников с равными возможностями. В российском же бизнесе по добыче и переработке водных биоресурсов есть РРПК и есть все остальные. Это, кстати, подчеркивал и состав участников совещания у Алексея Гордеева. Генеральный директор РРПК Андрей Тетеркин был там единственным представителем частной компании. И единственным, исключая чиновников, сторонником проведения аукционов на вылов краба. От него, конечно, звучали дежурные фразы, что и для РРПК отказ от исторического принципа не слишком-то выгоден, но это сильно напоминало сказку о терновом кусте. Потому что финансовые возможности РРПК, включая и перспективы привлечения кредитов, позволяют ей участвовать и побеждать едва ли не во всех аукционах. А если нет сильного оппонента, то зачем поднимать планку и переплачивать?

Что касается дополнительных доходов бюджета, то однозначно их прогнозировать невозможно (опять же в силу самого аукционного принципа). Однако, как сообщают участники совещания, сторонники «перемен» в отрасли говорят о 100 миллиардах рублей, которыми пополнится казна при розыгрыше 10-летних квот на вылов 60 тысяч тонн краба. Звучит, конечно, солидно, но только в бухгалтерской логике. Ведь действующий сейчас исторический принцип позволяет привлекать в отрасль долгосрочные инвестиции. И это не теория, а практика, доказавшая свою состоятельность за последние 15 лет. «Историческая» квота — это актив. Под нее рыбопромышленная компания формирует инвестиционный план и привлекает кредитные средства. Если компания лишится квоты волевым решением правительства, то банк не только не выдаст новый кредит, но и может потребовать досрочного погашения действующего: стандартная практика при обесценении залога. А это уже вызовет череду банкротств и цепную реакцию, которая затронет и банковский сектор. Или у нас там все хорошо?

Следующим звеном в цепочке пострадавших, конечно, будут рыбаки. Работу они, скорее всего, найдут, но что это будет за работа? Согласитесь, гораздо лучше и спокойнее, когда твоя компания десятилетиями стабильна на рынке, чем когда тебе придется пытать удачу с новым непонятным хозяином, а то и уходить в нелегальный сектор. Кстати, по мнению всех без исключения отраслевых ассоциаций, именно исторический принцип позволил существенно снизить масштабы браконьерства. Компании держались за свои квоты, чтобы иметь возможность их без проблем продлевать. Аукционный же принцип не разделяет участников рынка по принципу добросовестности. Кстати, самые лютые времена пришлись именно на начало двухтысячных, когда уже проводились эксперименты с аукционами. И именно обеление отрасли было одной из задач, которую исторический принцип успешно решил.

Но мой флот…

Наконец, намерение вернуться к аукционам противоречит не только здравому смыслу, но и решениям самого правительства. И в частности, формированию в отрасли механизма инвестиционных квот. Если коротко, то участники рынка имеют право увеличить объемы вылова краба в том случае, если размещают заказы на строительство современных судов на российских верфях. Тут в выигрыше все: и рыбопромышленники, и судостроители. Причем для них инвестиционные квоты еще более необходимы, потому что без этой меры поддержки (отметим, что не за счет государственных денег) российские верфи не выигрывают конкуренцию с китайскими и корейскими. Не будет квот — не будет и новых кораблей. И это уже оценки не рыбопромышленников, а Объединенной судостроительной корпорации. Президент ОСК Алексей Рахманов тоже писал в правительство и просил сохранить исторический принцип, а также интегрировать в него механизм инвестквот.

При этом даже глава Росрыболовства Илья Шестаков говорит, что аукционный принцип и инвестквоты это несовместимые механизмы. То есть от одного из них придется отказаться. Так разумно ли зарубать идею с ивестквотами, если в настоящий момент российские рыбопромышленники разместили на отечественных верфях заказы на строительство 30 судов на общую сумму 200 миллиардов рублей. Дело даже не в том, что эта цифра уже вдвое больше той суммы, которую, по оптимистическим оценкам, принесут крабовые аукционы. Зачем дарить эти деньги китайцам и корейцам и одновременно ставить под вопрос создание высокопроизводительных рабочих мест и налоговые поступления в нашей стране?

Вот и получается, что вопрос о сохранении исторического принципа критически важен не только для сотен предприятий по добыче и переработке водных биоресурсов — хотя это и сам по себе убийственный аргумент. Это вопрос приоритетов государственной политики: быстрые и легкие деньги или системное развитие сразу нескольких отраслей? Способность сохранять правила игры или готовность переписывать их под влиянием лоббистов? Именно такие вопросы прямо сейчас поставлены перед вице-премьером Гордеевым. И они касаются не только частной ситуации с крабовыми квотами. Ведь если в самом начале работы нового куратора АПК выяснится, что его решениями можно манипулировать, то, разумеется, найдутся желающие переделить и другие отрасли: зерновые, мясную промышленность, продуктовый ритейл, да что угодно.

«Новая газета» будет следить за развитием этого очень принципиального сюжета.

Алексей Бойков —
для «Новой»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera