Расследования

За Россию без глистов

Сплоченная группа отставных силовиков и лжеученых тянет деньги из бюджета, по суду заставляя водоканалы бороться с гельминтами раствором картофельной ботвы

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 73 от 11 июля 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Новая газета»

34
 

Вот вам рецепт. Возьмите одного генерала, семь докторов наук, ботву одного картофельного куста и хорошенько ее истолките. Затем отожмите сок в центрифуге. Смешайте со всей водой Онежского озера. Доктора наук пусть теперь соорудят несколько диссертаций о том, что полученный раствор может убить все яйца глистов в годовом объеме канализационных стоков города Москвы. Защитите этот бред в ВАК. А генерал пусть подружится с руководством (бывшего) Санэпиднадзора или поспособствует назначению на руководящие должности своих друзей. Пробейте изменения в федеральные санитарные нормы о том, что единственным законным и доступным способом обеззараживать сточные воды остается добавление к стокам этой «картофельной водички». Предложите «картофельную водичку» водоканалам и нарвитесь на отказ со стороны разумных людей, которые не верят в «гомеопатию для глистов». А теперь судитесь с отказавшимися от ваших услуг водоканалами, принуждая их купить ваш препарат. Продавайте дальше разбодяженную толченую картошку всем этим ГУПам через посредников без конкурса, как единственный поставщик. Ваш барыш — 300 миллионов рублей. И всё — с одного куста картошки!

Петр Саруханов / «Новая газета»

Как военные решили освободить Россию от глистов

«Проблемы экологической безопасности России уже много лет волнуют наш народ, в том числе и ветеранов внутренних войск», — сообщает нам сайт Межрегиональной общественной организации «Здоровье нации и эколого-паразитологическая безопасность» (МОО «ЗНЭПБ»). Среди ее учредителей — генерал-майор в отставке, два полковника в отставке, один из которых еще и кандидат педагогических наук, подполковник запаса, подполковник бывшей милиции и депутат Городской думы.

Они объединились и учредили эту организацию, чтобы бороться «с самыми эффективными убийцами в животном мире» — паразитами.

Председатель МОО «ЗНЭПБ» Виктор Михайлович Сеченых, вышедший в отставку в звании генерал-майора и отслуживший три года на гражданской службе в администрации города Батайска (Ростовская область),  объясняет создание в 2009 году общественной организации для борьбы с паразитами тем, что так он откликнулся на призывы бывшего и нынешнего президентов России Дмитрия Медведева и Владимира Путина не жалеть на экологическую безопасность ни средств, ни сил. И организация действительно не жалеет сил и добивается от государства бюджетных средств.

В 90-е годы группа ученых и предпринимателей получила патенты на средство для очистки сточных и водопроводных вод от яиц гельминтов с помощью толченой сушеной картофельной ботвы, которое впоследствии назвали «Бингсти». А в 2001 г. Андрей Грибов, один из патентообладателей, основал компанию «Пуролат-Трейд», к владению которой вскоре подключились и другие разработчики «Бингсти». В частности, профессор кафедры «Водоснабжение и водоотведение» Ростовского государственного строительного университета Николай Серпокрылов, кандидат технических наук Ольга Грибова (дочь Андрея Грибова, защищала кандидатскую под руководством Серпокрылова), эксперт центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса и член Межрегиональной общественной организации «Здоровье нации и эколого-паразитологическая безопасность». Они вместе со своими родственниками учредили еще две компании: научно-производственное объединение «Пуролат-Трейд» (просто «Пуролат-Трейд» был ликвидирован) и «Эко-Бингсти» (ликвидировано в 2016), которые стали участвовать в государственных торгах и поставлять разработанный овицидный препарат водоканалам для дезинвазии сточных вод (то есть уничтожения в этих водах паразитов — гельминтов и простейших, их яиц, цист и ооцист). Другим компаниям предлагалось стать официальным дилером препарата.

Кто придумал «Бингсти» и почему это сомнительно

Бингсти

Профессор Серпокрылов, патентообладатель «Бингсти», заявляет о 66 диссертациях, подготовленных под его руководством. Этот факт широко используется для убеждения в том, что  существует некая «научная школа», которая нашла «подтверждения» эффективности препарата «Бингсти». Что же в действительности стоит за этой «научной школой»?

Профессор Серпокрылов — не гельминтолог, а специалист по фильтрации сточных вод. Его кандидатская посвящена тому, как фильтровать отходы лакокрасочного производства; докторская также не имеет отношения к паразитологии. Диссертации под руководством Серпокрылова по «Бингсти» выполнили Михаил Серегин и Ольга Грибова, и на этом список его учеников-«паразитологов» заканчивается. О каких подготовленных им «61 кандидате и 5 докторах наук» он говорит, выяснить не удалось: база Российской национальной библиотеки, в которой обычно видны все диссертации, выполненные под руководством какого-либо ученого, в этом случае их почему-то не показывает. Так и нет у школы Серпокрылова публикаций в значимых международных паразитологических журналах, как следует из авторефератов его учеников.

Ольга Грибова же вовсе не смогла защитить свою первую кандидатскую в 2003 году. Диссертация была основана всего на 7 публикациях, и то нерецензирируемых: пять материалов конференций и два патента (которые, вопреки расхожему мнению, не означают, что изобретение проверено и работает, а являются просто юридическим «колышком», которым изобретатель столбит идею на тот случай, если изобретение окажется действенным). Со второй попытки Грибова сумела защитить кандидатскую работу в 2009 году, хотя ситуация с ней не сильно лучше. В ней есть лишь одна публикация уровня списка ВАК (Высшая аттестационная комиссия при Минобрнауки России), еще одна — в неВАКовском журнале «Вода: технология и экология», остальное — снова нерецензируемые тезисы конференций и патенты.

Состав препарата «Бингсти» его производителем не опубликован, а «Технические условия» на него, судя по заключению экспертов РАН, — грубый подлог. Как выяснить —  чем же проф. Серпокрылов придумал травить яйца глистов? Источники здесь несколько расходятся в деталях.

В исходных патентах девяностых годов речь шла о том, что сколько-то (не сказано, сколько) граммов сушеной толченой ботвы смешивалось с 10 мл воды и дальше разбавлялось до разведений  10-10. По такому «рецепту» концентрацию препарата не особо сосчитаешь.

Согласно диссертации Грибовой (стр. 67-68), берутся свежие ростки картошки, их толкут, отжимают сок, смешивают со стократным объемом воды и дальше разбавляют до разведений 10-12. Получается 1 литр сока картофельной ботвы на 100 кубических километров (!) воды.

Для сравнения, чтобы получить такую пропорцию, возьмите толченую ботву от одного мощного куста картошки (положим, что мы выжали из него 3 литра сока) и смешайте со всей водой Онежского озера (285 кубических километров).

Согласно диссертации еще одного подопечного профессора Серпокрылова — Серегина, «Бингсти» готовится путем разведения 20 мл сока свежей картофельной ботвы на литр воды. При этом самые разбавленные разведения в опытах Серегина составили 10-9, т.е. разведение чистого картофельного сока составляет 2* 10-11. Это то же самое, если в примере выше заменить Онегу на Ильмень-озеро.

В итоге можно с уверенностью сказать, что концентрации толченой ботвы (хоть сушеной, хоть свежей), которыми предполагается обрабатывать сточные воды, совершенно ничтожны по сравнению с тем количеством картофельных ростков, которые попадают в канализацию при чистке картошки на кухне.

Согласно исследованиям доктора Грибовой, самое жиденькое разведение препарата убивает 100% яиц глистов. А вот если дозу повышать, то глисты начинают ... воскресать!

Это следует из ее экспериментальных результатов: действуем «гомеопатической» дозой — все яйца глистов умерли, повысили дозу — они частично ожили. На языке нормальной науки такие вещи могут называться если не «нарисованными результатами», то «некорректной организацией эксперимента» и «неграмотной оценкой явно недостоверных результатов».

Воскрешать «Бингсти» может не только глистов, но и кишечную палочку. В диссертации Серегина на стр. 96 показано, что маленькая концентрация Бингсти подавляет деятельность этой бактерии, в то время как в концентрированном Бингсти она плодится немерено.

С публикациями у кандидата биологических наук Серегина чуть получше, чем у Грибовой: четыре работы из списка ВАК, но ни одной публикации в международно признанных журналах с высоким импакт-фактором (численный показатель важности научного журнала). Неужели во всем остальном мире никому не интересен такой революционный препарат? Разве правительствам Индии или Китая с их миллиардами населения и невысоким уровнем гигиены не захотелось бы проводить дегельминтизацию стоков «Бингсти»? Но почему-то ученики профессора Серпокрылова не публикуют, не патентуют и не продвигают своих открытий в тех странах, где эффективность препаратов определяется опытом, а не близостью их создателей к административным рычагам.

Выведенные Грибовой формулы, дающие зависимость эффективности дегельминтизации (т.е. доли умерших яиц глистов) от концентрации «Бингсти» покажутся абсурдными любому, кто когда-либо проводил экспериментальную работу.

Согласно этим формулам, даже если концентрация «Бингсти» строго равна нулю, 87% яиц гибнет. Из этой формулы вывод один: давайте ничего не делать, и так 10 раз.

В таком случае после первого «ничегонеделания» выживет 13% яиц глистов, после второго — 1,7% от исходного количества, после третьего — 0,22% .... — в итоге они все погибнут.

Еще один документ, которым любят прикрываться адепты «Бингсти», — заключение НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. Сысина от 2003 г. Но в нем не проводились исследования эффективности дегельминтизации с помощью «Бингсти», а исследовались лишь возможные побочные явления для окружающей среды. Эффективность там просто заявляется, со ссылкой на исследования, якобы проведенные в  Институте медицинской паразитологии и тропической медицины им. Марцинковского. Однако эта организация впоследствии опровергла проведение в ней таких экспериментов.

А вот странные данные по «воскрешению» кишечной палочки в диссертации Серегина (2010 г., стр. 96) похожи на банальный плагиат с заключения НИИ им. Сысина с «дорисовкой» данных.

Таким образом, по нашему мнению, диссертация, которая преподносится как «доказательство эффективности Бингсти», похоже, содержат плагиат и подлог данных.

И самое главное — по Бингсти уже имеется заключение Комиссии по борьбе со лженаукой и фальсификацией результатов научных исследований при Президиуме РАН. Коротко изложим его резолютивную часть:

  1. «Бингсти» не является дезинфицирующим препаратом;
  2. препарат не внесен в реестр разрешенных к применению дезинфицирующих средств, так что его применение водоканалами незаконно;
  3. научное обоснование эффективности препарата отсутствует;
  4. «имеют место совершенно фантастические результаты, гласящие о снижении эффективности препарата при одной и той же дозировке с увеличением времени экспозиции, что кроме как «воскрешением» уже погибших зародышей объяснить невозможно»;
  5. принцип возможного действия препарата объясняется «совершенно невероятными» соображениями, например: «Действующее вещество «стучится» в оболочку яйца, личинка на «стук» оболочку раскрывает и погибает».

Заключение Комиссии РАН завершается следующим пассажем:

«Эксперты Комиссии считают необходимым выступить с обращением в Президиум РАН с требованием пресечь лженаучную деятельность, осуществляемую некоторыми сотрудниками кафедры «Водоснабжения и водоотведения» Ростовского ГСУ. <…> А также — в Генеральную прокуратуру по факту навязывания предприятиям <…> препарата, <…> априори неспособного отвечать заявляемым производителем характеристикам».

Как изменили санитарные нормы

Тем не менее, в 2013 году НПО «Пуролат-Трейд» и связанные с ним компании стали выигрывать тендеры на поставку овицидного препарата сразу в нескольких регионах страны. А в 2014 НПО «Пуролат-Трейд» наладило бизнес-связи с Межрегиональной общественной организацией «Здоровье нации и эколого-паразитологическая безопасность» (МОО «ЗНЭПБ»)», под руководством ветерана МВД Виктора Сеченых: «Пуролат-Трейд» стал членом организации и вместе они учредили некоммерческое партнерство «Обезвреживание сточных вод и осадков».

За два года НПО «Пуролат-Трейд», аффилированные компании и индивидуальные предприниматели выиграли 24 тендера на общую сумму 38,8 млн рублей. В 2015 сумма тендеров увеличилась в 2 раза, число поставщиков препарата стало расти, как и количество регионов, закупающих «Бингсти». Такая бизнес-удача производителей и распространителей оказалась напрямую связана с изменением Санитарных правил и норм (СанПиН), в разработке которых, как выяснила «Новая газета», принимали участие аффилированные с поставщиками и разработчиками «Бингсти» люди.

До 2015 года дегельминтизация сточных вод проводилась согласно рекомендациям СанПиН 3.2.1333-03, принятым в 2003 году. Для избавления от паразитов, помимо прочих методов дезинвазии, разрешалось использовать компостирование (осадок сточных вод перегнивал, а за счет высоких температур, образующихся при гниении органики, погибали и яйца паразитов) и иловые карты (осадок обезвоживали и подвергали воздействию отрицательных температур зимой, высоких температур летом и солнечной радиации, отчего яйца паразитов погибали). Эти методы и были одними из самых популярных для избавления от яиц паразитов.

Но в новой редакции СанПиН 3.2.3215-14 исключили компостирование и иловые карты и уже не рекомендовали, а обязали хозяйствующие субъекты использовать другие методы дезинвазии, включающие  препараты ингибирования-стимулирования (как раз таким препаратом и заявляется «Бингсти»). Специалист по очистке воды и главный редактор журнала «Водоснабжение и водоканализация» Сергей Финаев рассказал «Новой газете», что практически все предлагаемые СанПиНом 2014 года методы, кроме «Бингсти», оказались нереализуемы:  

«Печи — экономически недоступная технология (в России они имеются только в водоканале Санкт-Петербурга), а метантенки предлагается эксплуатировать с нарушением правил, да и мало у кого они есть из-за стоимости (до 500 000 рублей за кубометр рабочего объема). Еще один разрешенный способ дезинвазии — биобарабан, но его никто сейчас не производит. Получается, разрешенные методы дезинвазии усложнили до невыполнимого, не оставив альтернатив, кроме как препаратов ингибирования-стимулирования».

Среди разработчиков СанПиН 3.2.3215-14 мы обнаружили Наталью Малышеву, члена координационного совета той самой межрегиональной общественной организации «ЗНЭПБ», которая под руководством бывших военных выступает «за право на здоровую жизнь без паразитов» и сотрудничает с главным производителем и распространителем «Бингсти». Помимо членства в МОО «ЗНЭПБ» доктор биологических наук Наталья Малышева руководит научно-исследовательской лабораторией «Паразитология» и руководит кафедрой зоологии и теории эволюции Курского государственного университета.

Наталья Малышева как минимум с 2011 года связана с МОО «ЗНЭПБ». В марте 2011 она вместе с Александром Пригодиным, учредителем НПО «Пуролат-Трейд» (член МОО «ЗНЭПБ» г.Ростов-на-Дону), и Николаем Сусловым, руководителем представительства МОО «ЗНЭПБ» по Москве и Московской области, участвовала с докладом  в Комитете Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, на заседании Высшего экологического Совета «Экология и здоровье населения, вопросы окружающей среды», где рассматривали проект федерального закона №484225-5 «О водоснабжении и канализовании». Законопроект был принят и вступил в силу в декабре 2011 года.

Помимо Натальи Малышевой среди разработчиков СанПиНа 3.2.3215-14 мы нашли патентообладателя «Бингсти» Елену Хроменкову (научный руководитель кандидатской Хроменковой и докторской Малышевой — один и тот же профессор Николай Романенко) из «Ростовского НИИ микробиологии и паразитологии» и члена координационного совета МОО «ЗНЭПБ» Елену Сиротину из управления Роспотребнадзора по Липецкой области.

Также среди разработчиков СанПиН 3.2.3215-14 значится еще один член координационного совета МОО «ЗНЭПБ» профессор Владимир Васильевич Горохов из НИИ Гельминтологии им. Скрябина.

Что делать с теми, кто отказался покупать «Бингсти»? Судиться!

Начиная с 2011 года в судебных делах появилось упоминание препарата «Бингсти», к настоящему моменту их накопилось уже 79 (по данным «Росправосудия»). В делах есть пояснения компаний о том, что они уже начали использовать препарат «Бингсти», в защиту от обвинений в непроведении дезинвазии. В большинстве случаев речь идет об обеззараживании сточных вод и их осадков, реже — территорий животноводческих ферм (в том числе дезинвазия навоза), и только «Емельяновский детский сад №1» в Красноярском крае проводил обработку с помощью «Бингсти» песка в песочницах для детей.

В 2015 году, после того как начали действовать новые нормы дезиванзии, разработанные при участии членов МОО «ЗНЭПБ» и патентообладателя «Бингсти», сама организация «ЗНЭПБ» начала подавать иски к водоканалам, станциям аэрации и другим компаниям, в процессе осуществления деятельности которых образуются хозяйственно-бытовые сточные воды. Они обвинялись в совершении административного правонарушения в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Проводя дезинвазию сточных вод методами высушивания осадков на иловых площадках или применения препаратов хлора (чаще всего именно такие указаны в делах), компании, по мнению истцов, создают «угрозу причинения вреда окружающей среде и подвергают опасности население», а, значит, должны остановить незаконную деятельность и изменить методы очистки.

Всего мы обнаружили 20 таких исков, поданных в 2015—2018 гг.: часть из них подавала МОО «ЗНЭПБ», либо по ее обращению представления выносили межрайонные природоохранные прокуроры или руководители управлений Роспотребнадзора по региону. Так, например, в Ростовской области все иски были поданы Ростовским межрайонным природоохранным прокурором (три из четырех удовлетворены). На сайте же «ЗНЭПБ» указано, что Совет организации «поддерживает деловые связи с Ростовской межрайонной природоохранной прокуратурой», а председатель Совета Виктор Сеченых и директор «ЗНЭПБ» Иван Скрипников входят в Общественный экологический совет при Ростовской межрайонной природоохранной прокуратуре.

За три года по инициативе «ЗНЭПБ» прошли судебные разбирательства из-за дезинвазии в 12 регионах России. Затронутыми при этом оказались почти все округа страны (кроме Северо-Западного и Северо-Кавказского). Если учитывать и дела с упоминанием использования «Бингсти» — то все округа, кроме Северо-Западного. В 13 из 20 случаев суд встал на сторону организации и обязал компании обеззараживать сточные воды в соответствии с требованиями СанПиН 3.23215-14. (в некоторых случаях еще и штрафуя их на 10 тысяч рублей). В 7 оставшихся ситуациях — отказал.

В ходе своей защиты представители некоторых компаний обращали внимание суда на то, что МОО «ЗНЭПБ» заинтересована не столько в соблюдении санитарно-эпидемиологического законодательства, сколько пытается с помощью контролирующих органов реализовать свои коммерческие интересы, связанные с продажей овицидного препарата «Пуролат-Бингсти». Они отмечали, что еще в 2010 году «от указанной организации поступали предложения по продаже данного препарата для его использования на очистных сооружениях». То есть в тех случаях, когда заключить сделку на продажу «Бингсти» добровольно не вышло, его единственный производитель решил через суд обязать компании сделать это.

Кроме того, иногда самого обращения «ЗНЭПБ» оказывалось достаточным для привлечения компании, не имеющей чеков о покупке «Бингсти», к административной ответственности.

В Ханты-Мансийском автономном округе начальник Территориального отдела Управления Роспотребнадзора по ХМАО-Югре в г.Лангепас и г.Покачи так торопилась наказать компанию за отсутствие должной дезинвазии, что сама совершила административное правонарушение.

После того, как руководитель представительства МОО «ЗНЭПБ» в УрФО написал в Территориальный отдел, что компания «Промышленные информационные технологии» не проводит дезинвазию сточных вод и их осадков, руководитель отдела Е. Ю. Керова потребовала от компании прислать ответ: название препарата, который они используют, или информацию о покупке и использовании «Пуролат-Бингсти». Затем, только на основании этого обращения «ЗНЭПБ», она провела внеплановую документарную проверку компании без приказа руководителя органа государственного контроля и вынесла постановление о привлечении указанного юридического лица к административной ответственности. В итоге, компанию она оштрафовала на 12 тысяч рублей, но за грубое нарушение —  проведение проверки без соответствующего распоряжения — сама была оштрафована на 5 тысяч, а ее постановление в отношении компании отменили.

 Сколько бюджетных денег потрачено

За пять с половиной лет НПО «Пуролат-Трейд» и аффилированные с ним компании выиграли 113 тендеров на поставку овицидного препарата «Бингсти» на сумму 311, 6 млн рублей. Заказчиками выступали не только водоканалы и станции аэрации, но и детские сады, всероссийский детский лагерь «Орленок», структуры «Газпрома» и «Русала».

Первые поставки препарата состоялись в Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях. Как раз в Ростовской области и был изобретен «Бингсти», а также зарегистрированы основные компании и индивидуальные предприниматели, занимающиеся поставками, которые все оказались связаны с МОО «ЗНЭПБ».

Основные компании-поставщики, зарегистрированные в южных регионах, — НПО «Пуролат-Трейд» и «Эко-Бингсти» (ликвидировано в 2016) — принадлежат и управляются семьям изобретателей препарата:  Пригодиными Александром и Любовью, Грибовыми Ольгой и Ириной (сейчас Падалко) и Наталье Петровой.

Ольга Грибова поставляла государству «Бингсти» и как индивидуальный предприниматель. Только на этих трех поставщиков приходится 45 выигранных тендеров на сумму 112,5 млн рублей.

В 2014 году к ростовским предпринимателям присоединился белгородский доктор медицинских наук, заведующий кафедрой медико-профилактических дисциплин Белгородского государственного университета. Он стал членом координационного совета МОО «ЗНЭПБ» и единственным поставщиком «Бингсти» в Белгородской области. Валерий Евдокимов выиграл 10 тендеров на сумму 20,4 млн рублей. Примечательно, что до того как начать поставлять государству препарат, эффективность которого, согласно заключению Комиссии РАН по борьбе с лженаукой, полностью отсутствует, Валерий Евдокимов был главным врачом в «Центре госсанэпиднадзора в Белгородской области» (ликвидировано в 2005 году).

Еще одна компания, хоть и зарегистрирована в Москве, тесно связана с МОО «ЗНЭПБ», располагающейся в Ростове-на-Дону. Исполнительный директор и владелец 50% компании «ДСМ», выигравшей в Тюменской области 3 тендера на 2,5 млн рублей, — Николай Суслов. Он кандидат педагогических наук, подполковник в отставке, руководит представительством МОО «ЗНЭПБ» по Москве и Московской области. А председатель «ЗНЭПБ» Виктор Сеченых — его бывший командир. О нем Суслов часто пишет в своем блоге в ЖЖ, посвящает династии Сеченых отдельные посты. Сын Сеченых тоже бывший военный и тоже состоит в «ЗНЭПБ», а внук пока только еще заканчивает военное училище.

Виктор Сеченых с сыном и внуком. Источник фото: страница в Одноклассниках Виктора Сеченых

Помимо своих боевых товарищей Суслов пишет и о борьбе с паразитами как о призвании: «Я — не паразитолог, а всего лишь простой ассенизатор. Паразитология — мое хобби. Борьба с глистами — призвание и профессиональный долг». Девиз его ЖЖ так и звучит: «За Россию без глистов!»

Скриншот ЖЖ Николая Суслова

Еще один поставщик Тюменской области и других регионов Сибирского федерального округа — индивидуальный предприниматель Дмитрий Епишин, выигравший 12 тендеров на 13,2 млн рублей. В его компании «Термалинк Опт», занимающейся оптовой торговлей химическими продуктами, до 2014 года директором работал Евгений Огородников — представитель МОО «ЗНЭПБ» по Уральскому федеральному округу. По инициативе Огородникова проводились экспертные встречи Регионального отделения ОНФ в Тюменской области, с повесткой «О несоблюдении СанПиН 3.2.3215-14, который был разработан патентообладательницей «Бингсти» и членами МОО «ЗНЭПБ».

ОНФ вообще неравнодушен к глистам. Так, в письме ОНФ-61/2-100/2018 от 12.04.2018 руководитель регионального исполкома НФ в Ростовской области М.Ю. Сапрыкин сообщает руководителю ростовского областного Роспотребнадзора, что ОНФ совершит  на очистные сооружения... «выезды-рейды» — «в рамках мониторинга ...обеззараживания сточных вод и иловых осадков»!

То есть самозваные инспекторы будут проверять, добавляют ли сотрудники водоканала толченую ботву в канализацию.

При чем тут заслуженные врачи России?

Абсолютным лидером среди поставщиков препарата «Бингсти», как ни удивительно, стал не его основной производитель НПО «Пуролат — Трейд», а опередившее его почти в два раза по сумме выигранных тендеров — некое ООО «Экоресурс».

Зарегистрированная в 2013 году в Новосибирске компания за 2014-2018 гг. выиграла 24 тендера в регионах Сибирского федерального округа на общую сумму почти 119 млн рублей.

У ее директора и владелицы 90% компании Татьяны Жулябиной по этому же адресу зарегистрировано еще 5 компаний разного профиля, где она так же директор и учредитель: от бухгалтерских услуг до перевозок воздушным транспортом. Еще 10% «Экоресурса» принадлежит Наталье Денисовой.

До 2013 года у Жулябиной была компания ООО «Крафт», где директором в то время был Виталий Хныкин — муж Натальи Денисовой (согласно их профилям в социальных сетях) и представитель МОО «ЗНЭПБ» по Сибирскому федеральному округу. Также Хныкин председатель и один из трех учредителей «Межрегиональной общественной организации по защите прав граждан на благоприятную окружающую среду «Экология и здоровье нации» (МОО «Экология и здоровье нации»). Два других учредителя — бывший офицер и член общественного совета Министерства экологии и рационального природопользования Красноярского края Анатолий Кучеренко и настоящее светило в сфере санитарии Сергей Куркатов — член Координационного совета «ЗНЭПБ».

Доктор медицинских наук и заслуженный врач России Сергей Куркатов 25 лет проработал в государственной санитарно-эпидемиологической службе в Красноярском крае. В 2013 году он вышел на пенсию с должности руководителя Управления Роспотребнадзора по Красноярскому краю — главного государственного санитарного врача по Красноярскому краю. За время своей многолетней работы был награжден орденами «За заслуги в развитии медицины и здравоохранения» и «За заслуги перед отечеством II степени». Автор более 200 печатных работ по проблемам гигиены, санитарии, экологии и безопасности жизнедеятельности. Сейчас Куркатов возглавляет кафедру гигиены Красноярского государственного медицинского университета имени профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого.

Бизнес Куркатова также связан со сферой санитарно-эпидемиологических услуг, в котором ему помогают его обширные профессиональные связи. Так, купленная им в 2014 году компания «Экспиан», занимающаяся проведением санитарно-эпидемиологических экспертиз и оформлением соответствующей документации, заключила с «Канской ТЭЦ» договор ценой почти 1 млн рублей на оказание услуг по корректировке проекта зон санитарной охраны поверхностного водозабора на реке Кан и получению положительного санитарно-эпидемиологического заключения от Управления Роспотребнадзора по Красноярскому краю. При этом выбранный ТЭЦ способ этой закупки — у единственного поставщика — в документах никак не объясняется.

В разделе «Контакты» на сайте «Экспиана» указано ООО «ФСЭБ-С» («ФСЭБ-сервис»), и адреса электронных почтовых ящиков также ведут к этой компании. «ФСЭБ-С» является поставщиком «Бингсти» и связана с семьями еще двух видных государственных деятелей в сфере санитарно-эпидемиологической службы Красноярского края.

Директором «ФСЭБ-С» является Куркатов, владеет фирмой его жена Наталья Куркатова напополам с Еленой Скударновой, чей муж Сергей Скударнов — доктор медицинских наук, заслуженный врач России — сейчас главный врач Красноярского краевого центра по профилактике и борьбе со СПИД. До этого директором компании был Анатолий Василовский (а его жена Нина Василовская — в учредителях) — еще один доктор медицинских наук и бывший доцент кафедры гигиены Красноярского государственного медицинского университета имени профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого, которую возглавляет Куркатов. Василовский был учеником Куркатова, писал с ним научные работы — тот значится консультантом докторской диссертации Василовского. Судя по судебным делам, между ними произошел конфликт: Куркатов вытеснил Василовского из «ФСЭБ-С», а тот создал аналогичную организацию санитарно-эпидемиологической службы с практически идентичным названием «ФСЭБ» (в клиентах которой мы находим «Экоресурс»).

Именно в тот период, когда руководителем «ФСЭБ-сервиса» был Василовский, компания являлась единственным поставщиком препарата «Бингсти» для нужд «Теплосети» в г. Ачинске Красноярского края (структура «Русала»). Более 2000 литров овицидного препарата для дезинвазии на весь 2014 и до сентября 2015 года. А с конца 2015 года единственным поставщиком стала компания «Экоресурс», она обеспечила «Теплосети» 3500 л «Бингсти» на период с октября 2015 по 2018 год включительно.

Ачинский филиал «Теплосети» был открыт в 2014 году и за эти 4 года потратил почти 20 млн рублей на закупки «Бингсти». В 2018 стало известно, что ряду домов в Ачинске «Теплосеть» значительно повысила плату за коммунальные услуги.

Использование «Бингсти» филиал не скрывает. Главный инженер, комментируя способ обеззараживания воды на предприятии, описал механизм: «Идёт биологическая очистка в  три ступени, затем  — обеззараживание гипохлоритом натрия и  дорогостоящим овицидным препаратом «Пуролат-Бингсти». Все эти процессы контролируются соответствующими организациями. Мало регионов Красноярского края несут подобные расходы, более 4 миллионов рублей в год. Мы это делаем».

Однако узнать поставщиков препарата оказалось не так просто: подрядчики «Теплосети» — «ФСЭБ-С» и «Экоресурс» — упоминаются только в текстах опубликованных протоколов. Из них мы и узнали, что эти два компании являются официальными дистрибьюторами препарата «Бингсти» на территории Красноярского края предприятия НПО «Пуролат — Трейд». Сам же «Пуролат — Трейд» нигде информацию о своих официальных дилерах не раскрывает.

Иллюстрация: Алексей Комаров / «Новая газета»
в полном размере 

Вся история с «Бингсти» выглядит как потрясающая история успеха современных «дуремаров». От патента на гомеопатически разбавленную толченую картофельную ботву, полученного людьми, далекими от паразитологии, до применения мощи российской судебной системы для принуждения водоканалов по всей стране к применению «Бингсти» — прошло практически 20 лет.

Проповедники толченой ботвы действовали грамотно: подготовили несколько сомнительных диссертаций и публикаций, организовали лоббистскую МОО «ЗНЭПБ», проникли в состав авторов новой редакции СанПиН, внедрили в нее нормы, которые сделали использование «Бингсти» обязательным, стали судиться с водоканалами, заставляя их покупать «Бингсти». В итоге самозваные «борцы с глистами» добились выгодных для себя решений думских комитетов и организации «рейдов» ОНФ по водоканалам, подружились с прокуратурой и стали единственным поставщиком своего снадобья, заработав миллионы на контрактах с госструктурами.

Андрей Заякин, Ирина Долинина, Алеся Мароховская — Дата-отдел «Новой газеты»

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera