Интервью

Революционеры и бюрократы Никола Пашиняна

Что стоит за преследованием родственников и приближенных бывшего премьера Армении Сержа Саргсяна? Интервью Аркадия Дубнова

Никол Пашинян. Фото: Gevorg Ghazaryan / Zuma / TASS

Политика

 

В Армении два месяца назад состоялась «бархатная революция». К власти мирным путем пришли оппозиционеры, требовавшие социальной справедливости и сменяемости власти. Сейчас новое правительство предлагает резкие антикоррупционные меры и старается запустить реальные реформы.  Ситуацию комментирует эксперт по странам СНГ Аркадий Дубнов.

Новая власть, сформированная после прихода на пост премьера Никола Пашиняна, стремится продемонстрировать, что выполняет свои обязательства по борьбе с коррупцией. Имена окружения ближайших родственников бывшего президента и премьера Сержа Саргсяна, например, его брата Сашика, для подавляющей части армян связаны с их беспредельным поведением. Они занимались рейдерством, прикрываясь именем своего высокопоставленного родственника. Естественно, если бы Пашинян в первую очередь не стал бы разбираться с этим пунктом своей программы, то ему бы этого не простили.

— На саммите НАТО в Брюсселе Пашинян заявил, что Армения не будет принимать деньги от стран ЕС, а получит их в результате борьбы с коррупционерами. Значит ли это, что аресты ближайшего окружения экс-президента Саргсяна будут и дальше продолжаться?

— Заявление, сделанное Пашиняном в Брюсселе, носит достаточно популистский характер — к помощи от западных стран он так или иначе вынужден будет вернуться, если удержится у власти. Кроме того, помощь Евросоюза — это не только деньги, но еще и технологии, знания, компетенции, оказание содействия в инфраструктурном развитии, — словом, все то, чем могут развитые экономики  оказаться содействие развивающимся. А деньгами может помочь и помогает  огромная армянская община по всему миру.

Разумеется, Пашинян последовательно будет стараться направить свой удар  по прикормленной при Саргсяне армянской олигархии. Но этого одного недостаточно, чтобы Армения получила мощный толчок в своем инновационном развитии, совершенствовании и гармонизации гражданского общества, его отношений с властью. Если игнорировать эти задачи и сосредоточиться лишь на борьбе с олигархией, то есть риск того, что она может в ответ настроить против власти множество людей, от нее зависящих и ею раздраженных.

Когда говорят об армянских кланах, это не пустое понятие, они могут быть консолидированы против новой власти. Чтобы преодолеть эту опасность, Пашиняну нужна новая легитимность, которая может быть получена лишь новыми парламентскими выборами. Однако, победа его сторонников на выборах зависит от успеха нынешних первоочередных реформ — получается замкнутый круг. Приходится думать о разумных компромиссах. Множить число недовольных или даже разочарованных новой властью — рискованно.

— Пашинян неоднократно заявлял, что не будет устраивать кадровые чистки, в том числе он не стал делать чистку в Комитете госдоходов. Почему он придерживается такой политики?

Никол Пашинян. Пресс-конференция во время массовых протестов в Ереване. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Одно дело — популизм митинговый, а другое дело — необходимость сохранить стабильность бюрократического аппарата. Любая страна вынуждена быть управляема бюрократией. Если эту бюрократию вычистить так значительно, как предполагалась, в стране может наступить потеря управления, если даже не  хаос. И я так понимаю, что

Пашинян, судя по некоторым назначениям, убедился, что очень короткая скамейка запасных среди тех революционеров, которые готовы заменить собой бюрократическую структуру.

Поэтому приходится сохранять остатки старых кадров. «Буржуазные специалисты», как говорили большевики, тоже необходимы.

— Главы МИД Армении и Азербайджана встретились в Брюсселе и сели за стол переговоров относительно Нагорного Карабаха. Пришли ли они к какому-либо соглашению?

— Не думаю. Встреча глав МИДа могла только привести к росту взаимопонимания между новыми когортами дипломатов: они должны притереться друг к другу и посмотреть друг другу в глаза, как бы попытаться найти какой-то общий язык, выяснить, насколько они могут вообще разговаривать — либо на повышенных тонах, на языке ультиматумов и демаршей либо на создать атмосферу хотя на уровне экспертных дискуссий. Так что, я думаю, что встречи министров — это пока только предварительное личное знакомство.

— В Азербайджане после покушения на мэра Гянджи начались беспорядки — руководство обвиняет оппозицию в раскачивании стабильности, представитель азербайджанского МИДа в связи с этим упоминает Армению, а подозреваемого в покушении Юниса Сафарова называют исламистом и террористом. Чему из этого можно верить?

— Азербайджанские власти пока так и не набрались мужества признать собственные ошибки во внутренней политике, которые допустимы и даже неизбежны в любой стране, где сегодня набирает опасность исламский радикализм.

В стране есть конфликт между  мусульманскими ценностями и неумными попытками власти их дискредитации. Скорее всего,  именно такого рода конфликт произошел в Гянджи по поводу запрета на ношение хиджаба.

Отношения к организованному исламскому экстремизму это не имеет. Это конфликт, порожденный невнятным поведением властей и возбужденной толпы.

Как только выясняется, что это так, и в этом можно увидеть слабость власти, последняя начинает переводить стрелки на привычного внешнего врага.  Поэтому ищется армянский след, и находится армянская мать у какого-то обвиняемого. Это очень примитивное объяснение ситуации. Естественно никакого армянского следа в этой ситуации не просматривается да и странно было бы его обнаружить.

Беседовала Лилит Саркисян

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera