Колумнисты

Дама с бэкграундом

Дмитрий Медведев назначил ректора Южного федерального университета Марину Боровскую заместителем министра науки и высшего образования. Она будет курировать университеты

Этот материал вышел в № 82 от 1 августа 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Заякинсооснователь «Диссернета», редактор data-отдела «Новой»

8
 

Наша бюрократическая вертикаль довольно занятна. Потому что она толком-то и не вертикаль. Казалось бы, замминистра подчиняется министру. Но нет. Министр получает своих замов, как довесок к своему посту. Иногда — как противовес. С учетом того, что документы «ходят» к министру через замов, заместитель теоретически имеет возможность саботировать полезные и нужные начинания. Или, наоборот, — воспрепятствовать безумным и вредным проектам. В итоге подобная система, как правило, не может творить ни зла, ни добра, а хождение документов по министерским коридорам — круговорот бессмысленности.

Вообще-то о назначении Боровской я узнал почти за месяц до того, как оно состоялось. Еще 3 июля «Новая газета» направила запрос в пресс-службу Минобрнауки (которое, согласно сообщению Интерфакса, продолжит работать как единое ведомство примерно до конца года) — на имя министра Котюкова:

«…М.А. Боровская является лицом, многократно выступавшим в качестве научного руководителя, консультанта или официального оппонента на защитах фальсифицированных диссертаций. Просим прокомментировать достоверность сведений о возможности назначения М.А. Боровской на должность заместителя министра и разъяснить, принимаются ли во внимание при рассмотрении кандидатур на руководящие должности в Министерстве сведения о возможной вовлеченности кандидата в деятельность по необоснованному присуждению научных званий».

Министерство полностью проигнорировало наш запрос, хотя и получило его, о чем я могу судить по телефонному звонку из пресс-службы. Поэтому мы хотели бы поместить сюда мнение М.М. Котюкова о том, проверяют ли его будущих замов на диссероделание, но нерасторопность чиновников (или нежелание отвечать на неудобные вопросы) этому воспрепятствовали. Коль скоро запрос до министра не дошел, справку о проф. Боровской он может прочесть ниже.

Под руководством Марины Боровской (2012–2018) ЮФУ достиг выдающихся успехов в покровительстве странным диссертациям. В антирейтинге «Диссеропедии российских вузов» этот университет занимает почетное 11-е место из 588 университетов со 133 кейсами.

«Кейс» в данном случае — это диссертация, имеющая, по нашему мнению, признаки фальсификации, в защите которой принимают участие действующие сотрудники университета; или столь же сомнительная научная статья. В стенах ЮФУ было защищено не менее 68 диссертаций, которые вызывают большие сомнения. Это, пожалуй, главное, что нужно знать о проф. Боровской как «управленце образованием». В более локальном масштабе ее компетенции можно изучить на примере возглавляемого ею диссовета (Д 212.208.28), где мы обнаружили восемь сомнительных диссертаций.

Большинство российских начальников в таких случаях говорят: «Это было при прежнем руководстве». В самом деле, из 68, скажем так, экстравагантных, прошедших в ЮФУ, 65 состоялись до назначения Боровской ректором. Но что сделала проф. Боровская, когда все это вскрылось?

Именно при Боровской в ЮФУ удалось спасти репутацию ректора Чеченского государственного педагогического университета Хож-Ахмеда Халадова, чья диссертация, на наш взгляд, имеет много общего со студенческой курсовой. Проф. Боровская, которая отвечает как руководитель университета за диссертационные советы, не воспрепятствовала официальному сообщению о том, что в работе Халадова плагиата нет.

Увы. И высказывания самой проф. Боровской, к сожалению, иногда не всегда соотвествуют фактам, которые легко проверить. Так, в интервью РБК она утверждала, что по выявленным «Диссернетом» случаям плагиата и фальсификаций все вопросы к ней оказались «сняты» в ходе разбирательства с участием Андрея Заякина — то есть меня. Не знаю, может быть, речь идет о моем полном тезке, но я настоящий в ходе того, что Боровская назвала «публичным разбирательством» (на самом деле это была пресс-конференция), никаких «претензий» не снимал, а, напротив, достаточно жестко критиковал ЮФУ, репортаж о чем можно прочесть на сайте donnews.ru.

Я тогда публично назвал имена сотрудников ЮФУ, которые по моему мнению, могут иметь отношения к сомнительным диссертациям. Говорил о проф. Абакумове с 15 странными защитами в анамнезе, о проф. Анопченко — с 8 подобными же, о проф. Мамедове — с 6 и еще о 25 сотрудниках ЮФУ. И не надо говорить, что наш Трудовой кодекс не позволяет сотрудника уволить. В РГГУ смогли, когда захотели. В МПГУ смогли. В «Вышке» сотрудников, уличенных в плагиате или диссероделании, выгоняют быстрее, чем пресса успевает заметить. То есть, как я полагаю, в ЮФУ просто не хотят?

Не важно, кто из сотрудников бедокурил при прежнем ректоре, важно, как на эти поступки реагирует нынешнее начальство. А при Боровской в университете как-то все было спокойно. Значит, можно предположить, что и в министерстве — будет тоже так.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera