Сюжеты

Праздник вне конкуренции

За две недели до единого дня голосования число интриг снизилось до минимума

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Этот материал вышел в № 93 от 27 августа 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Кампания по выборам мэра Москвы несется навстречу неминуемой развязке подобно гонкам между трамваем и велорикшами. В трамвае на позапрошлой неделе катался кандидат от КПРФ Вадим Кумин и даже, как гордо отметили его сторонники, помог маме с коляской войти в вагон. Московские велосипедисты пытаются обойти рельсовый транспорт Кумина на повороте, агитируя за действующего мэра Сергея Собянина с помощью прицепленных к багажнику плакатов. В стороне от пелотона бежит кандидат от ЛДПР Михаил Дегтярев, ноги сами несут его в суд: он все старается снять с выборов кандидата партии «Союз горожан» Михаила Балакина и даже подал иск (предсказуемо отклоненный). Дегтяреву, к слову, прогнозируют возможное второе место — и это едва ли не единственная неожиданность будущих выборов. В таких условиях кандидату от «СР» Илье Свиридову можно просто расслабиться и подумать о будущем. Он и думает:

в ходе одного из раундов предвыборных дебатов кандидат заявил, что власти Москвы покупают в школы электронные доски, которые «облучают наших детей».

Что это, если не забота о будущих поколениях избирателей?

Если такое происходит в Москве, нетрудно догадаться, каков уровень политической конкуренции в остальных регионах, где 9 сентября будут выбирать своих губернаторов, мэров и депутатов. Разумеется, там тоже есть и скандалы со снятием кандидатов, и добровольные отказы вроде бы реальных конкурентов действующей власти, и свои черные пиар-технологии. Но наблюдающие за происходящими по всей стране кампаниями политологи констатируют: везде почти до максимума прокачана технология «вход на выборы — только для своих». В таких условиях финальный результат предсказуем уже на старте. Все, о чем нужно позаботиться властям — создание праздничного настроения.

На прошлой неделе фонд «Либеральная миссия» выпустил большой доклад об итогах регистрации кандидатов во всех избирательных кампаниях, чей финал придется на 9 сентября. Во всех регионах власти включили муниципальный фильтр на полную мощность.

«[Он] остается непреодолимым препятствием для реально оппозиционных кандидатов, но через него легко проходят технические кандидаты. В этих условиях партии системной оппозиции продолжают де-факто осуществлять электоральное субсидирование «партии власти», не выдвигая кандидатов там, где у них имеется существенная (а иногда и наибольшая) поддержка. В то же время «партия власти» продолжает субсидировать системную оппозицию голосами провластных муниципальных депутатов, формально подписывающихся за оппозиционных (но не имеющих шансов на избрание) кандидатов», — пишут авторы доклада политолог Александр Кынев, юристы Аркадий Любарев и Андрей Максимов.

Иными словами, партии и их кандидаты выходят из игры или сразу и сами, или позже при помощи местных избиркомов, оставляя на съедение заведомым фаворитам спойлеров. Например, КПРФ не стала выдвигать своих кандидатов на выборы в четырех регионах — Красноярском крае и республике Алтай, Новосибирской и Омской областях, там, где они могли составить реальную конкуренцию «Единой России», пишут авторы доклада.

«По результатам выборов в Госдуму 2016 года Омская область у КПРФ оказалась на втором месте (25,2%), Новосибирская — на восьмом (19,6%), республика Алтай — на 19-м (17,3%), а Красноярский край — на 37-м (14,4%), то есть даже в Красноярском крае результат КПРФ был выше ее среднего по стране, а остальные три региона в числе тех, где ее позиции наиболее сильны», — говорится в тексте.

Новосибирск, правда, стоит особняком: там «красный» мэр Анатолий Локоть уже во второй раз договорился, что сохранит свою должность в обмен на то, что партия не будет претендовать на большее.

Из борьбы в Амурской области выпал представитель ЛДПР, хотя в 2016 году именно в этом регионе кандидат от партии набрал сумасшедшие по нынешним временам 29%. От фильтра страдают не только системные, но и любые другие партии.

«В республике Саха (Якутия) «Гражданская платформа» отозвала выдвинутого ею кандидата Э.Б. Березкина, который в 2014 году на аналогичных выборах занял второе место, получив 29,5% голосов (один из лучших результатов для оппозиционного кандидата), — пишут докладчики. — В условиях неучастия в выборах депутата Госдумы от региона Ф.С. Тумусова («Справедливая Россия»), ранее также занимавшего на выборах главы Якутии второе место, ситуация все больше напоминает кулуарное соглашение основных участников».

В других кампаниях более-менее интересные кандидаты, как правило, не проходили процесс сбора подписей. Наиболее показательна в этом плане Москва, но еще, например, Владимирская область, где по итогам проверки подписей сняли с гонки известного журналиста Максима Шевченко, шедшего от КПРФ. При этом действующие губернаторы и главы областных центров, как правило, призывали депутатов помогать со сбором подписей другим кандидатам. Но помогали на этих «кустовых встречах» только тем, кто не представляет даже теоретической опасности: в Воронежской области, к примеру, кандидат от «Яблока» не получил вообще ни одного голоса.

Кажется, что интриг на ближайших выборах не предвидится, ведь сами избираемые руководители превратились, по сути, в наместников президента, говорит политтехнолог Алексей Макаркин.

«Происходит технократизация губернаторского корпуса, — говорит он. — Губернаторы все больше воспринимаются не как политики, а как управленцы, которые встроены в определенный механизм. Многие главы регионов при этом подбираются так, чтобы у них не было связей в регионах. Принцип схож с царской Россией: главы регионов назначаются сверху как «государевы люди», а потом через время их переводят либо по горизонтали в другой регион, либо в центр на чиновничью должность».

Меняются эпохи, но не меняется главный принцип, добавляет Макаркин: на людей от государя ведь рассчитывают, их уже априори встроили в вертикаль, а если ему будет составлять кто-то конкуренцию сильную, так все планы пойдут прахом.

Тем не менее интрига не умерла совсем, считает Александр Кынев.

«Во многих регионах определены фавориты, но это не означает, что интриги больше нет. Бенефициарами всех последних сокращений кандидатов — и в этом парадокс — являются системные партии КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия», — объясняет Кынев. — Логичнее было бы распылять все протестные голоса между большим количеством кандидатов, а в результате весь протестный электорат будет неизбежно концентрироваться вокруг оставшихся партий. Партия власти в итоге так просто недосчитается мандатов. Да, системная оппозиция сейчас слабая, но прямо пропорционально улучшению результатов будет расти и ее самостоятельность».

Провластные политтехнологи в итоге рискуют нанести удар по «Единой России», которая и так сейчас балансирует на тонком льду из-за недовольства пенсионной реформой. Приходится подстраховываться: в некоторых регионах, по данным РБК, единороссам позволят вспомнить лозунг о том, что их партия — «партия президента». Если Владимир Путин действительно смягчит пенсионную реформу, как это планировалось, сама партия тоже внакладе не останется.

Пока же власти разных регионов заняты привычным делом по повышению явки на бега с заранее объявленным результатом.

«Это создание легитимности, — говорит политтехнолог Владимир Перевозчиков. — В голове у избирателя должен быть миф, что все происходящее — реально. Над этой иллюзией нужно работать».

Региональные власти и работают — каждый в меру своей фантазии: в Барнауле параллельно с выборами мэра будут выбирать детские сады, на ремонт которых выделят больше денег (очень похоже на «школьные референдумы» в Москве во время президентских выборов в марте); в Приморье повторят опыт 18 марта по розыгрышу IPhone X и продаже продуктов со скидкой. А в Самарской области запустили видеоролик, в котором два человека изображают возмущенных действиями властей гомосексуалов.

«Пусть туда идут другие голосовать, а у нас дела поважнее есть», — говорит в конце ролика один из персонажей, на ходу снимая с себя штаны.

Логика «не пошел на выборы — значит, из «таких» тоже уже была, когда во время президентской кампании россиян пугали «геями на передержке». Кажется, без Фрейда здесь не обойтись.

В Москве все несколько элегантнее: скрытая похвала собянинским реформам — от реновации до парка «Зарядье» — содержится в батле между Сергеем Шнуровым и Семеном Слепаковым, а на оформление избирательных участков шариками и баннерами потратят больше 100 миллионов рублей. Принцип, однако, все тот же: у избирателя должно быть ощущение праздника.

«Когда опрашивают людей, регулярно ходящих на выборы, они говорят, что самые лучшие кампании были лет 30 назад. Там, конечно, был один кандидат. Но там и колбасу в буфете могли выкинуть, и музыка играла, и песни пели хорошие советские. Никто не думал, за кого голосовать, это было торжество. А потом все испортилось: и буфет плохой стал, и музыка, и кандидатов слишком много. Приходится ломать голову, кого выбирать. А зачем на празднике думать?» — описывает идеальный для властей избирательный сценарий политтехнолог Макаркин.

Учитывая, что в агитации за Собянина был замечен, например, Лев Лещенко, мечты о возвращении тех времен, кажется, кто-то воспринимает слишком буквально.

А в это время

Выборы в республике Алтай бьют рекорды по количеству людей с судимостями на одно кресло муниципального депутата. Сайт Una Cultura на основе данных местного избиркома вычислил, что в списке от «Единой России» на выборы идут 55 человек с различным уголовным прошлым. В основном – нетяжкие статьи вроде кражи или хулиганства, но есть и люди, осужденные за изнасилование, угрозу убийством, а также за угон воздушного или водного судна. У нескольких человек судимости сохранились еще со времен СССР. Рекордсменом по числу судимостей стал кандидат в Усть-Канский совет депутатов индивидуальный предприниматель Амыр Калташев — у него их пять (погашено только две).

«Единая Россия» пока никак не прокомментировала, по каким критериям выбирались их кандидаты.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera