Сюжеты

Банкомат разбушевался

Деньги больше не идут за пациентом: чем лучше работает больница, тем меньше ей заплатят

Этот материал вышел в № 97 от 5 сентября 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

2
 

Больницам Мурманской области не доплачивают за лечение пациентов 10–20%. Это данные Счетной палаты по итогам прошлого года. В 2018 году, как говорят главврачи стационаров, результат будет примерно таким же. При этом деньги в Территориальном фонде медстрахования есть — прошлый год ТФОМС завершил с профицитом. Занижение тарифов происходит исключительно для востребованных клиник. А вот службы, которые по причине полной неукомплектованности врачами с госзаданием не справляются, напротив, получают деньги по повышенной ставке. Занимательной математикой руководит Территориальный фонд медстрахования.

В середине августа «Новая» рассказала, что в Мурманской области фонд ОМС и страховые компании отказываются платить лечебным учреждениям за «лишних» пациентов или, языком судебного акта, за превышение плановых объемов медицинской помощи. Плановые объемы на год устанавливаются для любого учреждения — грубо говоря, они определяют, сколько пациентов можно принять. Величина ориентировочная, гибкая, в течение года ее можно пересматривать, но на практике на просьбы главврачей обычно следует отказ, потому что за основу планирования берутся не потребности пациентов, а имеющиеся в бюджете деньги. К больницам, которые лечат «слишком много», применяется понижающий коэффициент — услуги оплачиваются не в полном объеме. Отсюда растущая кредиторка и нехватка средств на оборудование и элементарные расходники.

Замдиректора ТФОМС Сергей Маган сделал заявление для ТАСС: «ФОМС и страховые отказываются платить за вылеченных пациентов — это абсолютно неправда». Видимо, г-н Маган запамятовал, что накануне его подчиненные не только не оспаривали недоплаты, но даже, хоть и безуспешно, пытались обосновать их в суде (аудиозапись — в распоряжении «Новой»). И в отзыве на иск медучреждения, который также имеется в редакции, фонд, даже не являясь ответчиком по делу, на 10 листах настаивает: выход за рамки плановых объемов медпомощи — законное основание для неоплаты оказанных услуг. Больше того, требует «не принимать во внимание» доводы врачей о невозможности отказа человеку в лечении.

Авторам этого манускрипта, конечно, хочется напомнить Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», статья 11 которого запрещает отказывать в бесплатной медпомощи. Г-н Маган, очевидно, этот закон, как и Гражданский кодекс, помнит, а значит, понимает, что судебную позицию фонда озвучивать публично, прямо скажем, стыдно. С прошлого года Мурманским многопрофильным центром имени Пирогова подано 22 иска к страховым компаниям по поводу неполной оплаты оказанных медицинских услуг. Взыскано по ним более 45 миллионов, выиграно, но пока не получено от ответчиков еще 20 миллионов, в производстве судов иски на 17 с лишним миллионов. Итого 82 миллиона неоплаченного лечения за полтора года — и это в одной, причем не самой большой в области, больнице.

Что такое неоплаченное лечение? Низкие зарплаты врачей, долги за «коммуналку», разрушающиеся помещения, ухудшение качества оказания медицинских услуг. По данным Росстата, регион вошел в пятерку тех, где зарплаты врачей не удалось дотянуть до уровня, определенного «майскими указами», а зарплаты младшего медперсонала остались даже ниже средних. На прошлой неделе в селе Умба на юге области люди вынуждены были самостоятельно покупать бензин для скорой.

В этих условиях фонд ОМС осознанно понижает тарифы, причем пересматривает их несколько раз за год: в 2017-м — 11 раз, в нынешнем — уже 7.

Вообще, согласно письму федерального минздрава, и объемы помощи, и тарифы действительно могут быть пересмотрены — но лишь в сторону увеличения по сравнению с рекомендованными Москвой. С учетом уровня заболеваемости, демографии, климата, инфраструктуры и т.д. Но в Мурманской области происходит ровно наоборот: снижаются и объемы, и тарифы. Например, если согласно федеральной Программе госгарантий бесплатного оказания гражданам медпомощи норматив на один случай госпитализации составлял в 2017 году, с учетом регионального коэффициента, 47 528 рублей, то местный ТФОМС платил всего 43 тысячи. За один койко-день реабилитации в стационаре — 2600 вместо 3200 федерального норматива. То есть одну гарантированную котлету просто делили на двух пациентов. Или одну инъекцию.

А вот поликлиникам повезло намного больше: амбулаторные приемы (не профилактические, а по поводу заболевания) оплачивались даже с превышением. При этом, согласно отчету Счетной палаты, в 2017 году помощь в поликлиниках области получили лишь 57% от ожидаемого числа северян. Болеть люди меньше не стали, им просто не у кого лечиться — нет врачей.

Из отчета СП: «Основной причиной низкого исполнения числа посещений по амбулаторному приему в неотложной форме является недостаточная укомплектованность врачебными кадрами».

При этом число обращений в стационары зашкаливает. На 11% превышен план по госпитализациям на лечение, на 20% — на реабилитацию. Пациенты, не получившие помощь в поликлиниках, вместо кладбищ упорно стучатся в больницы, нарушая стройность отчетов Фонда. И создавая то самое «превышение объемов», за которые он, вопреки дежурным заявлениям, отказывается платить.

Если российский парламент окрестили взбесившимся принтером, то мурманский ТФОМС можно назвать взбесившимся банкоматом. Структура, созданная для аккумулирования и распределения денег, диктует врачам, кого и почем лечить.

Лечиться отправляют по городам и весям — в начале года в листе ожидания высокотехнологичной помощи стояло почти 3 тысячи человек. Исполняется план по высоким технологиям в регионе только на 88%. Но все больше пациентов отправляют на операции за пределы области. В прошлом году в больницы других городов ушло полмиллиарда.

На запрос «Новой» о получателях этих средств и объеме оказанных услуг ТФОМС прислал ответ, из которого следует, что за последние 4 года объем средств неуклонно рос – если за весь 2015 год за пределы области ушло 383 миллиона, каждый следующий год сумма увеличивается примерно на 50 миллионов. Счетная палата отмечает, что почти половина денег уходит в Петербург, а основной объем приходится на НМИЦ имени Алмазова, где директором лечебно-реабилитационного комплекса трудится Аркадий Рубин, бывший глава минздрава Мурманской области, а директором клиники — Александр Голованов, бывший главврач Мурманской областной больницы. В центр Алмазова регион фактически отдает офтальмологический, кардиохирургический, нейрохирургический профили, которые раньше успешно развивались в той самой областной больнице. В этом году навсегда уехал из Мурманска приглашенный из новосибирского института патологии кровообращения талантливый кардиохирург Видади Эфендиев, надеявшийся поднять качество помощи в областной больнице до уровня ведущих клиник центра страны.  В Мурманске доктор продержался всего полгода.

Ну а детская хирургия ушла в Петербург — в государственный педиатрический медицинский университет, выпускники которого Вячеслав Акульчев и Михаил Кривошей трудятся соответственно директором и замом ТФОМС Мурманской области. К слову, в регионе до сих пор нет детской областной больницы.

Экономически схема уничтожения такова: планируются объемы оказания помощи, меньшие, чем потребность населения, при перевыполнении плана тарифы автоматически снижаются, растут долги. Пациентов не направляют на дорогие высокотехнологичные операции в местные учреждения (там и так все якобы переполнено), а, помариновав в листе ожидания, отправляют в другие города. С ними уходят деньги — и в итоге в регионе умирают целые направления медицины. Местной школы медицины фактически больше нет. Зато на базе пединститута грозятся открыть медфак. Кто будет там преподавать, держится в тайне. Пока ректор объявил, что это будет доктор медицинских наук, при этом известный в регионе практикующий врач. Проблема в том, что в Мурманской области таких нет.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera