Сюжеты

Гибридная явка

Как фальсифицируются выборы? Анализируем прошедшие президентские, а думаем о предстоящих региональных

Фото: Сергей Мальгавко / ТАСС

Этот материал вышел в № 99 от 10 сентября 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Татьяна Юрасоваспециально для «Новой газеты»

20
 

Президентские выборы были фальсифицированы. ЦИК призывает не принимать это слишком близко к сердцу и готовиться к новому празднику демократии. Волонтеры отсмотрели тысячи часов видео с избирательных участков Крыма, Краснодарского края, Кемеровской и Тюменской областей. Явка в каждом из этих регионов была завышена от 10% до 40%.

«Если те публикации некорректны, то люди (авторы. — Ред.) должны извиниться, а если корректны, то я должна сказать «спасибо» и наказать виновных, — так изложила свою позицию глава Центризбиркома Элла Памфилова на совещании ведомства 7 августа. Под публикациями она имела в виду исследование «Новой газеты» и июльский доклад движения «Голос», посвященные результатам проверки реальной явки на выборах президента России. По видеозаписям с 50 избирательных участков в регионах Северного Кавказа и в Татарстане «Новая газета» выявила расхождения в 31 342 человека; волонтеры «Голоса» на 158 из 233 просмотренных участков в 17 регионах обнаружили более 80 тысяч несуществующих избирателей.

В ЦИК итоги проверки вызвали еле сдерживаемое раздражение. «К нам за получением записей из видеоархива никто не обращался», — говорили руководители ведомства, отказываясь комментировать итоги подсчета явки по «левым записям» и «анонимными волонтерами». И в качестве решающего довода ссылались на закон — он не позволяет определять явку по видеозаписи путем подсчета избирателей, опускающих бюллетени в урну.

Тем не менее глава ЦИК решила разобраться в причинах расхождения цифр. По ее просьбе «Голос» отобрал для просмотра членами ЦИК четыре избирательных участка, где выявили подлоги и нарушения: УИК № 178 (Нальчик, Кабардино-Балкария), УИК №480 (Кемеровская область), УИК №417 (Чечня) и УИК №1103 (Тюменская область).

— Мы посмотрели — все нарушения подтвердились, мы согласились, сняли виновных с работы, а я только поблагодарила коллег, — напомнила Памфилова. Теперь она пригласила волонтеров и экспертов «Голоса» в рамках пилотного проекта просмотреть официальные видеоматериалы по тем 158 участкам, где обнаружили приписки. И если приписки подтвердятся, то подумать, какие нарушения можно точно установить по записи и каким образом контролировать явку по видео. Затем определить надежные критерии, создать методику и впоследствии подвести под видеонаблюдение законодательную базу. «Тогда у ЦИК, правоохранительных органов и суда будут основания, чтобы предпринимать какие-то действия по обращениям о завышении явки», — пояснила Памфилова.

А пока, не имея таких оснований, ЦИК считать явку отказался.

— У нас впереди выборы, я не хочу тратить время и силы сотрудников на обслуживание тех, кто очень хочет дискредитировать прошедшие президентские выборы, объяснила Памфилова, глядя на нас, сидящих напротив нее: главу экспертного совета при ЦИК, сопредседателя движения «Голос» Андрея Бузина, сопредседателя движения «Голос» Юрия Гурмана и меня.

И хотя у нас не было никаких сомнений в достоверности видеоматериалов, скачанных 18 марта с официальной ЦИКовской трансляции, группа под руководством Бузина приступила к изучению исходных записей по 158 участковым комиссиям (УИК), попавшимся на завышении явки. «Ну, с «султанатами» все ясно, у них такие традиции, но в «русских» регионах совсем другая ситуация», — сказал в тот день в частном разговоре сотрудник Центризбиркома. Он не знал, что работа по изучению явки в четырех таких регионах уже идет, и что скоро мы опубликуем ее итоги.

Все лето десятки волонтеров из проекта УИКДОКФЕСТ-2018, организованного «Голосом», а также других наблюдательских организаций и штабов Навального просматривали записи с камер наблюдения, установленных 18 марта на избирательных участках в Кемеровской и Тюменской областях, Краснодарском крае, Крыму и Севастополе. Мы считали, сколько на самом деле людей опустили бюллетени в урну на 20 случайных участках в каждом регионе (по техническим соображениям Крым и Севастополь мы объединили в один регион).

В общей сложности на 80 участках мы обнаружили 29 805 несуществующих избирателей. Реальная явка оказалась на 10–40 % ниже официальной. Так кто же на самом деле дискредитирует выборы?

Читайте также

«Девочки, рисуем». Новые подробности голосования за кандидатов в президенты

575 терабайт фальсификаций?

— Ну, по видео трудно сказать, сколько бюллетеней она опускает. Может, только один? — сомневается начальник управления организационно-методического и информационно-аналитического обеспечения ЦИК Алексей Нестеров. С ним и его коллегами мы смотрим, как в 14.25 председатель новороссийской УИК № 3726 при поддержке секретаря совершает действия, очень похожие на вброс бюллетеней в урну.

— Уж больно тяжело шмякается этот одинокий бюллетень, будто целая пачка, замечает кто-то из присутствующих.

В учебно-методическом кабинете ЦИК технический специалист Андраник Хачатрян демонстрирует рабочие места, оборудованные для участников пилотного проекта по поручению Эллы Памфиловой. Он предложил попробовать, и я попросила запись участка № 3726, хотя тот не входит в «список 158». Накануне волонтер Мария Вьюшкова прислала отчет о «заслугах» этой комиссии: вбросах, фальсификации явки на 785 голосов и т. д. Поскольку она смотрела «левую», как считают в ЦИК, запись, мне хотелось удостовериться, совпадет ли таймкод выявленных безобразий с официальным видео.

— Еще вбросы зафиксированы в 17.07, 18.40 и 18.45, заглядываю я в отчет Марии. Андраник ставит запись на это время, все совпадает до секунды. Я предлагаю прокрутить видео до момента, когда при вскрытии урны обнаружат целую стопку пустых бюллетеней — видимо, вбросчицы так спешили, что забыли проставить галочки. Однако сотрудники ЦИК отказались. Я не заметила, чтобы кто-то из них записал номер этой комиссии для проверки и последующей передачи в правоохранительные органы.

Вскоре выяснилось, что нам дадут не все записи из списка 158 УИК. Элла Памфилова попросила нас сосредоточиться на Кемеровской области — в ближайшее время туда отправлялась делегация ЦИК, чтобы «привести в чувство» местные избиркомы. По данным видеопросмотра, на фальсификации явки попались 97 местных УИК. Памфилова рассчитывала, что, просмотрев записи, мы выясним, что комиссии делают не так, и предложим план действий. Андраник принес жесткий диск объемом в 3 Тб. На нем записана вся Кемеровская область.

— А сколько занимает вся Россия? — спрашиваю его.

— 575 Тб — примерно 200 таких дисков.

На встрече с председателем ЦИК Андрей Бузин ставит вопрос о расширении доступа к записям. Для улучшения избирательной системы было бы полезно посмотреть, как выборы проходят не только на Кавказе и в Кемерове, но и в других регионах, не попавших во «всероссийскую таблицу фальсификаций» «Голоса», говорит он.

Памфилова идею не поддерживает. По ее мнению, задача состоит не в том, чтобы копаться в прошлых выборах, а в том, чтобы, отработав нарушения этих 158 комиссий, научиться предотвращать их в будущем.

— Если у нас не будет достаточно материала по нарушениям прошедших выборов и наказаний за них, то это будет разрастаться как раковая опухоль, — восклицает Бузин. Реплика повисает в воздухе.

В тот момент мне становится понятно, что пилотный проект долго не продлится. Никто не будет наказывать десятки тысяч людей, участвующих в фальсификациях.

Фото: Сергей Мальгавко / TASS

Типология саботажа

— Офигеть, 178-я подтвердилась? Это уже после того, как мое обращение рассмотрел избирком Кабардино-Балкарии и прислал мне ответ, что все нормально? — удивляется волонтер Дмитрий Ушаков. Элла Памфилова подтвердила нарушения во всех четырех комиссиях, переданных для просмотра «Голосом» 21 июня, среди них и УИК № 178 из Нальчика. Именно Дмитрий выявил трехкратное завышение явки на этом участке и нарушение процедур при подсчете.

«Виновные в нарушениях сняты с работы», — передаю я ему слова главы ЦИК. На следующий день Дмитрий присылает мне документ от 25 июня, полученный им из регионального избиркома в ответ на свое обращение о нарушении порядка подсчета на УИК № 178. Из него следует, что доводы заявителя Ушакова не подтвердились. Я повторно пересматриваю запись скоростного подсчета на участке № 178: так и есть, в 20.44 вся документация уже упакована. Каждый, кто хотя бы раз присутствовал на подсчете, знает, что за это время подвести итоги голосования более двух тысяч избирателей (это число указано в протоколе) невозможно. Причем вопреки утверждениям избиркома неиспользованные бюллетени гасили не сразу, а в 20.31 — уже после подсчета по спискам. Очень удобный порядок для тех, кто хочет подделать итоги голосования.

— Получается, республиканский избирком обманул ЦИК, а тот потом посмотрел и согласился с вами.

— Они там покрывают фальсификаторов. Снимать надо такой избирком, — отвечает он. Не сговариваясь, мы идем на сайт Кабардино-Балкарского избиркома, смотрим, как наказали виновных. Председателя УИК Блиеву разжаловали в рядового члена комиссии, а вместо нее поставили ее бывшего заместителя Нечаеву. Председатель ТИК Нальчика Шомахов сохранил свой пост, глава Избиркома КБР Вячеслав Гешев — тоже. Разве что его обошли почетной грамотой ЦИК за успешно проведенные выборы, награда досталась его заместителю.

Тема об избирательных преступлениях и наказаниях всплывает и в разговоре с одним из инициаторов просмотра видеозаписей Азатом Габдульвалеевым из Ассоциации наблюдателей Татарстана. Он приехал из Казани специально для работы в пилотном проекте ЦИК. Мы встретились, чтобы обсудить промежуточные результаты исследования. Азат работает в тесном взаимодействии с «Голосом»: он и привлеченные им волонтеры проверили почти треть из 280 участков, содержащихся в базе движения. В данный момент «черный список» Габдульвалеева содержит 75 участков с подтвержденной фальсификацией явки, еще 23 УИК находятся в проверке у контрольной группы.

Спрашиваю его, сколько заявлений в прокуратуру он уже подал.

— Пока ни одного. Если сейчас обращаться, то видеопросмотр надо прекращать — я их уловки хорошо знаю, — отвечает Азат. По его словам, в 2012–2013 годах они с волонтерами из казанской коалиции «За честные выборы» по итогам изучения видео подали почти 100 заявлений. И утонули в отписках и обжалованиях. Их было так много, что Азат даже разработал типологию саботажа следственных органов:

  1. Уклонение от регистрации обращения в качестве сообщения о преступлении;
  2. Передача обращения в региональный избирком, оттуда в ТИК: по мнению правоохранителей, нарушение избирательного законодательства — это компетенция избиркомов, а по соображениям последних, деяния по ст.142 УК «Фальсификация» — это компетенция правоохранителей;
  3. Отказ в возбуждении уголовного дела под предлогом отсутствия доказательств у заявителя: «Вброс? А кто сказал, что это бюллетени, а не бумага?»;
  4. Затягивание с рассмотрением обращения в течение года — до момента уничтожения избирательных документов.

Поэтому в этот раз он выбрал другую тактику: пока у волонтеров есть интерес к просмотру — заниматься исследованием, а потом подготовить заявления и подать их «оптом».

Вскоре я понимаю, что за эти годы типология саботажа ничуть не устарела. В выходные звоню волонтеру Николаю Ивановичу в Кемеровскую область сообщить, что к ним едет комиссия ЦИК. Новость его радует, он надеется, что комиссия из Москвы наведет порядок. Еще весной Николай Иванович подал семь заявлений в СКР по тем участкам, где обнаружил фальсификации. Три заявления тогда зарегистрировали. Видимо, из-за поднявшегося возмущения в связи с пожаром в «Зимней вишне», случившимся 25 марта, допускает он. С остальными обращениями долго тянули. На днях он узнал, что их передали в областной избирком. Николай Иванович попал на встречу с главой областного избиркома. «А он мне говорит, почему я должен расследовать уголовные преступления?» — сетует Николай Иванович.

Кемерово. Утром — гимн, вечером — явка

— Ты смотри, что творят! Один вбрасывает, а эти трое его прикрывают, — от негодования Юрий Гурман даже подскочил на стуле. В учебно-методическом кабинете ЦИК он просматривает видеозапись с участка № 224 в Кемерове. На экране мы видим, как в 14.39 секретарь УИК и двое ее коллег случайно остановились «поработать с документами» рядом со столом председателя и урной, закрывая обзор наблюдателям. О камерах наблюдения они почему-то не подумали. В это время мужчина в сером джемпере приносит на стол председателю стопку папок. Под прикрытием троицы они с председателем достают из них бюллетени и быстро впихивают в урну. Видимо, позже комиссию предупредили, чтобы не светилась. Поэтому в 16.29 председатель легким движением таза сдвигает урну в угол, убирая ее из-под обзора камеры. «Кажется, здесь опять что-то намечается», — зовет нас Гурман. И действительно, вскоре поблизости опять появляется джентльмен в сером джемпере. Самого его в момент вброса в кадре нет, мы лишь видим, как бюллетени падают на дно урны. Мужчина в свитере — член избирательной комиссии.

Утром перед открытием участка все члены УИК № 224 стоя слушали гимн России — про величие ее, могущество и славу. А потом в течение дня организовали около 10 вбросов. С переодеванием и другими уловками.

По подсчетам Гурмана, с помощью вбросов комиссия подняла явку на 437 голосов.

К тому времени я уже знаю, что физические вбросы — это уходящая натура. Для повышения явки в эпоху видеонаблюдения выбирают более безопасные способы. Один такой прием наблюдал волонтер Иван Шукшин в кемеровской УИК № 241, где он насчитал на 365 избирателей меньше, чем значилось в ГАС «Выборы». Эти 365 несуществующих голоса надо было как-то задокументировать. В 20.53 по московскому времени комиссия рассортировала бюллетени по кандидатам: стопа «за Путина» — 20–25 см в высоту, пачка «за Грудинина» раза в три меньше — около 6–7 см. Стопка «за Жириновского заметно» меньше последней. Однако член комиссии Лена насчитала лишь 32 бюллетеня за Грудинина и 134 голоса за Жириновского. По словам Шукшина, на этом участке гимн слушали дважды: утром и вечером.

Схожую картину наблюдал и Азат Габдульвалеев при просмотре кемеровских участков № 209 и № 210. «Эти участки расположены в школе, в 60 метрах от ТЦ «Зимняя вишня», — объяснил он свой интерес. Обычные участки. Послушали гимн, нарушили большинство процедур и приписали явку на 325 и 428 голосов соответственно.

— Почему все внимание Кемерову? Мы же по фальсификациям их превзошли, — упрекает меня активный участник видеопросмотра Николай Иванович, пенсионер из Новокузнецка. От него узнаю, что города эти конкурируют, как Москва и Питер. «Кемерову — всего 100 лет. Это бывшая деревня Щегловка, но там сидит губернатор. А Новокузнецку — 400 лет», — агитирует он обращать больше внимания на родной город.

Просматривая итоги голосования в своем районе, Николай Иванович обратил внимание, что на участке № 644, где голосуют сидельцы СИЗО, кандидат Путин получил более 80 %. Выбор подследственных его заинтриговал, но так как видеотрансляции из-за решетки в день выборов не было, он решил просмотреть другие участки с результатом выше 80%. Вместе с волонтером Алексеем Хрусловым они просмотрели более 10 участков и везде нашли приписки по явке. Где-то — 100, а где-то — почти 1200 голосов.

Я выбираю наугад один из них и смотрю процедуры подсчета: на УИК № 642 видеонаблюдатели выявили дефект явки в 541 голос, и мне интересно, как комиссия легализовала подлог. Как положено по закону, сначала погасили неиспользованные бюллетени. Дважды объявили их количество — 256 штук, но в ГАС «Выборы» значится лишь 70. Куда пошли почти 200 недопогашенных бюллетеней — можно только догадываться. Голоса за кандидатов считали с таким количеством нарушений, что достоверно сказать, кто из них сколько получил, невозможно. Не скрывали только четыре голоса за Явлинского. Чтобы окончательно запутать наблюдателей, председатель разделила стопу «за Путина» на несколько пачек, их одновременно считали разные люди, что запрещено. Потом председатель обошла всех, записала на бумажке итоги, подсчитала на калькуляторе и объявила — 1459 голосов. Или 84.34 %.

— Голосуют как в СИЗО, хотя не так, как в Таштаголе, подытожил Николай Иванович. Оказывается, в Таштаголе, моногороде в 200 км в югу от Новокузнецка, главный кандидат получил более 90 %. К тому времени я уже познакомилась с местным предпринимателем Вячеславом Черновым. 18 марта он был наблюдателем на участке № 1410, не дал комиссии вбросить более 500 неиспользованных бюллетеней, снизив тем самым явку с 93,6 % до 50,4 %. Позже уже как видеонаблюдатель он посмотрел соседние участки — № 1409 и № 1411. Прошу Вячеслава скинуть мне ссылки на запись — не могу поверить в тот беспредел, о котором он рассказывает.

— С праздником! Ни пуха ни пера! — командует в 07.55 председатель УИК № 1411 Роза Варламенко, запуская избирателей. С 17.42 мск праздничные мероприятия начинают попадать под действие ст. 142 УК «Фальсификация»: появившиеся из недр дворца спорта «Кристалл» непонятные девушки диктуют паспортные данные избирателей членам УИК, а те заносят их в списки, давая друг другу расписаться. По подсчетам Вячеслава, реальная явка была меньше официальной на 537 голосов. И, судя по всему, девушки подводят базу под те 500 с лишним неиспользованных бюллетеней, которые потом подложат в общую кучу — мол, граждане получили бюллетени, расписались за них и проголосовали в едином порыве. В 20.01 председатель объявляет об окончании голосования.

У нее в руках разработанный ЦИК Рабочий блокнот, где расписан порядок действий на каждом этапе. «Гасим 79 неиспользованных бюллетеней», — объявляет она. Непонятно, кто и когда их посчитал; видимо, число известно заранее. Их гасят в углу, а комиссия идет дальше, перепрыгивая через этап подсчета по книгам избирателей — а зачем, если и так уже известно, скольким людям сегодня «выдали» бюллетеней?.. Поэтому сразу переходят к подсчету.

Их раскладывают по кандидатам. Фамилии Путин и Грудинин не звучат. Остальных называть не стесняются: «У кого Жириновский?.. Где Титов? Здесь! Бабурин у кого? А Сурайкин где?» По официальным данным, на этом участке ни один из кандидатов, кроме Путина, Грудинина и Жириновского, не получил ни одного голоса.

В середине августа Андрей Бузин в своей докладной записке обобщает результаты изучения видеозаписей на 12 кемеровских УИК по заданию главы Центризбиркома. «Ни одна из исследованных УИК в полной мере не выполнила требования законодательства, касающиеся подсчета голосов», — говорилось в ней. Вывод этот с полным основанием можно применить ко всей нашей выборке.

По подсчетам видеонаблюдателей, на 20 участках Кемеровской области расхождение по явке составило 13 158 человек. Чистых участков не обнаружено.

Фото: РИА Новости

Инновации в Крыму

— Мы с вами подтвердили решение, которое сделали на референдуме четыре года назад — явка высокая, и слава богу! — эмоционально говорит председатель УИК № 383 в Симферополе Ирина Кучеренко, объявляя об окончании голосования. На участке присутствует съемочная группа, делающая сюжет о первых после присоединения Крыма выборах президента России. Явка действительно высокая: по моим подсчетам, проголосовали 1572 человека. По официальным данным, на 505 избирателей больше.

Первым делом председатель объявляет о необходимости подсчитать и погасить неиспользованные бюллетени. Они обнаруживаются только на столах комиссии в количестве 15 штук. По словам Кучеренко, все полученные бюллетени комиссия-де выдала избирателям. В камеру мы не видим сейфа, но, скорее всего, именно там хранятся те самые 505 неиспользованных бюллетеней. Позже в них проставят отметку напротив нужной фамилии и добавят к остальным бюллетеням.

К тому времени нам уже известно о схеме, используемой в Симферополе для обеспечения рекордной явки. Открыл ее наш волонтер Виктор Кабанов, секретарь московской УИК № 3091. Опытный видеонаблюдатель, он первым обнаружил действующую систему фальсификаций.

  1.        К окончанию голосования в помещении участка на виду оставляют минимальное количество неиспользованных бюллетеней.
  2. После 20:00 считают и гасят только их. От числа полученных в территориальном избиркоме (ТИК) бюллетеней вычитают число реально погашенных, получают «Явку» с большой буквы. Значительная часть неиспользованных бюллетеней спрятана, на это число и завышена явка.
  3. Работу со списками избирателей имитируют, данные не оглашают.
  4. При подсчете считают только пачки конкурентов основного кандидата. Количество бюллетеней в толстой пачке кандидата № 1 либо не считают вовсе, либо считают «по уголкам», но не оглашают. Число бюллетеней в толстой пачке вычисляют как разницу между «Явкой» (см. п. 2) и голосами «за остальных кандидатов» плюс недействительные.       

По словам Виктора, именно так действовали на УИК № 231 и № 233. Такую же схему волонтер Дмитрий Ушаков обнаружил на симферопольском участке № 356. «Сортировку проводили так: бюллетени разложили на две кучи — «за Путина» и «не за Путина». Последнюю потом сортировали по одному, считали и оглашали. Стопу «за Путина» посчитали в пять рук, результат не оглашали», — говорит Дмитрий. По его подсчетам, реальная явка составила 66 %, а по протоколу — 85 %.

Именно по этой схеме действует и «моя» комиссия № 383.

— С богом, девочки, говорит председатель Кучеренко. И «девочки» — учителя школы № 16 — сортируют бюллетени по кандидатам, затем с нарушением закона считают стопки «всех остальных», складывают их и получают в сумме 91. Стопу «за Путина» отдельно не считают. Вместо этого из «Явки» вычитают число «всех остальных» и получают результат Путина: 2034. В этот момент все аплодируют и кричат «Ура!».

Кричали «ура», ликовали и аплодировали и на УИК № 1152, что в селе Пожарском под Симферополем. Еще бы, по проценту за основного кандидата эта комиссия обошла соседнюю: та дала только 89 %, а эта обеспечила 95 %.

Причем заслуга это вовсе не избирателей, а председателя комиссии и ее соучастников, аккуратно воплотивших спущенную сверху схему: выложили к погашению всего 43 неиспользованных бюллетеня, при этом припрятав пять сотен; за три минуты подсчитали семь книг избирателей, причем председатель мгновенно в уме сложила всем семь цифр — будто заранее знала, сколько должно быть. Наконец, она организовала при подсчете такой хаос, что о реальном числе бюллетеней за каждого кандидата можно только гадать. И именно она ловко «продала» идею не считать самую большую пачку. «Давайте подсчитаем маленькие пачки, а потом вычтем — мы же знаем, сколько всего у нас проголосовало? Наблюдатели, у вас есть возражения?»

У псевдонаблюдателей, весь день отмечавших явку сотрудников своих организаций, их не было.

Видео с этого участка изучила опытный наблюдатель Светлана Зинина, первый секретарь мытищинского горкома КПРФ. По головам подсчитав пришедших избирателей, она обнаружила, что реальная явка меньше официальной на 546 человек. А потом доказала, что эти 546 голосов приписали именно кандидату Путина. Зинина показывает фрагмент видеозаписи, где председатель единолично сортирует бюллетени, складывая их в стопку предписанным законом способом. Благодаря этому она установила, что на самом деле в стопу «за Путина» председатель положила на 546 штук меньше, чем указано в ГАС «Выборы», — тот самый дефект явки. По ее словам, в привычном значении слова бюллетени они не вбрасывали, а получили результат за счет манипуляций с подсчетом.

Видел ли кто-то в Крыму реальные вбросы, опрашиваю я видеонаблюдателей. Оказалось, был один — его на УИК № 403 в Судаке зафиксировал Виктор Кабанов. Он сразу насторожился, увидев, каким вдруг скованным стал зампред после того, как надел пиджак.

— Идет, руки «скованы», локти прижаты к телу — прижимает «заряд», чтоб не выпал. Вышел на позицию, тут же к нему плечом к плечу встали два члена комиссии и полностью перекрыли обзор наблюдателям и камерам — другой необходимости, чтобы так прижиматься, не было, рассказывает Виктор. По его оценке, вбросили около 150 бюллетеней — именно столько составила разница между реальной явкой и официальными данными.

— Вброса не видел, разве что небольшую «карусель» на участке № 958 в селе Желябовка, сообщил Дмитрий Ушаков и вскоре прислал видеофрагмент. В 19.44 к столу женщины — члена комиссии подходит отиравшийся неподалеку мужчина и спрашивает: «К вам можно еще подойти? Человека три-четыре?» Женщина, остающаяся за кадром, видимо, кивает, мужчина уходит, и вскоре к столу ее подходят два парня в капюшонах и, получив бюллетени, бегут в кабинки. По словам Дмитрия, на УИК № 958 были КОИБы, поэтому «кассу» делали не вбросами с каруселью, а голосованием на дому. «Они указали, что на дому голосовали 403 человека. Я точно посчитал время отсутствия переносных урн, получилось где-то 2,5 минуты на каждого! Жулики!» — смеется Дмитрий.

Мы еще досматривали Крым, а Кабанов уже переключился на Севастополь. Вскоре от него пришло сообщение о просмотре УИК № 119 с неожиданным резюме. «Впервые! Комиссия не пыталась искажать результаты выборов. Нарушения мелкие, не по злобе, а по незнанию», — написал Кабанов, просмотревший за два года около 100 участков.

Просматривая УИК за УИКом, Кабанов неизменно констатировал множество нарушений, вызванных низкой квалификацией комиссий. Однако преднамеренных не находил.

На участке № 94 видеокамера зафиксировала беспрецедентный диалог членов комиссии при подсчете голосов.

— А сколько должно быть за Путина?

— Мы не знаем!

Привыкший к полупустым кемеровским участкам Алексей Хруслов было заподозрил подвох при виде толп голосующих: посчитал явку, и на всех проверенных участках она совпала с официальными данными. «Чисто, хотя нарушения есть», — написал он. Две недели я почти верила, что есть такой город, где, несмотря на установки административной вертикали, избирательные комиссии не жульничают и не переписывают протоколы, а добросовестно выполняют свои обязанности. Тень сомнения возникла при просмотре видео с участка № 170, где голосовали моряки. Их запускали по пять человек, и они шли непрерывным потоком до часа дня. Сколько людей было в том потоке, стало ясно, когда объявили результаты подсчета по книгам избирателей. В «военно-морской» книге значилось 503 проголосовавших! Благодаря подразделениям Черноморского флота, а это примерно 25–30 тысяч человек, в Севастополе не было нужды завышать явку.

О своей догадке сообщаю Кабанову. По его словам, на всех участках после окончания голосования он наблюдал контрольные звонки из ТИК, который интересовала только явка. Видимо, результат сомнения не вызывал. Возможно, если бы в том же Кемерове расквартировать пару дивизий, то и там не стали бы фальсифицировать.

По подсчетам волонтеров, на 8 крымских и 12 севастопольских участках приписали 2878 голосов. Из них 2802 голоса — в Крыму и 76 — в Севастополе. На 13 участках дефекта явки не обнаружено.

Фото: РИА Новости

Тюменская область: Музыка для сельских русофобов

— Только я не понял, как они это сделали, вбросов вроде не было, — признался активист штаба Навального в Тюмени Сергей Осколков. Он обнаружил, что реальная явка на участке № 1512 ниже официальной на 408 голосов. По словам Сергея, чтобы разгадать механизм приписки, ему не хватает опыта: наблюдательский стаж он ведет с марта 2018 года.

Он присылает ссылки на запись. Скачиваю и вижу весь стандартный набор нарушений: голосование еще идет, но комиссия уже работает с книгами избирателей, после чего бумажки с цифрами отдают председателю. И та уже до 20 часов знает реальную явку. Поэтому председатель, закрыв участок и объявив о погашении неиспользованных бюллетеней, сразу командует наблюдателям отойти на два метра назад. Видимо, не хочет, чтобы те знали, сколько именно избирателей не явились голосовать. В нарушение закона неиспользованные бюллетени считают «по уголкам» — это позволяет внести в протокол фактически любой результат.

— Раскладываем по кучкам, потом считаем, и я пересчитываю, — объясняет программу действий председатель, приступая к подсчету бюллетеней. Она работает в избиркоме пятый год, но по-прежнему не в курсе, что закон запрещает считать «кучки» одновременно сразу нескольким членам комиссии.

Все это время в помещении громко работает телевизор. Под звуки шоу Максима Галкина члены комиссии молча считают «по уголкам», пишут цифры на бумажке и показывают председателю, а та что-то считает на калькуляторе. Что подсчет должен быть гласным и открытым, комиссии тоже невдомек.

Отсортированные пачки «за остальных кандидатов» относят на стулья. Тут же их быстро считают. У всех по одному голосу, кроме Грудинина и Жириновского. Результаты последних не объявляют, а тихо сообщают председателю. Одновременно в противоположном от камеры углу другие члены УИК тоже работают с какими-то бумагами. По факту работа с документами идет в трех местах. За основным столом считают стопу «за Путина», поделив ее на троих. Закончив подсчет, дама в розовом пишет цифру на клочке и отдает председателю.

Галкина в телевизоре сменила глава Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она с возмущением поведала о вмешательстве в наши выборы, о беспардонных и циничных попытках повлиять на волеизъявление граждан.

Но на участке № 1512 в селе Сладково не видно ни одного русофобствующего иностранца. Простые русские люди делают все, чтобы никто никогда не узнал, как на самом деле голосуют их земляки.

Делюсь с Сергеем своими догадками: вбросить могли либо во время извлечения бюллетеней из урн — тогда многие из них попадали на пол, либо это был виртуальный вброс. Он присылает отчеты еще с двух участков, и везде схожий сценарий.

— На участке № 102 в селе Абатское председатель так и напутствовал членов комиссии: «Считайте «за Путина» хорошо!» — смеется Осколков. Цифра получилась на загляденье: 1561 (92,2 %). По подсчетам Сергея, за победившего кандидата в том числе «проголосовали» и те 316 избирателей, которые не пришли на выборы.

Часто на записи разобрать можно только слова песни по радио, включенного на полную громкость, делится наблюдением Сергей.

— Нас еще до выборов предупреждали, что членам УИК приказали включать громко музыку, сообщил Сергей. По его словам, сотрудница одного избиркома написала в их чат, что такое распоряжение им пришло из управы. «Чтобы заглушать КОИБы, озвучивающие результаты», — объяснила она.

Фото: РИА Новости

О невидимой руке управы не понаслышке знает координатор штаба Навального в Тюмени Александр Куниловский, который и познакомил меня с Сергеем Осколковым. В 2016 году он и его товарищи обнаружили теневой штаб выборов — именно туда, а не на 4-й этаж в ТИК, сначала несли свои протоколы председатели УИК. В этот раз они тоже решили понаблюдать за маршрутом руководителей избиркомов. Внимание их привлекли окна 3-го этажа, в которых горел свет, хотя вход на сам этаж был закрыт. Они отследили, как оттуда вышел председатель ТИК, и чья-то рука сразу закрыла за ним дверь. Стоя в неосвещенном пролете между этажами, они видели, как на 3-й этаж тянется председательский ручеек.

— А что находится на третьем?

— Управа!

На записях из разных регионов мы видели не раз, как контролируют председателей УИК, как им то и дело звонят и требуют сообщить данные. На видео с ишимского участка № 1132 хорошо видно, насколько плотный этот контроль. Сергей Осколков запротоколировал, что в промежутке с 21.11 по 21.39 мск на этапе сортировки бюллетеней председателю звонили пять раз, после чего они с секретарем выходили с участка. После возвращения их в 21.39 начался подсчет. Можно только догадываться, какие инструкции получила председатель. По подсчетам Осколкова, на УИК № 1132 явку завысили на 254 человека.

В общей сложности Сергей просмотрел 10 участков. Просмотр в Тюмени проходил независимо от проекта «УИКДОКФЕСТ», запущенного «Голосом». По словам Александра Куниловского, 9 сентября в Тюмени пройдут выборы в гордуму, и, чтобы наблюдатели не потеряли квалификацию, он привлек их к просмотру видео.

— А ссылки на записи где взяли?

— Азат прислал!

Сам Габдульвалеев просмотрел участок № 1103 и не нашел ничего необычного: явку завысили на 239 голосов, подсчет по спискам проходил молча, считали только «всех остальных» кандидатов. «В 22.37 комиссия приняла решение пачку «за Путина» не считать, вычислив арифметически», — написал он в отчете. В отличие от комиссии, Азат подсчитал бюллетени в большой пачке, воспользовавшись тем, что сортировку проводили почти по правилам. В ту стопку положили на 243 бюллетеня меньше, чем значится в ГАС «Выборы».

Явку приписали, чтобы обеспечить фавориту достойный результат: 84,3%.

— Вы вбросы на участке видели?— спрашиваю я волонтеров. И все отвечают отрицательно. Только Ангелина Маркова рассказала, что на участке № 1669 в 08.44 наблюдала признаки «карусели». Примерно такой же, как в крымской Желябовке: к члену УИК подошла женщина, спросила, можно ли здесь проголосовать. И когда ей ответили утвердительно, она позвала группу лиц. «Человек 12–13», — уточнила 16-летняя Ангелина.

— Мы не выявили таких грубых и легко регистрируемых визуально нарушений, как вбросы, подтвердил Куниловский. По его словам, в большинстве своем выявленные фальсификации носили документальный характер.

Для фальсификации результатов махинаторы все чаще используют наряду с классическими вбросами и «каруселями» нарушения процедур, на которых принято закрывать глаза, поскольку отдельно взятое нарушение якобы не ведет к искажению результатов. И выявлять такие гибридные фальсификации становится гораздо сложнее.

По подсчетам волонтеров, на 20 участках Тюменской области разница между реальной и официальной явкой составила 3962 голоса. На одном участке она завышена на 50 голосов — в пределах возможной погрешности при подсчете.

Краснодар: Тайны кубанских избиркомов

— По своему поведению члены этой комиссии очень похожи на вбросчиков, написала ученый-химик Мария Вьюшкова в отчете о просмотре УИК № 3714 из Новороссийска. Как ведет себя эта категория фальсификаторов, ей известно не понаслышке — неделей раньше она выявила серию вбросов на расположенном по соседству участке № 3726. Мария перечислила то, что вызвало у нее подозрение: манера держать бюллетень, более длительное время нахождения в кабинке. «Женщина — член комиссии — запихивала бюллетени так долго и неловко, что на нее даже обратил внимание избиратель», — рассказала Мария. Ее подозрения можно было бы принять за издержки наблюдения, если бы не дефект явки: по подсчетам Марии, бюллетени в урну опустили 1104 избирателяна 423 меньше, чем в официальном протоколе.

Присмотреться к Новороссийску нам посоветовал координатор «Голоса» в Краснодарском крае Давид Канкия. По его словам, регион отличается разнообразием: в Краснодаре, Ейске, Сочи наблюдатели были почти на каждом участке, и результаты по явке там заметно ниже, а в Новороссийске, Армавире и Успенской их не было, и явка зашкаливает. У Давида нет сомнений, что там приписывали. «Новороссийск — это наш султанат, там мощная административная машина», — сказал он. У волонтеров такие населенные пункты обычно вызывают повышенный интерес.

— Последняя пятилетка! — с этими словами председатель армавирской УИК № 435 Михаил Кириленко бросил свой бейджик на стол. Срок полномочий этой комиссии заканчивался, и только за один результат своего УИК на последних выборах он мог рассчитывать на значок «Ударник пятилетки». Через полчаса, в 20.35, Кириленко огласит число неиспользованных бюллетеней — 826 штук, по пути к протоколу значение усохнет до 288. Разница в 538 штук удивительным образом коррелирует с разницей в явке, выявленной Азатом Габдульвалеевым: 541 человек. Еще через час Кириленко огласит итоги подсчета: Жириновский получил 78 голосов, Собчак — 21, а в ГАС «Выборы» у обоих окажется по 2 голоса. Кандидаты Титов, Бабурин, Сурайкин и Явлинский потеряют от 7 до 15 голосов; число недействительных бюллетеней уменьшится с 23 до 3 штук.

По подсчетам Габдульвалеева, сумма «изъятия» у «остальных» кандидатов составила 156 голосов. Причем украли их не в ТИК, а на участке. «При упаковке с 22.40 до 22.50 члены комиссии вытаскивали из стопок кандидатов по одному-два бюллетеня и заворачивали их отдельно. Остальное сваливали в стопу кандидата Путина. Нетронутой упаковали лишь пачку за кандидата Грудинина», — рассказывает Азат.

Для жителей Армавира, приписанных к избирательному участку № 435, он специально подсчитал реальные итоги голосования: явка составила 59,78 %, а результат кандидата Путина — 72,06 %, а не 88,96 %, как в ГАС «Выборы». В действительности он получил 918 голосов вместо официальных 1612.

В тот же день звонит Виктор Кабанов, полный впечатлений от просмотра армавирского УИК № 461. «Прекрасный участок! При подсчете нарушено все что можно, Путину приписали свыше 600 голосов», — в его голосе слышится злая ирония. В целом, по его словам, голосование проходило по той же схеме: бюллетени не гасили, сортировали и считали «молча и все сразу», и больше всего голосов «конфисковали» у кандидата Жириновского.

Камера № 1 бесстрастно фиксирует, как в 21.09 председатель УИК № 461 с соучастником достают из сейфа неиспользованные бюллетени, которые они заныкали и не погасили, и бережно укладывают их в бумажный мешок.

Член комиссии приносит толстую пачку «за Путина», спустя мгновение ее добавляют в мешок к неучтенным бюллетеням.

— Они пытались закрыть камеру № 1 шестью шариками, но вброс все равно хорошо видно, — смеется Кабанов.

Город Кропоткин находится в 78 км от Армавира, но и там применяют на удивление похожую схему. Сразу после закрытия участка № 2429 неиспользованные бюллетени снесли на стол председателя, но гасить не стали. По оценке Виктора Кабанова, в пачке на вид штук 500. Через 10 минут ее уносят в соседнее помещение и в 20.53 приносят обратно, но заметно «похудевшей». Председатель объявляет: «Неиспользованных бюллетеней 74». Призрак попавших бюллетеней снова появляются на сцене в 21.57. Из соседнего помещения выходит секретарь Антонина Ивановна с бумажным мешком, в котором явно что-то есть. «Давайте Путина вот в этот мешочек пустой запакуем», — говорит она. Ее подстраховывает председатель: он, помахивая, несет действительно пустой мешок.

Подобные махинации комиссии устраивают не по своей прихоти, установку дают вышестоящие инстанции. На участке № 3247 в Новокубанске после окончания голосования члены УИК, как предписывает закон, приступили к подсчету и гашению неиспользованных бюллетеней. В 20.04 объявили их число — 414 штук. «Председатель — мужчина начальственного вида — уже начал заносить его в Увеличенную форму протокола, и тут его окликнула коллега, передав трубку телефона. И еще во время разговора председатель остановил гашение, и число неиспользованных бюллетеней больше не объявлял», — рассказал волонтер Алексей Хруслов. По его словам, после этого никаких цифр комиссия вообще не объявляла, «считала все вместе и молчком».

Смотрю официальные данные по этому участку: 313 погашенных бюллетеней. Сотню будто корова языком слизала.

Как на пляже под жарким солнцем люди, снимая одежду, обнажают недостатки фигуры, так и видеотрансляция «раздевает» избирательную систему Краснодарского края, выставляя напоказ гноящиеся язвы — то, о чем все давно догадывались. Члены избиркомов настолько привыкли к безнаказанности, что не стесняются фальсифицировать даже на камеры.

«Нарушено все, что можно нарушить», — эта фраза неизменно присутствует в отчетах волонтеров. В Славянске на участке № 4215 в одном углу член УИК работает с книгами избирателей, за соседнем столом секретарь молча гасит, в центре помещения председатель с двумя мужчинами извлекают из ящиков бюллетени, и все это под лязг разбираемого оборудования.

— Они поднимают над столом урну, и стоящая с противоположного конца председатель пригибается, бросив взгляд на камеру. Прикрытая урной, она что-то делает руками. Бюллетени из урны почему-то не высыпаются, и мужчины ее убирают. А на столе остаются лежать две аккуратные толстые стопки, рассказывает Светлана Зинина. По ее словам, до этой минуты на столе была только небольшая пачка, которую достали из переносных ящиков. «Полный хаос на подсчете, липа и фальсификация явки», — ставит она диагноз выборам по-славянски.

«Это вообще не подсчет и не выборы», — написал про день голосования в станице Брюховецкой Иван Шукшин, просмотревший три соседних участка.

— Девочки, вы закончили со списками? — спрашивает председатель брюховецкой УИК № 709 у членов комиссии, склонившихся над книгами избирателей.

— Нет, отвечают «девочки» в 22.23 мск. 40 минут назад комиссия распечатала итоговый протокол, председатель уже несколько раз подходил к столу, давая его на подпись. «У них протокол готов, а еще со списками работают. Жулики!» — негодует Шукшин. Он перечисляет только подпадающие под статью нарушения — в его перечне 15 пунктов.

И вдруг будто луч солнца в темном царстве обмана — отчет о просмотре краснодарского УИК № 2003 от опытного наблюдателя Ольги Александровны из Подмосковья. Реальная явка совпадает с официальной! Начинаю выяснять, кто эти честные люди, и оказывается, что не все так гладко. Ближе к полудню на участок офицер привел группу военнослужащих без паспортов и военных билетов. По его словам, документов у них нет, так как они прибыли в часть лишь 16–17 марта (весенний призыв стартует 1 апреля). Офицер попросил комиссию разрешить группе проголосовать по списку. УИК взял время на размышление, но потом в нарушение закона разрешил. Сколько человек было в том списке — неизвестно, комиссия не оглашала. В 13.37 голосование на участке приостановят по причине нехватки бюллетеней. И хотя комиссия в целом старалась соблюдать процедуры, оглашать подсчет по спискам она тоже не стала. После обсуждения волонтеры решили не включать этот УИК в краевую выборку.

Но в целом на фоне станиц и внутренних султанатов Краснодар — просто образец честных выборов: самый большой дефект явки составляет 352 голоса.

В конце августа из отпуска вернулась волонтер Татьяна и попросила в работу участок из Новороссийска. И вскоре прислала отчет о просмотре УИК № 5821.

В 01.23 председатель озвучивает результаты кандидатов: Бабурин — 8 (в протоколе на сайте краевого избиркома — 4); Грудинин — 222 (в протоколе — 152); Жириновский — 84 (в протоколе 64); Путин — 1741 (в протоколе 1961); Титов 46 (в протоколе 16). В 01.27 наблюдатель раскопал в пачке «за Путина» бюллетени с галочками за Собчак, Грудинина, Жириновского, а также без отметок и фотографирует. Председатель занимается своими делами.

Фото: РИА Новости

В 01.32 появляется полиция и запрещает трогать бюллетени. Угрожает вызвать сотрудников СКР. Полицейские звонят по телефонам. Наблюдатель тоже куда-то звонит...

По подсчетам наблюдателей, на 20 участках Краснодарского края расхождение по явке составило 9807 голосов. Чистых участков не обнаружено.

Эпилог

Расхождение результатов визуального подсчета явки с данными официальных протоколов по 80 избирательным участкам составляет 29805 голосов. Из них на 13 участках завышения явки мы не обнаружили, хотя подсчет проходил с нарушениями.

К тому времени пилотный проект ЦИК приказал долго жить. Об этом мне сообщил Азат Габдульвалеев — он присутствовал на том совещании, когда Элла Памфилова объявила о его закрытии. Председатель ЦИК и комиссия в целом очень не хотят или не могут заступать за красные флажки, выставленные вокруг президентских выборов: по их убеждению, они были чистыми, высказал он свое мнение о причинах.

Мы доказали, что на 67 участках в четырех регионах России члены избиркомов сфальсифицировали явку. Изучение видеозаписей все расставило по местам: не на всех участках с нарушениями фальсифицировали явку, но везде, где ее исказили, были нарушения. И допускали их комиссии в конце пятилетнего срока полномочий, многие делали это сознательно и весьма искусно. Они знали, что им все сойдет с рук.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera