Репортажи

«Добро пожаловать в обычную Россию»

В Екатеринбурге полиция винтила и активистов, и журналистов, а бывший мэр города Евгений Ройзман сам попросился в автозак

Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 100 от 12 сентября 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Иван Жилинспецкор

2
 

Начало марша против пенсионной реформы запланировано на 14:00. А в 13:15 начинается ливень. Люди подходят к площади Кирова у здания Уральского федерального университета, и тут же ныряют в укрытие: под ближайшие деревья и козырьки автобусных остановок. В 14 все одновременно выныривают, и оказывается, что на площади не меньше тысячи человек. С зонтами, флагами России и единственным плакатом: «Закройте дыры в Пенсионном фонде своими дачами, а не стариками».

На постамент памятника Кирову забирается мужчина в коричневой куртке.

— Всем привет! — кричит он в громкоговоритель. — Кто здесь власть?

— Мы здесь власть! — хором отвечает толпа.

— Тогда не будем терять времени, встаем в колонну, и идем на Октябрьскую площадь, к Дому правительства.

Уже через минуту поток активистов преодолевает первый кордон полиции: два автозака и двух сотрудников ДПС. Те не препятствуют.

Препятствовать будет второй кордон. Полицейские в касках и бронежилетах строятся в линию, блокируя выход с площади Кирова. На них движется толпа, беспрерывно скандирующая «Раз-два-три, Путин, уходи!» и «Пенсионная реформа убивает людей».

Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

— Давайте ускоримся! Нам надо пройти, пока полиция не построилась! — толпа переходит на быстрый шаг, части активистов удается просочиться через кордон, но перед основной массой стена полицейских смыкается.

— Граждане, ваша акция не согласована! — объявляют в мегафон силовики. — У вас есть пять минут, чтобы разойтись. Далее мы будем вынуждены действовать в рамках закона.

— Почему мы не можем пройти? — кричит полицейским пожилая женщина с зонтом.

— Акция не согласована. Заявитель написал отказ от ее проведения.

Заявитель, студент 1 курса Уральского государственного медицинского университета Яков Лысенко, действительно еще 6 сентября написал отказ от проведения акции. А 8 сентября записал видеообращение, в котором рассказал, что отказался от акции вынужденно —

к нему прямо в университет пришли двое сотрудников ФСБ, заперлись с ним в пустой аудитории, и три часа обещали разные проблемы, если он не напишет отказ. Парень сломался.

Между тем, на площади Кирова истекают пять минут, отведенных демонстрантам полицией. В толпу идут первые «космонавты», и выводят из нее четырех человек. Одному из активистов удается прорваться через кордон, и он бегом устремляется в центр города. За ним бегут трое полицейских, но парень явно быстрее.

— Уже пять лет такого не было, чтобы в Екатеринбурге разгоняли митинги, — делится со мной пришедшая на акцию женщина лет сорока. — При Ройзмане все согласовывали. Мы были вольным городом. А теперь — добро пожаловать в обычную Россию...

Полиция на Кирова продолжает точечные задержания: по 1-2 человека. В это время около 400 демонстрантов внезапно начинают отходить назад, к зданию УрФУ. Затем они столь же внезапно поворачивают во дворы, и обходят полицейское оцепление, выныривая прямо за спинами силовиков. Те, явно не ожидая такого развития событий, ничего не предпринимают.
Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Людям удается пройти около полукилометра, когда на проспекте Ленина их все же нагоняют полицейские автобусы.

— Парни, быстро строимся! Никого не пропускать! Через вас никто не должен пройти! Никто! — кричит раздраженно капитан полиции. — Окружаем их! Берем в кольцо!

Полицейские оцепляют активистов и вновь начинают задержания по 2-3 человека. Однако приказ никого не пропускать нарушают: через оцепление разрешают пройти экс-мэру Екатеринбурга Евгению Ройзману. Он направляется к командующему операцией майору.

— Почему людям нельзя пройти? — спрашивает Ройзман.

— Это несогласованная акция.

— Но они ничего не скандируют, просто гуляют.

— Это не просто прогулка, — парирует майор. — Это акция. И заявитель написал отказ от ее проведения. Мы не можем пропустить людей дальше, мы должны их задержать.

— Тогда и меня задержите.

— Мы не можем вас задержать. Вы ничего не нарушаете.

Пока идет диалог, полицейские уводят в автозак еще двух человек.

Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Ройзман несколько раз обходит оцепление, а потом возвращается к майору.

— Слушайте, давайте люди спокойно пройдут дальше. Они не будут ничего нарушать. Они гуляют.

— Они уже гуляли в марте.

— И чего? Тогда что-то случилось?

Майор на секунду задумывается, и внезапно соглашается: «Пусть люди пройдут». Полицейские дают коридор, и толпа устремляется дальше, к Дому правительства. Люди скандируют: «Ройзман наш мэр!» Сам Евгений Ройзман — не примыкает к демонстрантам, а направляется в автозак. Заходит туда, и встает рядом с задержанными. «Надо попробовать им помочь», — объясняет он.

К 17 часам демонстранты с единственным флагом РФ доходят-таки до Дома правительства. Здесь их снова встречает полиция, и снова берет в кольцо. Около получаса ничего не происходит, затем полиция задерживает четырех случайно выбранных активистов, а затем — предлагает условия капитуляции. «Мы даем вам коридор. По четыре человека выходите с паспортами. Данные паспортов мы переписываем. Те, у кого нет паспорта, поедут в отдел».

На площадь приходит свердловский омбудсмен Татьяна Мерзлякова. Ей удается вывести через оцепление 5 человек, которые оказались на площади случайно.

К 18 часам большая часть демонстрантов покидает оцепление по паспортам. Остальных — задерживают без грубой силы.

Всего на акции в Екатеринбурге было задержано 183 человека. На них составили протоколы по статье 20.2 КоАП РФ «Нарушение установленного порядка организации и проведения митинга» — до 20 000 рублей штрафа.

P.S.

Среди задержанных на воскресной акции оказались три журналиста: сотрудники портала «E1» Сергей Панин и Дмитрий Емельянов, а также корреспондент издания «66.ru» Дмитрий Антоненков. Официальный представитель ГУ МВД по Свердловской области Валерий Горелых задержание представителей СМИ объяснил так: «Мы не делаем разницы между участниками митинга и журналистами».

В ответ 14 екатеринбургских журналистов опубликовали открытое письмо к начальнику ГУ МВД Свердловской области Михаилу Бородину, в котором указали, что задержание сотрудников СМИ напрямую нарушает не только статью 47 Федерального закона «О СМИ», которой установлено право журналиста посещать митинги, но и статью 144 УК РФ — «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста». Городское медиасообщество потребовало от руководства полиции извинится перед задержанными журналистами и публично признать свою ошибку.

«Новая газета» выражает солидарность со своими екатеринбургскими коллегами. Мы требуем от полиции прекратить административное преследование работавших на акции сотрудников СМИ, а также впредь действовать в рамках закона. 

P.S.S.

Перед журналистами, которых задержали на митинге в Екатеринбурге, лично извинился начальник ГУ МВД по Свердловской области Михаил Бородин.

 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera