Интервью

Вадим Курылев: «Нам не нужна война!»

Инициатор антивоенного рок-движения — об «антиАрмии», бомбежке Белграда и концерте в Донецке

Фото: Сергей Дорошенко

Этот материал вышел в № 107 от 28 сентября 2018
ЧитатьЧитать номер
Культура

Ян Шенкманспецкор

1
 

Только кажется, что голоса милитаристов звучат громко, а голоса пацифистов не очень. Да, ура-патриотизм захлестывает и хорошо финансируется, но с 2014 года в стране написаны десятки антивоенных песен и безо всякой поддержки проходят антивоенные фестивали. Разрозненные пацифистские силы собрал вместе Вадим Курылев, лидер группы «ЭлектропартиZаны», в прошлом гитарист «ДДТ», его гитару вы слышали в песне «Что такое осень?» и многих других хитах. Весной с его подачи вышел сборник «антиАрмия» и уже готовится второй. Среди участников — БГ, Макаревич, «Пилот», «Мегаполис», «Порнофильмы», «Тараканы!». На весну 2019-го намечен третий по счету ежегодный фестиваль «Дадим миру шанс!», а локальные смотры антивоенных сил «антиАрмия» проводит ежемесячно. Ближайшие — в эти выходные в Москве и Петербурге.

— Вадим, откуда у нас вдруг такое количество антивоенных групп? Хорошо помню, как в 2014-м, когда мы в «Новой» устраивали русско-украинскую антивоенную акцию, многие от этой темы шарахались.

— В 2014-м все было подстроено так, что люди должны выбрать из двух зол — либо за тех воевать, либо за этих. Я записал с «ЭлектропартиZанами» альбом «Минные поля свободы», в заглавной песне есть строчка: «Сам себе признайся, кто ты, за какой погибнешь фронт». Как раз о том, что нет выбора, погибать или жить, выбор лишь — за кого погибнуть. И эта безысходная дилемма навязывается сверху. Очевидно, что этому надо что-то противопоставить, причем именно коллективное. Так пришла идея записать коллективно вещь с того же альбома «Нам не нужна война». Мы спели ее с 12 вокалистами — Александр Чернецкий из «Разных людей», Илья Черт, Сергей Паращук из «НЭПа»… И стало понятно, что антивоенный проект складывается. Желающих участвовать в этом становилось все больше и больше.

— Но все ли они пацифисты? Посмотришь, так одни миротворцы кругом. Главный посыл: «Вы только сдайтесь, и наступит мир».

— Сразу вспоминается знаменитое «принуждение к миру». Конечно, любой самый отъявленный милитарист всегда вывернет свой милитаризм так, что он за мир во всем мире. Зачастую это даже служит поводом для агрессии: «Они хотят напасть на нас, поэтому мы первые нападем, чтобы защитить мир». Очень мутные политические игры, повлиять на которые сложно. Но это не значит, что не надо ничего делать.

— Пацифистов часто упрекают в двойных стандартах. Ты же помнишь, что говорили группам, которые этим летом бойкотировали «Нашествие» по пацифистским соображениям: «Вы играли на фестивале на Украине, где собирали деньги для военных, а от наших военных нос воротите. У вас двойные стандарты!»

— Я думаю, что «Порнофильмы» и «Эллизиум» на украинском фестивале просто обманули, скрыли, что там будут собирать деньги и на что именно. Но если они попали в такую засаду с украинской стороны, это же не значит, что для симметрии надо попасть в пропагандистскую ловушку с российской. Им пообещали, что милитаризма на фестивале не будет, и, как оказалось, тоже обманули. Ну и зачем наступать дважды на те же грабли? Совершенно правильно сделали, что не поехали. Но не менее правильно сделал Нойз, который поехал на «Нашествие» и сыграл там антивоенный сет. Каждый выбирает сам, но это два способа сделать одно и то же, сказать: «Нам не нужна война!»

Илья «Черт» Кнабенгоф. Фестиваль «Дадим миру шанс! 2018». 10 марта. Aurora Concert Hall, Петербург. Фото: Терри Уильямс

— Расскажи немного о финансовой составляющей. Финансирует тебя, конечно, Госдеп?

— В это трудно поверить, но у нас нет финансирования, это ж не коммерческий проект, это андеграунд по сути. Музыканты приносят уже готовые песни, на студию мы не тратимся. Чтобы выпустить небольшим тиражом компакт-диск на независимом лейбле, деньги, конечно, нужны, но весьма и весьма умеренные. Некоторых денег стоит организация концерта, но концерты более или менее отбиваются, приходит достаточно народу, чтобы вернуть расходы. Госдеп нам не нужен и даже противопоказан, а вот с международными антивоенными организациями мы действительно начинаем сотрудничать.

— Зачем?

— Ну, хотя бы потому, что в России таких организаций не существует или они парализованы. А нам бы хотелось, чтоб они были и действовали. Есть и еще одна причина, принципиальная. Если протестовать против войны в отдельно взятой России, складывается впечатление, что мы тупо желаем поражения своей стране. А это не так.

Мы против не только войн, которые ведет Россия, но и войн, которые ведут остальные страны, в том числе США. В этом плане никто никого не лучше. Что одни поджигатели войны, что другие.

— То есть вас спонсируют европейские пацифисты?

— Нет, речь идет об информационном сотрудничестве. Пусть они рассказывают о нас у себя, а мы о них здесь. Думаю, что со временем западные пацифистские группы появятся на сборниках «антиАрмии», а «антиАрмия» на западных фестивалях.

Группа «Мегаполис», участник «антиАрмии»

— Как ты стал пацифистом?

— Послушал Джона Леннона в школе, после этого вопросов не оставалось. Но так случилось, что я попал в армию и увидел эту систему собственными глазами. Через месяц после того, как меня призвали, умер Брежнев. А служил я в погранвойсках, это «щит родины», если что начнется — первыми и погибнем. Нас построили на плацу и сказали: «Товарищи солдаты, наступил тревожный момент для нашей родины, граница переходит на усиленный режим охраны». Было жутковато, все ждали, что начнется то, чем нас пугали много лет.

Мужчины любят пострелять, но в армии я настрелялся на всю оставшуюся жизнь. Тогда как раз меняли вооружение: с АК-47 переходили на АК-74. И у нас на стрельбище была задача расстрелять боезапас к сорок седьмым. Лишь бы куда, попадешь или нет — не важно.

Армия — тупая бессмысленная машина. А главное, репрессивная. Находишься там — как будто в тюрьму попал, хотя ты ничего плохого не совершил.

— Но это в мирное время.

— В военное еще хуже. Я пару раз бывал в местах боевых действий, видел, как это страшно. Группа «ДДТ», где я играл в девяностые, ездила в Чечню. Это была осень 1996-го, перемирие. Мы сыграли один концерт для российских военных, другой для жителей Грозного. Боевики там тоже присутствовали. А через месяц военные действия возобновились и те, кто нас слушал, снова стали стрелять друг в друга. Но это не значит, что не надо было играть. Мы, по крайней мере, показали, что такое возможно.

Другой раз был в Югославии. 1999 год, силы НАТО бомбят Белград. При этом в течение двух или трех недель каждый день в городе шел антивоенный фестиваль, выступали артисты из разных стран, в том числе мы. Днем, с 12 до 16, потому что по вечерам — натовские бомбежки. Две разные войны, а ужас тот же.

Вадим Курылев. Фото: Nachalo

— В Донецке ты не был?

— Был. Мы ездили туда в 2016 году вместе с Ерменом Анти из «Адаптации». Сели в Ростове в машину и рванули, поскольку был шанс увидеть своими глазами, что там происходит, понять. Сыграли акустику в маленьком клубе для андеграундной публики. В том же клубе, где мы и до войны выступали. В глазах у людей было то же выражение, какое я видел когда-то в Белграде. Я помню эти глаза. Хочу подчеркнуть, что мы никого там не представляли, только самих себя. В отличие от многих российских музыкантов, мы не участвовали  ни в каких патриотических фестивалях и не занимались милитаристской пропагандой.

Борис Гребенщиков, участник «антиАрмии»

— Как думаешь, почему среди наших рокеров оказалось столько милитаристов?

— На музыкантов госпропаганда действует точно так же, как на всех остальных. В этом смысле у нас нет никакого иммунитета. А в последнее время патриотизм многие воспринимают как возможность карьерного роста, и это тоже причина. Но все-таки большинство — не за и не против власти, они пытаются оставаться вне, отталкивают от себя политические проблемы. Мне трудно осуждать их. Люди не хотят тратить свою жизнь, свои творческие ресурсы на борьбу с придурками и мерзавцами. И есть те, кто не видит правды ни за той, ни за другой стороной. Бывают такие ситуации в жизни, когда правых нет. Когда мир не делится без остатка на своих и чужих, хотя нас в этом пытаются убедить. Не надо выбирать из двух зол, есть третий путь, который мы как раз и показываем. Большинство музыкантов с радостью отдают свои песни в «антиАрмию» и соглашаются выступать на антивоенных концертах. Мне кажется, до нас они просто не знали, что такое возможно.

P.S.

Петербургский антивоенный фестиваль «Пока не поздно» пройдет 29 сентября в культурном пространстве «Сад Меншикова» (Биржевая линия, 10). 30 сентября концерт состоится в московском клубе «Китайский летчик Джао Да». Участвуют: «ЭлектропартиZаны», «Теуникова & Композит», Андрей Грейчайник, «Рада и Терновник», Константин Арбенин, «Строки и Звуки».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera