Репортажи

Отстояли

10 портретов людей, которые поддерживали Олега Сенцова в бессрочном пикете

Общество

Виктория Одиссоновафотокорреспондент

3
 

Акция в поддержку режиссера Олега Сенцова длится ровно месяц. Сегодня к ней присоединился Театр.док. Десять человек рассказали «Новой», зачем они это делали.

Каждый день с 10 до 20 люди стоят с плакатами в поддержку Сенцова и других политических заключенных России и Украины. По будням – у здания приемной Администрации Президента на Китай-городе. По выходным – на Старом Арбате у памятника Булату Окуджаве, на Манежной площади у Жукова или на Чистопрудном бульваре – у Грибоедова.

Каждый день по 30 минут, сменяя друг друга, дежуря парами, в пикете стоят активисты всех возрастов, профессий, политических взглядов и религий. Многие уже участвовали  в гражданских акциях, а кто-то стояли с плакатом впервые. Стоят ученые, профессоры и студенты, актеры, учителя и врачи, юристы и экономисты, литературные и кино- критики, психологи и даже депутаты.

И готовы были продолжать стоять бессрочно, пока длилалась бессрочная голодовка Сенцова.

Но вечером пятницы Олег Сенцов сделал заявление, что с 6 октября вынужден прекратить голодовку под угрозой насильственного кормления. «145 дней борьбы, минус 20 кг веса, плюс надорванный организм, но цель так и не достигнута. Я благодарен всем, кто поддерживал меня, и прошу прощения у тех, кого я подвел…» – написал он.

Иван Корсуновский, 27 лет. Режиссёр «Театра.док»

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Я режиссер. По образованию и призванию. Так же, как и Олег,. И что получается? Сегодня его, а завтра меня? Его просто обвинили в экстремизме. Обвинить в экстремизме можно любого. Даже бабушку любую можно обвинить в экстремизме.

У каждого мимо проходящего человека, наверное, есть дети. У Олега Сенцова есть родители. Это история про каждого из нас: сегодня — Олег Сенцов, завтра — мы.

Константин Котов, 33 года. Программист

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Я совершенно случайно узнал про Олега Сенцова. Узнал, когда он объявил голодовку. И стал в интернете искать детали. Вышел на фильм Аскольда Курова «Процесс». Посмотрел.

Стал искать в Москве людей, которым бы было интересно поддержать Сенцова: мы все вместе ходили на «прогулки», отмечали его день рождения, и вот финальная акция — бессрочный пикет. Это формат, соразмерный тому, что делает Олег. Человек совершает подвиг, и нам надо его поддержать.

Ольга Мазурова, 58 лет. Врач

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Почему я здесь? Есть три причины. Причина первая — я врач. И когда на моих глазах погибает человек, невиновный человек, надо сделать хоть что-то, чтобы его хотя бы попытаться спасти.

Причина вторая. Это очень стыдно, когда в стране, которая провозглашает себя демократической, происходят такие вещи. И мне очень хочется это остановить.

И третья. Мне смертельно хочется остановить ощущение начала третьей мировой. Я понимаю, что мелкие войны идут всегда. Но хочется, чтобы не разгорелась всеобщая. У меня просто реальное, физическое ощущение присутствия этой войны.

Юлия Самойлова, 43 года. Детский и семейный психолог 

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Про Сенцова я не слышала вообще ничего, пока в начале июня не стали в фейсбуке появляться сообщения о его голодовке. Потом я  узнала про фильм «Процесс». Посмотрела. И дальше я стала искать все, что было о Сенцове.

В последнюю субботу июля я приехала на вокзал и просто взяла билеты и поехала в Лабытнанги. Я понимала, что я еду, но не понимала, куда. У меня было сильное ощущение, что я все делаю правильно. Даже читая рассказы Сенцова, как он играл в футбол, я выходила на улицу там и видела детей, так же играющих в футбол.

Знаете, у митрополита Антония Сурожского, основной посыл: туда, где зло, туда и нужно приносить больше любви. Не зло на зло, а добро. Вот и наш пикет такой. Это противодействие злу, этому бреду.

Когда ты уже месяц стоишь в пикете, начинаешь хоть как-то понимать, что это такое – «бессрочно». Ты уже физически знаешь: каждый день одно и то же, и даже журналистам уже неинтересно. Но потом читаешь слова поддержки от случайных людей в фейсбуке — и дальше продолжаешь.

Марина Артамонова, 64 года. Методист в ВУЗе

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Теперь наступил тот момент, когда ты понимаешь, что времени остаётся очень мало, и хочется хоть как-то посодействовать тому, чтобы Сенцов остался жив.

История Сенцова — это история о том, что если ты начал что-то, то надо стоять до конца. То же и с пикетом: начали – и будем здесь до конца.

Раньше были мысли, что все эти выходы с плакатами бесполезны, что основная масса равнодушна. А сейчас отчаяние ушло.

Я считаю, что смысл есть в любом случае, когда люди борются. И когда подходят люди на улице и спрашивают и говорят «Спасибо», то понимаешь, что у них что-то тоже меняется внутри. Даже когда человек быстро опускает глаза, то это тоже реакция.

Александр Рекубратский, 59 лет. Кандидат биологических наук

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Тут ты один. Ты становишься с плакатом лицом к стране, к народу. Я никогда не был публичным человеком. Но трудностей не испытывал со стеснением 

 На Сенцове просто накопилась критическая масса. Превысила допустимое.

Он своей голодовкой выдвинул проблему политических заключённых. И это глубоко продуманный, умный шаг с его стороны. Насчёт собственной жизни. Ведь он в колонии. У него нет там никаких возможностей, и единственная возможность, которая у него была – его собственная жизнь. Он ей и воспользовался.

Аркадий Коников, 59 лет. Программист

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Люди походят иногда и спрашивают: «А кто такой Сенцов?»

Говорю: «Режиссер. Украинский. У нас сидит».

«Как у нас?» — спрашивают.

Они не знают, что в стране могут посадить не за дело, а так.

Сергей Ожич, 44 года. Юрист на предприятии 

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Я здесь, потому что человек умирает. И нельзя на это просто так смотреть.

В наше время людям не хватает гражданской позиции, не хватает политической позиции, не хватает эмпатии.

Если бы каждый человек не прошёл мимо, а обратил внимание на это, у нас была бы другая страна.

Вера Макарова, 41 год. Трэвел-консультант

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Я здесь (на пикете) в третий раз.

Ситуация с Олегом Сенцовым – еще одна нравственная трагедия, которая происходит в мою эпоху.

Меня задела эта история, когда я узнала из СМИ о его деле. Я понимаю, что очень много всего недосказано. Много сфальсифицировано.

Человек со своими убеждениями: он же голодает не за себя лично, не за свою личную свободу. Он голодает за других. За других политзаключённых.

Для меня кажется дикостью, что в 21 веке в нашей стране происходит такая гуманитарная и нравственная трагедия: человек умирает в застенках.

В украинских СИЗО и тюрьмах находятся российские военнопленные, которые уже написали президенту России письма с просьбой о спасении. Эту ситуацию нужно менять, а наши власти говорят, что не будут ничего решать и обменов не будет.

Алена Крылова, 26 лет. Учительница русского языка

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Мне не безразлична судьба людей, которые попали в беду. Если Сенцов умрет в тюрьме, то многие люди не простят себе даже то, что не смогли поддержать его достойно. Мы морально ответственны за это. Просто не быть безучастными.

Это может случиться с каждым из нас. И кто тогда за нас заступится? Вот Сенцов заступился за других.

Сенцова можно назвать героем. Он в одиночку бросил вызов нашей системе, нашему правительству. Он, я думаю, прекрасно понимает, что его голодовка может ни к чему не привести. Такой отчаянный героизм.

P.S.

По словам активистов, «пикеты не отменяются. Мы продолжаем стоять, так как требования Олега не выполнены. Политические заключённые в тюрьмах. Олег тоже. Обмена не произошло».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera