Комментарии

Буллинг и колумбайн

Несправедливость — источник российского насилия

Этот материал вышел в № 117 от 22 октября 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей БайковНовая газета

13
 

В те часы, когда из здания Керченского металлургического техникума все еще вывозили убитых и пострадавших, на нас обрушился водопад информационного шума. «Кремль рассматривает версию о теракте», «дело рук украинских спецслужб», разумеется, потом вспомнили и про (запрещенное в России) ИГИЛ, затем выяснили, что все произошедшее — дело рук одного парня. Прозвучало страшное слово — «колумбайн». Немотивированное убийство своих соучеников и педагогов, товарищей по оружию, да и вообще кого угодно, с кем ты весь день заперт в одном коллективе.

Владислав Росляков почти дословно, до мельчайших деталей старался повторить именно этот оригинал. Он «косплеил» бойню в школе «колумбайн» вплоть до малейших деталей: бомба в столовой, одежда — черные брюки, армейские ботинки и белая футболка с черной надписью, разница лишь в том, что у Эрика Харриса там значилось Natural selection («Естественный отбор»), а у Владислава — «Неудачник», но это видимо потому, что точно такую же он не смог найти.

Эрик Харрис и Дилан Клиболд были жертвами школьной травли, а вот что подвигло Рослякова на такой поступок, узнать уже вряд ли удастся. Перед тем как в последний раз выйти из дома он полностью и профессионально зачистил свой компьютер, не оставив никаких следов и зацепок, так что и следствию, и диванным экспертам теперь остается только гадать.

Проще всего зацепиться именно за буллинг, который за последние годы превратился в настоящий бич российских учебных коллективов, тем более что и сам Росляков несколько раз говорил о своем желании разобраться со «злыми преподами», о ненависти к тем, с кем он учился, и о том, что «было бы неплохо всех перестрелять и самому…».

Этот момент больше всего поражает во всех историях с массовыми расстрелами. Следователи и СМИ судорожно перебирают версии и возможные мотивы, а в это время эксперты рассуждают о том, что государственные системы безопасности никогда не смогут переиграть террористов-одиночек, ведь эти ребята такие скрытные, так хитро и тайно готовятся, что их практически невозможно отследить. А потом как-то неожиданно выясняется, что будущие убийцы открыто говорили и писали о своих намерениях, но окружающими это все воспринималось либо как шутка, либо как фигура речи. А Влада Рослякова так и вовсе с детства «проморгали».

Мы живем в стране, где безопасность якобы важнее прав и свобод. А на самом деле вокруг нас потемкинская деревня, где на заборе для устрашения нарисован боец Росгвардии с автоматом. За ним — зияющая пустота и видимость контроля, которого на самом деле нет. И хорошо, что нет, потому что тотальный контроль всего и вся — это неосуществимая утопия. Зато под эту сурдинку обитателям пространства за забором легко скармливается милитаристский культ «защитника отечества», органически связанный с темой оружия и насилия. В Сети уже распространяется видео спектакля, подготовленного учащимися того самого техникума, видимо, к годовщине Керченского десанта 1941 года, где ребята, одетые матросами, со сцены целятся (почему-то из автоматов Калашникова) в воображаемых немцев, но получается, что в зрительный зал.

Россия в своем стремлении догнать и перегнать Америку, а заодно скопировать у нее все самое худшее, окончательно стала страной институционализированного насилия. Без него в нашем раздробленном и неравноправном обществе — не выжить и не пробиться наверх в «альфачи».

Потому Росгвардии у нас дано разрешение открывать огонь по толпе, полиция и ФСБ пытают, школьники и школьницы показательно избивают и унижают своих одноклассников, а потом выкладывают видео на YouTube,

ну а те, кому для участия в групповой травле не хватает силенок и социальности — душат котят веревкой.

«Атмосфера ненависти» — это не риторическое выражение либеральных колумнистов, а вполне конкретное и осязаемое явление, которое возникает как результат чудовищных социальных диспропорций.

Статистика показывает что количество «колумбайнов» и число жертв год от года растут лишь в двух странах — в США и в России. Обе идут по пути прогрессирующего неравенства и растущего социального расслоения, только у нас оно связано еще и с положением в «служилой» иерархии. И обе имеют дело с одними и теми же последствиями, прежде всего — с ухудшением качества жизни по всем показателям. В том числе и с ростом насилия на всех уровнях общества, вплоть до буллинга в школах.

Взаимосвязь между неравенством, неравноправием и уровнем насилия доказал известный британский специалист Ричард Вилкинсон, и информацию о его докладе легко можно найти в интернете. Воспринимаемая на ура милитаристская риторика, обострение конкуренции, пытки, деление на «альф» и «омежек» в школьных классах — все это клапаны, через которые прорывается наружу пар накопившихся противоречий между сверхбогатой верхушкой и проваливающимся в нищету большинством. Запрос на насилие возникает одновременно и «сверху», и «снизу», чтобы подменить собой поставленный под запрет вопрос о социальной справедливости.

«Колумбайны» — лишь сыпь, которая появляется на давно уже больном теле.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera