Комментарии

Персональный железный занавес

Алексея Навального не выпустили за границу на оглашение решения в ЕСПЧ

Этот материал вышел в № 126 от 14 ноября 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

4
 

Две недели назад оппозиционный политик Алексей Навальный обратился к искусству Брейгеля, посетив выставку картин художника в Вене вместе со своей семьей. Как написал он сам, «приобщился к великому». 13 ноября политик решил совершить еще один полет за границу — во Франкфурт, а оттуда в Страсбург, на оглашение решения ЕСПЧ по вопросу, являются ли многочисленные задержания Навального (а под арестом он сидит не менее часто, чем в кресле самолета) политически мотивированными. Решение суда будет оглашено без самого политика: в последний момент выезд Навальному был закрыт на основании исполнительного листа из Кировского суда.

Алексей Навальный. Фото: Instagram

Самому политику показали лишь бумагу о запрете выезда, а основания нашлись позже в базе судебных приставов: 21 сентября Никулинским районным судом Кирова был выдан исполнительный лист на возмещение ущерба от преступления (видимо, имеется в виду второе дело «Кировлеса») на сумму два с небольшим миллиона рублей. 9 ноября по этому листу было возбуждено исполнительное производство. Запись на сайте судебных приставов о возбуждении появилась только 13 ноября, отмечает Навальный. И это очень странная история, уточняет юрист ФБК Иван Жданов.

«Решение суда по делу «Кировлеса» вступило в силу еще в прошлом году, когда прошло 10 дней на его обжалование. Исполнительное производство возбуждается, когда кредитор, которому нужно возместить вред, обращается с исполнительным листом к приставу-исполнителю, — пытается понять логику приставов Жданов. — Дальше порядок гласит: судебный пристав выносит постановление о возбуждении исполнительного производства и направляет его должнику. В нашем случае — Навальному. Далее у должника всегда есть срок — пять дней на добровольную оплату этого долга с момента получения бумаги по почте. После этого пристав-исполнитель уже может накладывать аресты на имущество, ограничивать выезд. В нашем случае: дело возбуждено 9-го числа, то есть в пятницу, а 13-го числа уже есть ограничение на выезд».

Сейчас юридическая служба Фонда борьбы с коррупцией пытается понять детали решения, на основании которого появился исполнительный лист, — и там очевидным образом не сходятся концы с концами.

Иван Жданов предполагает, что изначально речь шла о необходимости запретить выезд, а уж потом под него «подгоняют основания».

Сам Навальный полагает, что стоп-лист на выезд возник именно в связи с заседанием ЕСПЧ по его вопросу, но поведение «запретителей» ему кажется очень странным.

«Мне реально даже любопытно, почему это Кремль так костьми встал и пошел на такие очевидные нарушения закона, чтобы не пустить меня на заседание ЕСПЧ? — изумляется он. — Моя триумфальная победа совсем неочевидна. Не зря же ЕСПЧ уже 15 лет таких решений не выносил. Если выиграю, победа будет прекрасна и важна, даже если я физически в этот момент буду не в Страсбурге, а на улице Ленинская Слобода...

...А также интересно, что они будут делать дальше? Деньги лежали у адвоката на счете, поэтому оплатить этот штраф было вопросом получаса. Сейчас он уже оплачен. Значит, я смогу выехать сегодня (13 ноября. — Ред.) вечером или завтра утром? Зачем тогда было городить это все?»

Политик также обращает внимание на то, что бумага, которую ему выдали в аэропорту, подписана УФССП России: такой организации не существует, что только подчеркивает абсурдность ситуации.


Ситуация выглядит еще более странной, если вспомнить, что неделю назад Совфед заявил, что решения ЕСПЧ России не так уж и страшны: да, не признавать их нельзя, но их можно максимально надолго отложить. «Существует достаточно правовых механизмов для того, чтобы было отложено исполнение решений ЕСПЧ, которые требуют принятия мер, не соответствующих национальным интересам», — заявил сенатор Андрей Клишас. С точки зрения репутационных издержек дело Навального в ЕСПЧ тоже значит для нынешней российской власти мало. «Российскую власть мало интересует, как она будет выглядеть в глазах европейских стран после принятия решения по Навальному, а то и вообще уже не интересует, — говорит политтехнолог Алексей Макаркин. — Россия информационно ориентирована на избирателей крайне правых и крайне левых в Европе. Эти аудитории настроены антиамерикански и евроскептически. Для этих людей что Навальный выиграл, что не выиграл — не имеет значения».

Но присутствие Навального в Страсбурге дает ему площадку для публичного высказывания — а это автоматически подобно красной тряпке.

«Кремль избегает какой бы то ни было легитимизации Навального как признаваемого оппонента режима, — уверен политолог Николай Петров. — То же недопущение к выборам целого ряда политиков является не столько иррациональным страхом Кремля в связи с тем, что эти политики получат результат, сколько с нежеланием предоставлять им трибуну для серьезной радикальной критики режима с позиции вполне себе легитимной. Проблема в том, в каком статусе человек выступает». Решение ЕСПЧ дает Навальному много дополнительных баллов к его публичности и общемировому признанию — этого никак нельзя допустить.

Разворот Навального в аэропорту напоминает мелкую пакость со стороны любого из тех, кому политик в последнее время насолил своими расследованиями.

Тут стоит сказать, что ответственность за попытку превращения Навального в невыездного ни одна из действующих политических сил на себя пока не взяла. Однако ситуация примерно такая же, как была несколько недель назад, когда на политика хотели завести уголовное дело о клевете, но передумали в течение нескольких часов. Вот только в случае с запретом на выезд прецедент создается куда более опасный.

Практика не выпускать человека из России по явно надуманной причине — даже если он не такой сильный раздражитель для власти — это забытый, но неоднократно опробованный в прошлые времена опыт. И он явно не тот, который стоило бы возвращать в повседневный обиход — как бы этого кому-то ни хотелось.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera