Колумнисты

ТВ врать не будет

Тема правозащиты недолго продержалась в эфире

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 139 от 14 декабря 2018
ЧитатьЧитать номер
Культура

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

24
 
Петр Саруханов / «Новая газета»

Владимир Путин на встрече с членами Совета по правам человека отчасти подтвердил предположение Никиты Михалкова, высказанное в беседе с Юрием Дудем: наш президент о многом не знает, потому что ему не обо всем докладывают. В ходе встречи с правозащитниками выяснилось, что об аресте несовершеннолетних в рамках сфальсифицированных, «мутных» (как сказал член СПЧ Николай Сванидзе) дел «Нового величия» и «Сети» Путин слышит впервые. Об аресте на 16 суток правозащитника Льва Пономарева, об уголовном преследовании глав чеченского и карельского отделений общества «Мемориал» Оюба Титиева и Юрия Дмитриева, о пытках заключенных — тоже.

При этом Владимир Путин, как он неоднократно признавался в разных интервью, регулярно смотрит телевизор, из которого, по идее, мог бы узнавать о самых резонансных делах — даже если недобросовестное окружение по тем или иным причинам скрывает от своего начальника важную информацию.

Да только в телевизоре-то такой информации нет. Или почти нет. Или есть, но перевернутая с ног на голову и вводящая в заблуждение не только президента, но и доверчивых телезрителей.

На минувшей неделе случилось невероятное. Сам ведущий программы «Время» Кирилл Клейменов признал:

«Правозащитная деятельность — дело важное и нужное. Права наши, между прочим, защищает Конституция, а президент — ее гарант… Сегодня прощались с Людмилой Алексеевой. Обычно при жизни правозащитников не очень любят, чего уж скрывать. И понятно, почему. Они в своей правозащитной деятельности десятилетиями имеют дело с государством в его, если можно так сказать, неприятном виде — в самом заскорузлом и бюрократическом. Все эти КПЗ, колонии — не позавидуешь. И сами они, правозащитники, неизбежно пропитываются этим духом противления и сутяжничества. Пожалуйста, поймите меня правильно! Я уважаю эту работу: защита слабых и угнетенных — самая благородная работа на земле. Но есть такое понятие — «профессиональная деформация личности», и она обычно не знает пощады. Так вот, у Людмилы Алексеевой не было такой деформации. Над ней разве что нимба не было, а если бы был, то с надписью: «За други своя».

Говоря о профессиональной деформации, которой подвержены представители всех профессий, Клейменов упомянул медиков: мол, видели ли вы когда-нибудь хирурга со стажем — не циника?

Позволю себе слегка перефразировать слова ведущего главной информационной программы страны: а видели ли вы пропагандиста — не циника и не лицемера, всегда готового переобуться в воздухе и назвать черное белым, а белое черным?

Несколько лет назад Аркадий Мамонтов на другом государственном канале с жаром разоблачал правозащитницу Людмилу Алексееву за пособничество иностранным государствам, демонстрируя ксерокопию ее американского паспорта.

Теперь же тема забыта и закрыта. Корреспонденты, излагая биографию Алексеевой, хоть и упоминают вскользь ее американский период, но обязательно добавляют: «В конце 80-х уезжала в США, но мечтала вернуться на Родину». И даже присутствие на прощании с ней послов иностранных держав трактуется как свидетельство безграничного уважения к знаменитой правозащитнице во всем мире, а не как косвенное подтверждение предательства ею Родины.

Впрочем, сама тема предательства и двурушничества никуда не ушла. Месяца полтора назад канал РЕН ТВ разразился очередным пасквилем с изысканным названием «Грантоеды на голубом глазу», где пригвоздил к позорному столбу «так называемых правозащитников», которые «защиту прав человека используют как прикрытие для политических провокаций». Под раздачу попали глава карельского отделения общества «Мемориал» Юрий Дмитриев, а также все, кто защищает «педофила», чья вина, по мысли телевизионщиков, очевидна и практически доказана. А среди главных защитников «педофила» замечен «один из самых известных деятелей правозащитного движения Лев Пономарев». Кроме прочего, ему вменяют в вину то, что его дочь была адвокатом Ходорковского, а также тесное общение с представителями иностранных посольств: «Вот Пономарев продает японским дипломатам Курильские острова (в качестве вещественного доказательства фигурирует сомнительного качества пленка, запечатлевшая встречу неизвестно кого неизвестно с кем.И.П.), переговоры с дипломатом из Швеции, получение грантов из-за рубежа, что свидетельствует о его работе в интересах заграничных организаций». Хотя, разумеется, сам Пономарев все отрицает, «что называется, на голубом глазу».

Людмилу Михайловну Алексееву в этом отвратительном опусе не трогают, но многие ее единомышленники и соратники в нем фигурируют — как предатели национальных интересов России, как люди без стыда и совести, движимые одними лишь корыстными побуждениями, как защитники и пособники «педофилов, воров и даже убийц», прикрывающие свои гнусные делишки правозащитной риторикой. Убойной силы произведение, после которого наивный зритель должен содрогнуться: «Как страшно жить!»

В день, когда стало известно о смерти Людмилы Алексеевой, все федеральные каналы выдали в эфир сюжеты, посвященные ее памяти. На канале «Россия 24» отметили этапы ее большого жизненного пути и вывели в эфир по телефону Николая Сванидзе. А под его слова подложили хронику: Алексеева в Швеции на вручении премии — вместе с Анной Политковской (которую на федеральных каналах не показывают практически никогда). А вот — с давним другом и соратником… Львом Пономаревым, приговоренным к 16 суткам административного ареста, из-под которого его спустя три дня не отпустили на прощание с Алексеевой.

Что бы это значило? Да ничего. Скорее всего, неопытные молодые сотрудники, которым было поручено в срочном порядке найти видеоматериал для сюжета, просто понятия не имели, кто вместе с Алексеевой в кадре.

А редакторы, обязанные блюсти идеологическую чистоту эфира, в этот субботний вечер уже разошлись по домам, не предполагая, что невежественные подчиненные готовят диверсию под покровом ночи.

Тема правозащиты, неожиданно внятно прозвучавшая в ходе прощания с Людмилой Алексеевой, испарилась, словно ее и не было, буквально на следующий день.

И вот уже Ольга Скабеева в ток-шоу «60 минут» на голубом, простите, глазу называет Олега Сенцова (за которого на заседании СПЧ заступился Александр Сокуров) «террористом», который «готовил и совершил террористические акты». Прямо так и чеканит: «готовил и совершил»! И такому опасному преступнику, «террористу» в Страсбурге присудили премию имени Сахарова! (Студия негодует.)

Если президент смотрит шоу «60 минут», то уверится окончательно: Сенцов враг. Поделом ему. ТВ врать не будет.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera