Сюжеты

Органы рвут «Открытку»

Впервые в России заведено уголовное дело в отношении членов «нежелательной организации»

Этот материал вышел в № 7 от 23 января 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Татьяна Васильчуккорреспондент

12
 

В России впервые возбудили уголовное дело за участие в деятельности организации, признанной на территории страны нежелательной (статья 284.1 УК РФ). Дело завели в Ростове-на-Дону против члена федерального совета «Открытой России» Анастасии Шевченко. Максимальное наказание по этой статье — шесть лет колонии. За год у Шевченко уже было два административных нарушения: она участвовала в публичных мероприятиях движения. Вот и стало возможным возбудить «уголовку». По такому принципу, как утверждают в «Открытой России», можно посадить далеко не одного активиста. В то же время из других городов уже поступают новости об угрозе уголовного преследования в отношении членов движения.

Анастасия Шевченко. Фото из архива

— Давление на «Открытую Россию» не снижается уже два года, — рассказывает координатор правозащиты движения Алексей Прянишников, — Мы не знаем, как работает логика у Следственного комитета. Может, сейчас они решили давить на местном уровне.

21 января по распоряжению ростовского суда обыск прошел в Казани у юриста «Открытой России» Эльзы Нисанбековой. В это же время с обыском пришли в квартиры четверых активистов в самом Ростове-на-Дону. Все эти люди проходят свидетелями по уголовному делу в отношении Шевченко.

— К нам пришли в 7.30 утра. Первое, что сказали — не троньте телефон, — рассказывает «Новой» координатор «Открытой России» в Ростове-на-Дону Елена Меньшенина. — Я попросила позвонить адвокату, но мне сказали, что смотреть контакты в мобильном не дадут, мол, «звоните по городскому». Телефоны забрали у всей семьи — у мужа и сына. Я ничего не говорила, по 51 статье Конституции. Что касается компьютера, мне сказали: «Пароль не пароль там у вас — не важно, сами все откроем».

Теперь Меньшенина, как и остальные, к кому в понедельник пришли с обыском, ждет вызова следователя на допрос. Шевченко оставили на ночь в изоляторе временного содержания, 22 января суд изберет ей меру пресечения. Дома у нее осталось двое несовершеннолетних детей, с которыми сейчас мать женщины.

Анастасия Шевченко. Фото из архива

Закон о запрете деятельности нежелательных организаций, по которому будут судить Анастасию Шевченко, в России был принят в 2015 году. Председатель Агоры Павел Чиков написал в своем Telegram-канале о том, что изначально он принимался совсем под другие задачи: « В рамках борьбы с якобы американским влиянием на внутреннюю политику России. Поэтому в перечне нежелательных организаций большинство именно из США». По словам Чикова, «Открытую Россию» включили в перечень позже за политическую активность основателя движения Михаила Ходорковского:

«За последние три года административная ответственность за участие в деятельности нежелательной организации касалась только и исключительно активистов «Открытой России».

Рано или поздно попытка возбудить уголовное дело, по этой логике, должна была случиться».

Прянишников рассказал «Новой», что «Открытая Россия» не попадает под действие закона, так как финансируется российскими гражданами и учреждена российскими лицами. К тому же британские организации, которые внесены в список нежелательных, называются Open Russia Civic Movement и Otkrytaya Rossia, и, как утверждает Прянишников, не имеют отношения к российскому движению: «Никто даже не вдается в детали, не задумывается, что не мешало бы предъявить доказательства, что человек связан именно с британской организацией, а не с нашей. Они просто берут информацию из соцсетей, что есть такой-то человек, который является координатором «Открытой России», пришивают его дело к этой британской организации. А суды просто штампуют не глядя. Причем подозреваю, что, даже не читая сам закон о нежелательных организациях».

По словам Прянишникова, у «Открытой России» нет юридического лица в отличие от Open Russia Civic Movement, так как она является общественным объединением. Это также подтверждает координатор «Правозащиты Открытки» Полина Немировская:

«Не установив никаких связей между британским юрлицом и движением «Открытая Россия», они просто говорят, что это одно и то же, потому что одинаково называется».

Немировская также отмечает, что британская Otkrytaya Rossia перестала существовать, но «процесс уже запущен».

Как рассказал «Новой» Прянишников, административные дела по статье 20.33 КоАП заводят на активистов регулярно, и есть вероятность, что по этой статье в подобную ситуацию совсем скоро может попасть еще кто-то. С начала года члены «Открытой России» в других городах сталкивались с точно такими же обвинениями неоднократно.

11 января в Челябинске в прокуратуру вызвали активиста Дениса Ибрагимова из-за проведения правозащитного вебинара «Как лайкать мемы и не сесть в тюрьму». По словам Ибрагимова, на него составили протокол и попросили дать показания из-за деятельности в составе нежелательной организации: «Про британскую [организацию] я ничего не знаю, но органы упорно пытаются меня к ней приписать». 18 января в Краснодаре по той же статье завели административное дело на координатора регионального отделения «Открытой России» детского хирурга Яну Антонову. Она опубликовала видео о нехватке школ в городе, где был призыв к депутатам Госдумы с просьбой выделить средства из федерального бюджета на строительство в Краснодаре десяти школ.

Денис Ибрагимов. Facebook.com

20 января составили два протокола об административном нарушении на чувашского активиста Юрия Сидорова — все то же «участие в нежелательной организации». К Новому году местное отделение «Открытой России» приготовило «подарки со смыслом» для чиновников Чувашии: активисты подарили им книги, среди которых были, например, антиутопия Джорджа Оруэлла «1984» и русско-китайский разговорник. Второе административное дело открыли из-за обращения Сидорова к депутатам чебоксарского городского собрания с критикой бюджета города на 2019 год. Эти действия активист совершал от лица «Открытой России», тем самым «участвуя в ее деятельности».

Михаил Ходорковский уже заявил, что все последние случаи давления — «политическое преследование в кристально чистом виде».

В тот же день, когда случилась история с Шевченко, в Пскове был задержан активист «Открытой России» Дмитрий Семеновский. Утром к нему приехали полицейские, якобы чтобы поговорить о прошлогоднем избиении активиста, он сел к ним в машину, и уже там оказалось, что «тема разговора будет другая». Мужчина перестал выходить на связь в четыре часа дня. Поздно вечером удалось выяснить, что Семеновский находится в 50 километрах от Пскова: в УВД Печорский в качестве свидетеля по некоему уголовному делу. Об этом членам «Открытой России» сообщил дежурный Управления по контролю за оборотом наркотиков в Псковской области. Ночью, когда активисты приехали к УВД встречать Семеновского, его уже там не было. С того момента его местонахождение остается неизвестным, телефон выключен, у родственников нет никакой информации. «Открытая Россия» потребовала от правоохранительных органов «немедленно сообщить СМИ или уполномоченному по правам человека местонахождение Дмитрия Семеновского».

17 января в Пскове была задержана координатор местного отделения Лия Милушкина и ее супруг Артем. Их подозревают в сбыте крупной партии наркотиков. В «Открытой России» считают, что задержание Семеновского напрямую связано именно с этим делом. «Последние месяцы Семеновский близко общался с известными псковскими активистами Милушкиными и участвовал, кажется, во всех их последних акциях. Есть основания полагать, что его могут допрашивать с пристрастием с требованием дать какие-то показания против них», — заявил член совета движения Александр Захаров.

Добавьте материалы «Новой» на главную Яндекса — и подпишитесь на наш канал в Дзен

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera