Расследования

Рецепты быстрого обогащения

Получив право кормить московских школьников, структуры Пригожина продолжили сокращать издержки и увеличивать прибыль за счет работы над меню. Родители говорят о вспышках инфекций

РИА Новости

Этот материал вышел в № 14 от 8 февраля 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

28
 

Происхождение неизвестно

В конце 2018 года серьезно отравились десятки детей в садиках Юго-Восточного округа Москвы (ЮВАО): рвота, расстройство желудка, высокая температура. Питание в эти сады поставляли фирма «Конкорд» и компания «ВИТО-1». Многие дети были госпитализированы в тяжелом состоянии, некоторые попали в реанимацию. Родители пострадавших обращались в СМИ, давали интервью, но материалы не выходили, либо позже удалялись с сайтов,

директора детсадов не признавали результаты анализов независимых лабораторий, а поликлиники отказывались официально ставить диагноз шигеллёз (дизентерия), «предпочитая» диагностировать ОРВИ и ротовирус.

В независимых источниках (радио «Свобода», ФБК) и в соцсетях были названы очень тревожные цифры заболевших дизентерией в ЮВАО — от 500 до 1000 человек (больные дети заразили родителей, сестер и братьев). В материалах прокурорской проверки (имеется в распоряжении редакции) говорится: «Причиной групповой заболеваемости послужило употребление в пищу контаминированного продукта, содержащего бактерии группы кишечной палочки <...>. В отношении должностных лиц и юридических лиц, школ и комбинатов питания составлены протоколы об административных правонарушениях».

Этот документ подтверждает факт инфекции. Равно как и письмо столичного Роспотребнадзора (имеется в распоряжении редакции) руководителю «Ассоциации предприятий социального питания в сфере образования и здравоохранения», куда входят компании, организующие питание в школах и садах Москвы. Кроме всего прочего, Роспотребнадзор рекомендовал исключить из меню детских садов ЮВАО творог и молочную продукцию.

«Меню на какое-то время поменяли, но версия о зараженном твороге не выдерживает критики, — отметила представитель родительской общественности Елена Петрушина. — Дело не в твороге. Детям готовят творожную запеканку при температуре 200°С, а шигелла погибает при 60°С».

Сейчас молочные продукты вернулись в меню. Источник инфекции до сих пор не найден.

До этого вспышка дизентерии в детских садах была зафиксирована в феврале прошлого года в Южном административном округе (ЮАО) столицы. «Сначала поликлиники всячески скрывали результаты анализов, выдавали родителям недостоверные документы, вместо дизентерии в диагнозе писали ОРЗ», — говорит Александр Беляев, ребенок которого посещал сад «Дельфиненок» (ЮАО, школа № 492).

Тогда статистику родители тоже собирали сами — результаты анализов в независимых медицинских лабораториях подтвердили шигеллу у 93 детей. Роспотребнадзор, в свою очередь, установил, что «заболеваемость связана с употреблением инфицированной пищевой продукции, выданной на пищеблоке учреждения», и что возбудитель дизентерии найден в анализах сотрудников детского сада «Дельфиненок» и сотрудников ЗАО «Комбинат дошкольного питания» (КДП). Суд временно отстранил компанию от поставок питания.

— А дальше произошло странное, — говорит Александр. — Сотрудники КДП сдали анализы в первой инфекционной больнице, там шигеллу не обнаружили. После этого фирма снова начала поставку питания во все школы ЮАО и в наш сад, а Роспотребнадзор никак эти анализы не опроверг в суде и даже не предоставил результаты своей экспертизы.

В образовательном комплексе, который посещал ребенок Александра Беляева, уволили директора школы, старшего воспитателя и завхоза. «Это все, чего нам удалось добиться, — говорит Александр. — КДП продолжает поставлять еду, причины инфекции и поведение Роспотребнадзора вызывают вопросы, а прокуратура ведет расследование уже почти год».

История одной монополии

Нынешняя система детского питания в Москве начала складываться в 2011 году, когда ООО «Комбинат питания «Конкорд» Евгения Пригожина выиграло госконтракты на поставку готового, так называемого «бортового» питания в ряд школ столицы.

Бизнес в сфере социального питания Евгений Пригожин начал в Санкт-Петербурге. Там введение «бортовой» еды в школах вызвало протесты. Тогда Пригожин перешел на рынок социального питания в Москве. В 2011 году, взяв во Внешэкономбанке кредит на 1,3 млрд руб., «Конкорд» построил в подмосковном поселке Кленово комбинат по производству еды для «организованных коллективов». И вслед за этим, в августе, выиграл 17 контрактов на поставку готового питания в школы Москвы на общую сумму 1,6 млрд рублей.

В 2011 году государственные ведомства высказали опасения в связи с такой реформой. По данным «Коммерсанта», эксперимент на детях вызвал беспокойство у столичного управления Роспотребнадзора. Ведомство запросило информацию о продукции «Конкорда», но об ответе компании на запрос ничего не известно. Спустя месяц Госинспекция Москвы по качеству сельхозпродукции, сырья и продовольствия (МосГИК) выявила нарушения в двух школах, учеников которых кормил «Конкорд» (акт проверки 31 октября 2011 года публиковала «Новая газета»).

В 2012 году департамент образования Москвы ввел в детских садах новое витаминизированное меню. Усиленная порция витаминов и искусственные напитки вызвали аллергию у многих детей. Родители вышли на митинги. После чего руководитель департамента Исаак Калина заявил об изменении системы школьного питания в Москве. А детские сады столицы начали переводить на аутсорсинг.

— Это был удачный момент для передела рынка, — считает активистка Алина (имя изменено по ее просьбе). — Мы были недовольны. Пришел «Конкорд» и предложил очень хорошее меню — супчики с зеленью, салаты, мясные блюда. Но это продлилось недолго, меню начали выхолащивать, убрали сытные и дорогие блюда (например, говяжий язык), поменялась рецептура, на детях стали экономить.

«Фирмачи»

В 2013 году («Конкорд» уже вовсю работал в Москве) была создана «Ассоциация предприятий социального питания в сфере образования и здравоохранения». По данным ЕГРЮЛ, с 2018 года эту некоммерческую организацию возглавляет Алексей Мягков. А до Мягкова ее начальником был Дмитрий Тихонов, заместитель гендиректора ООО «Комбинат питания «Конкорд» Евгения Пригожина.

В 2015 году конкурс на поставку еды в школы и детские сады выиграли пять компаний (ООО «Комбинат питания «Конкорд», ООО «Школьник-ЮЗ», ЗАО «КДП», ООО «Московский школьник», ООО «ВИТО-1») — все они входят в «Ассоциацию предприятий социального питания в сфере образования и здравоохранения».

В том же году мэрия Москвы ввела новые правила проведения тендеров, что привело к централизации рынка. Заказчиками стали пулы образовательных комплексов, а уполномоченным организатором закупок — департамент конкурентной политики столичного правительства. Суммы контрактов значительно выросли, а количество поставщиков сократилось.

— Необдуманная централизация ведет в том числе к чрезмерному укрупнению лотов, — говорит руководитель «Центра размещения государственного заказа» Александр Строганов. — С точки зрения закона здесь не подкопаться. Такой подход полностью отвечает интересам крупных игроков и практически ликвидирует конкуренцию.

Сейчас питание в московских школах и садах организуют шесть компаний, которые выиграли конкурс 2017 года (контракт действует до июля 2019 года). Все они входят в «Ассоциацию…». Пять компаний (кроме «ВИТО-1»), по данным расследования «Яблока», связаны с Евгением Пригожиным.

Есть основания предполагать, что организации «КДП», «Московский школьник», «Школьник-ЮЗ», сохранив прежние названия, фактически перешли под управление структуры Пригожина.

По данным источника «Новой газеты», близкого к Федеральной антимонопольной службе (ФАС), правительство Москвы как минимум с 2015 года пытается ввести новое условие для участников госзакупок — обязательное членство в саморегулируемой организации (СРО), каковой называет себя «Ассоциация предприятий социального питания в сфере образования и здравоохранения». «Это нарушение, и оно было выявлено ФАС в конкурсной документации департамента образования», — сообщил источник «Новой».

Такой критерий (обязательное членство в СРО) противоречит законодательству. «Такое членство предусмотрено только в некоторых сферах экономической деятельности, например, в строительстве, энергетике, банкротстве, аудите и финансах, — отметил юрист Евгений Антонов. — В сфере питания членство в СРО является исключительно добровольным».

Бизнес на детях

Рынок социального питания — один из крупнейших в России по объему денег. Плюс ко всему, он очень устойчив. Например, в 2018 году в школы, по данным Минпросвещения, пришли 15,6 млн детей. Из них 1,8 млн — первоклассники. В Москве впервые сели за парты почти 100 тысяч детей.

— После рождения ребенка можно сказать, что через семь лет он придет в школу, а через три года — в детский сад. Даже с поправкой на миграцию, больших перекосов в этих данных не будет, — говорит президент АНО «Институт отраслевого питания» Владимир Чернигов.

Между тем беспокойство родителей вызывает то, что интересы компаний — организаторов питания в первую очередь ориентированы на сокращение расходов и экономию, и в последнюю — на качество еды и здоровье детей. Пример тому — изменение меню в детских садах, которое «Конкорд» внес в сентябре 2015 года, а фактически — урезание питания. Объем каш на завтрак сократился с 200 до 120 граммов, компоты заменены на фруктовые напитки, второй завтрак в виде фруктов — на кисломолочный напиток. «Зато увеличилось количество сахара, который восполняет нормы калорийности», — отмечают родители. Департамент образования Москвы объяснил (ответ есть в распоряжении «Новой газеты»), что «Конкорд» внес изменения в меню «в рамках реализации программы по импортозамещению», и заверил обеспокоенных родителей, что такой рацион соответствует всем регламентам и нормам.

Но остаются вопросы. Во-первых, судя по меню, в разряд санкционных продуктов в России вошли яблоки, крупы и селедка. Зато нет дефицита сахара и картофеля. Во-вторых, «курица поставляется в садики и школы замороженной. Вес размороженного продукта намного меньше, чем положено, — рассказала активистка Алина. — Плюс его качество оценить сложнее. Мы этот вопрос поднимали несколько раз, но безрезультатно. При этом в СанПиНе прямо сказано: для детского питания допускается только охлажденное мясо птицы».

Вызывает вопросы и замена блюд в меню, которую родители объясняют желанием «Конкорда» сэкономить. Например, рыба заменена на рыбные тефтели, качество которых сложно проверить. «Суть в том, что такие замены прописаны не в меню, а в приложении №5 к договору между школой и поставщиком питания, — замечает Алина. — Но «Конкорд» не подавал это приложение на экспертизу в Роспотребнадзор (подтверждение от ведомства есть в распоряжении «Новой».Ред.)».

Еще одна острая проблема детских садов — замена блюд по медицинским показаниям. Учреждение обязано готовить отдельно детям, которым по состоянию здоровья нельзя предлагать общее меню. В частности, это касается аллергиков и детей с сахарным диабетом. На практике замен нет.

У дочери Ольги Труниной — непереносимость коровьего молока. Когда девочка пошла в детский сад при школе №192, Ольга обратилась к директору учебного заведения Татьяне Стариковой с просьбой сделать предусмотренные законом замены. Директор отказала, сославшись на отсутствие в пищеблоке свободного места для специального оборудования (документ есть в распоряжении «Новой»). Гагаринская районная прокуратура вынесла директору предписание — кормить ребенка по утвержденному меню для детей с ограничением в питании. Предписание не выполнено. Ольга Трунина пошла в суд.

От такой еды школьники отказываются

Круговая порука

В Москве есть школы, где родителям удалось договориться, что часть меню их детям привозят не в мешках, а готовят из сырья. Но это единичные случаи.

— Когда мы ездили на встречи с компаниями, которые выиграли конкурс, мы вели переговоры о том, чтобы убрать «бортовое» питание из школ вообще и готовить еду полностью из сырья, — рассказал один из родителей. — Представители компаний в кулуарах нам объяснили, что готовить все меню из сырья они не могут — у них есть обязательства по выкупу готовой замороженной продукции «Конкорда».

Директора образовательных комплексов — такие же заложники ситуации с поставкой еды «Конкорда». «Де-юре у них есть полномочия менять меню, самостоятельно выбирать поставщика. На практике их ставят перед выбором — успокоить родителей или оставить должность», — рассказал источник «Новой». Пример тому — история Федора Мишенева. В 2017 году он устроился на должность территориального управляющего в ООО «Школьник-ЮЗ». В его обязанности входил контроль за 20 образовательными комплексами на западе Москвы. «Я привык делать работу качественно, начал выявлять нарушения в пищеблоках — не хватало оборудования, иногда моим сотрудникам приходилось покупать мешки для мусора на свои деньги, — рассказывает Мишенев. — Для нормальной работы пищеблока в школе нужно 8 человек, а работали 4–5. Иногда нарушения происходили потому, что люди просто не справлялись».

Кроме того, бывший сотрудник «Школьника-ЮЗ» выяснил, что на работу в пищеблоки принимались люди без медицинских книжек и даже с судимостью.

Руководство на его сообщения отвечало, что увольнять такие кадры не надо. «Зарплаты мизерные, работа тяжелая, понятно, что приходят не лучшие специалисты. А платить больше денег комбинату невыгодно», — поясняет Федор.

В какой-то момент количество выявленных территориальным управляющим нарушений достигло критической массы, а конфликт с директорами школ — предела. «Меня вызывал исполнительный директор фирмы и сказал, что разбираться больше ни в чем не надо — либо мы по-хорошему расстанемся, либо по-плохому, — рассказывает Мишенев. — Я написал заявление».

Уволившись летом 2018 года, молодой человек начал распространять информацию о закулисье организации питания в соцсетях. Вскоре он получил угрозы. «Ко мне подошли на улице и сказали, что нужно удалить все посты в интернете, которые вредят репутации фирмы «Школьник-ЮЗ», иначе будут проблемы», – вспоминает Мишенев.

Заработать на выборах президента

Третьего марта 2018 года, за две недели до президентских выборов, в «Лужниках» прошел концерт «За сильную Россию» в поддержку кандидата в президенты Владимира Путина. Для обеспечения массовости, по разнарядке заместителя руководителя направления «Социальное питание» филиала «Конкорда» Сергея Колдаева, на мероприятие, по словам Мишенева, согнали работников комбинатов питания.

— Ярмарки на избирательных участках в день выборов 18 марта проводили компании, которые организуют питание в школах и детсадах. Шатры, шашлыки, раскладка на витринах — все это мы делали для обеспечения явки, — говорит Мишенев. — Мы изготовили и поставили 3 тысячи единиц выпечки. Это адский труд.

По данным источника «Новой», выручка от продажи еды на выборах составила не менее 12–13 млн руб.

По словам нашего собеседника, структура Пригожина обеспечивала и торговлю в центре Москвы во время новогодних праздников в прошлом году. «На Красной площади департамент торговли устраивал шале, продажу сосисок, глинтвейна. Эту задачу нам тоже поставили через «Конкорд», — продолжает Мишенев. — Я работал 31 декабря, а 1 января снова приехал на площадь. Стоимость сосиски — 150 руб., глинтвейн — 250 или 300. Все очень быстро раскуплено. Роспотребнадзору, насколько я знаю, объяснили, что проверять ничего не надо».

Границы терпения

За последние годы многие родители высказывали недовольство качеством питания в школах и детских садах, форумы и родительские группы в соцсетях полны нареканий. Вот только к действиям взрослые переходят редко. Следуя совету «не нравится — не ешь», родители дают ребенку еду в контейнере.

Другие, занимаясь проблемой питания детей, сталкиваются с угрозами. Подтверждение тому — истории родителей. «Ко мне и к другим активным родителям на улице подходили незнакомые люди, не представляясь, говорили, что вопросы питания нужно оставить и подумать о здоровье детей», — рассказала мама ученика школы на юго-востоке столицы Алина, которая занимается проблемой школьного питания с 2012 года.

Терпению общественности удивляются даже эксперты.

— Я не раз убеждался, что родители не хотят ничего делать и не идут дальше разговоров, — говорит президент АНО «Институт отраслевого питания» Владимир Чернигов. —

Если вы готовы опустить руки и не бороться за здоровье вашего ребенка, кто будет это делать? Но вам надо помнить, что 15 лет ваш родной ребенок будет питаться в этой системе.

— Когда в феврале 2018 года наши дети заразились дизентерией, я предлагал родителям организовать законный митинг, — рассказал Александр Беляев. — Но никто не захотел портить отношения со школой.

Координатор федерального проекта «За честные продукты!» Александр Бражко согласен: решение проблемы с питанием детей в Москве во многом зависит от позиции родителей. «Большинство не верят в то, что им удастся защитить права детей. Хотя мы все несем ответственность за происходящее, потому что промолчали, когда в школы и детские сады пришли люди с пониженной социальной ответственностью».

По мнению Бражко, решить проблему смогут общественный и родительский контроль питания в каждой школе, отказ от «бортовой» еды. Эксперт уверен, что у родителей как у потребителей услуг есть все основания выбирать поставщика питания.

— По Закону об образовании детей обязаны обеспечить горячим питанием, но нигде в законе не сказано, что у поставщика есть право навязывать родителям услуги за их счет, — уверен Бражко.

Главный санитарный врач Федерации рестораторов и отельеров Константин Кривошонок занимается реформой школьного питания с 2016 года. По его «принципу ресторана» питание организовано в 5–7% частных школ России: дети в столовой покупают, что захотят, а повара готовят еду непосредственно в школе. Кривошонок уверен, что денег, которые выделяет бюджет города и платят родители, более чем достаточно, чтобы приготовить вкусную и полезную пищу из натуральных продуктов.

— Простая математика. Наценка на школьные обеды по Москве составляет 45%, — подсчитал Кривошонок. — Средняя себестоимость гарнира в хорошем ресторане — 12–18 руб., горячего блюда — 36–60 руб., компота — 5–9 руб., хлебобулочного изделия весом 50 граммов — 10 руб. Добавляем проценты от наценки — получается 145–180 рублей. Это те деньги, которые платят родители в обычных школах за обеды детей.

Константин Кривошонок уверен, что корни проблемы — в отношении предпринимателей к социально ответственному бизнесу: «Если вы залезли в социальный бизнес, надо понимать, что это не машина для зарабатывания денег. На детях экономить нельзя, нельзя закупать для них самое дешевое сырье. Нужно работать на качество, а не на оптимизацию и сокращение расходов».

Дарья Бурлакова —
для «Новой»

P.S.

Нам не удалось связаться с Евгением Пригожиным и с «Комбинатом питания «Конкорд». Департамент образования Москвы и «Ассоциация предприятий социального питания в сфере образования и здравоохранения» в положенный по закону срок не ответили на запросы «Новой».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera