Сюжеты

Унесенные «ландроматом»

В России удобнее расследовать дело зарубежного правящего политика. Особенно, если он не «наш сукин сын»

Этот материал вышел в № 21 от 25 февраля 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Роман ШлейновНовая газета

 
Владимир Плахотнюк. Фото: Вадим Денисов/TASS

Российские правоохранительные органы обвинили молдавских предпринимателей и политиков Владимира Плахотнюка и Вячеслава Платона в создании преступного сообщества, которое вывело из России больше 37 миллиардов рублей. И тот, и другой действительно имели отношение к масштабной схеме отмывания денег. Но Платон давно сидит в молдавской тюрьме.

А Плахотнюк считается самым влиятельным человеком в Молдове и возглавляет Демократическую партию, занимающую большинство мест в парламенте страны.

О большой отмывочной схеме известно несколько лет. Но Россия выдвинула обвинения за пару дней до молдавских парламентских выборов. При этом Плахотнюк — проевропейский политик, его партия выступает за сближение с Евросоюзом, а сам он не раз говорил о российской угрозе.

Так что, похоже, наши силовики начинают осваивать уголовные разбирательства с внешнеполитическим эффектом. В чем российские государственные деятели не раз обвиняли США и европейские страны, когда те охотились за нашими политиками или лидерами российских преступных группировок со связями на самом высоком уровне.

Вячеслав Платон. Фото из архива

Почему бы нашим не действовать, как американский минюст или европейские прокуроры, которые занимаются выходцами из других стран, не взирая на их общественное и политическое положение?

Проблема в том, что в России много своих собственных платонов и плахотнюков, которых ни один отечественный следователь не побеспокоил. А для того, чтобы заниматься расследованиями в отношении статусных иностранцев и сохранять хотя бы видимость объективности, желательно не забывать о не менее статусных соотечественниках.

Без такого баланса все выглядит, как топорная постановка и цирк. К примеру, уголовное дело финансиста Билла Браудера не будет восприниматься серьезно без уголовного дела в отношении следователей, налоговиков и их руководителей, благодаря которым из российского бюджета вывели миллиарды рублей.

А обвинение Плахотнюка в отмывании миллиардов из России выглядит нелепо, если на скамье подсудимых нет ни одного высокопоставленного отечественного чиновника, который должен был отвечать за эту схему с российской стороны.

Ведь речь идет о системе, через которую прошли не 37 миллиардов, а порядка 700 миллиардов рублей.

О том, как работала эта схема, «Новая газета» и Центр по изучению коррупции и оргпреступности (OCCRP) рассказали еще в 2014 году, назвав ее «ландроматом» — прачечной мировых масштабов по отмыванию средств. Плахотнюк, собственно, «унаследовал» молдавскую часть этой прачечной от Платона, который получил 18 лет тюрьмы после публикации и уголовного расследования в нескольких странах.

Миллиарды проходили через 18 российских банков и большое количество подставных фирм. А особенность схемы заключалась в том, что обоснованием для перечисления денег были решения молдавских судов, в которых подставные фирмы намеренно проигрывали иски друг другу по фиктивным займам, а поручители выплачивали «проигрыш». Этот насос бесперебойно работал несколько лет, перекачивая средства в европейские банки, которые тоже не особо задумывались об их происхождении.

И хотя у большинства российских банков, которые участвовали в схеме, были отозваны лицензии, никто из российских высокопоставленных чиновников не пострадал.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera