×
Сюжеты

Мощь патриарха

Спецоперация «Музей Рублева»: если РПЦ удастся захватить Спасо-Андроников монастырь, то и экспонаты Третьяковки могут оказаться у других хозяев

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 29 от 18 марта 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Александр Солдатовспециально для «Новой»

18
 

После того, как Московская патриархия потерпела неудачу с приобретением Исаакиевского собора в Петербурге, новым символом ее противостояния с гражданским обществом стал Спасо-Андроников монастырь в Москве. Его главный храм — Спасский собор XV века — уже 30 лет используется для постоянных богослужений. А вот остальные помещения монастыря занимает уникальный Музей древнерусской культуры имени Андрея Рублева, предположительно похороненного на территории монастыря. Коллекцию музея составляют тысячи уникальных икон, в том числе XIII века. Судьбу музея Московская патриархия хочет решать «в комплексе» с возрождением монастырской жизни в Андрониковом.

Освободить икону из «музейных застенков»!

«Мы против передачи всего комплекса монастыря церкви. Это невозможно, потому что тогда музей надо будет выкинуть на улицу», — говорится в официальном заявлении директора Михаила Миндлина, вывешенном 15 марта на сайте музея. Подтвердив свою всегдашнюю готовность к сотрудничеству с РПЦ, Миндлин напомнил, что никаких других помещений, кроме монастырских, у музея нет. На протяжении 30 лет деятельности общины РПЦ на территории монастыря никаких конфликтов с музеем, который предоставил клирикам и прихожанам бытовые помещения, не возникало: он открывал по первой их просьбе и собственно музейное пространство. В Спасском соборе служат всего два священника, а приход совсем невелик, но претензии на выселение музея из обители исходят вовсе не от прихода. Они исходят лично от патриарха и рассматриваются им как часть «большой политики».

Не исключено, что Андроников монастырь рассматривают в патриархии как своего рода экспериментальную площадку, где многолетняя война РПЦ и музеев поднимется на качественно новый уровень.

Если раньше речь шла о банальном освобождении музеями помещений и передаче их структурам патриархии (так было, например, в Ипатьевом монастыре и Рязанском кремле), то в случае с Андрониковым намекают на «комплексную передачу». Ведь весь Музей древнерусской культуры состоит из ценностей, которые патриархия относит к «объектам религиозного назначения» (в основном, это иконы). А значит, по закону № 327-ФЗ (о нем подробнее ниже), они должны быть переданы в собственность религиозной организации.

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Именно патриарх Кирилл еще до своего патриаршества высказывал инициативу возрождения существовавших в Российской империи «епархиальных древлехранилищ» — своего рода церковных музейных собраний, куда поступали наиболее ценные и древние артефакты. В контексте этой идеи велик соблазн переименовать Музей древнерусской культуры в какое-нибудь «Общецерковное древлехранилище». И если это получится, то и на иконную коллекцию Третьяковки замахнуться можно.

Кому-то эта стратегия покажется несбыточной, но, как показывает опыт последних лет, в стране «духовных скреп» и стремительно возрождающейся средневековой архаики возможно все. Вот, например, вывезли из Русского музея Торопецкую икону Божией Матери XIV века на «временную экспозицию» в храм закрытого коттеджного поселка «Княжье озеро» под Москвой еще в 2009 году «на три месяца», да так и не вернули. Культурная общественность пошумела, но, в конце концов, смирилась. Значит, пора «брать новую высоту».

Непосредственно за тему «древлехранилищ» в Московской патриархии отвечает глава совета по церковному искусству, архитектуре и реставрации РПЦ протоиерей Леонид Калинин, который в молодости был клириком Спасского собора Андроникова монастыря. Его главный довод — монастырские кельи XVII века не приспособлены для размещения экспозиций. По замыслу о. Леонида, музей стоило бы переместить в находящуюся на соседней улице усадьбу Хрящевых XIX века, где сейчас идет ремонт. Тем не менее протоиерей не готов отдавать в усадьбу все экспонаты музея Рублева: часть из них (наиболее ценную?) он предлагает оставить в стенах обители, дабы они создавали в ее храмах «неповторимую духовную атмосферу».

Именем Андрея Рублева

Впервые патриарх Кирилл обозначил свой интерес к Андроникову монастырю, расположенному на живописном берегу Яузы, недалеко от Таганки, в 2010-м, когда возглавил литургию перед Спасским собором — древнейшим, полностью сохранившимся храмом Москвы, на стенах которого есть даже два маленьких фрагмента росписей, приписываемых Рублеву. По инициативе РПЦ на территории обители искали его мощи, раскопали часть некрополя, но так ничего и не нашли. На памятной патриаршей литургии присутствовал министр культуры Александр Авдеев и руководители крупнейших музеев РФ, с которыми патриарх обсуждал судьбу «объектов религиозного назначения» в связи с принятым тогда 327-ФЗ, который изрядно напугал культурную общественность.

В 2012-м на территории обители разразился первый скандал, связанный с неудачными попытками найти мощи.

Разрушив несколько склепов XIX века и осквернив таким образом захоронения, горе-археологи установили на их месте странный памятник-плиту с надписью «Здесь был погребен Андрей Рублев».

Монумент в память об Андрее Рублеве на территории Спасо-Андроникова монастыря. Фото: РИА Новости

Сотрудникам музея тогда удалось выяснить, что работы курировал тот самый протоиерей Леонид Калинин, которого, в свою очередь, благословил на это викарий патриарха, архиепископ (ныне митрополит) Истринский Арсений (Епифанов). К проекту был причастен и вездесущий архимандрит (ныне также митрополит) Тихон (Шевкунов), председатель патриаршего совета РПЦ по культуре.

Сотрудники музея позже обвинили именно его в том, что

«при спешном возведении конструкций <…> были разрушены древние склепы, прах из которых был выброшен на свалку, выворочены старинные надгробия и сдвинуты с мест погребений намогильные плиты… Все это кощунство на кладбище, где захоронен великий Андрей Рублев, было совершено — вдумайтесь только! — по благословению патриарха Кирилла!»

Позже часть развороченного монастырского некрополя, расположенного за нынешней оградой обители, занял ресторан «Хлебный домъ в Андрониках», где, согласно прейскуранту, проводились «свадьбы, венчания, корпоративные и бизнес-мероприятия, фуршеты и банкеты». Освятил ресторан о. Леонид, а среди его гостей присутствующие замечали архиепископа Арсения.

Задачу оформить Андроников монастырь в собственность РПЦ патриарх поначалу поставил руководителю Правового управления патриархии игумении Ксении (Чернеге).

Однако со сменой директора музею удалось получить средства на комплексную реставрацию своих помещений, поэтому в патриархии разумно рассудили дать «деятелям культуры» самим выполнить всю черновую работу, дабы потом можно было въехать в уже отреставрированный и окультуренный монастырь. Ведь по тому самому закону 327-ФЗ именно на собственника возлагается бремя финансирования ремонтно-реставрационных работ. В очередной раз о намерении оформить монастырь в собственность РПЦ игумения Ксения заявила в феврале 2017 года. «Мы считаем, что комплекс нужно передавать в пользование церкви… Но это процесс, скажем так, небыстрый», — сказала она тогда. И вот, наконец, «процесс пошел»…

Патриарх Кирилл написал заявку на передачу монастыря в собственность РПЦ в Росимущество еще в конце января. В ведомстве ее получили 4 февраля, а уже 15-го направили патриарху ответ. Как явствует из документа, Росимущество обратилось в Министерство культуры и музей имени Андрея Рублева с просьбой высказать свою позицию по вопросу, а также в архивы — чтобы уточнить статус запрошенных патриархом объектов. В его заявке речь идет об 11 зданиях, среди которых значатся башни, стены и хозяйственные постройки, которые как будто не имеют «религиозного назначения». Однако закон 327-ФЗ написан широко и позволяет РПЦ получать в собственность объекты, непосредственно связанные с религиозными и составляющие с ними единый комплекс. Московскому управлению Росимущества поручено провести комплексную внеплановую проверку музея. Именно эти мероприятия и взбудоражили общественность 15 марта.

Петр Саруханов / «Новая газета»

Общественник-силовик

Чтобы подчеркнуть серьезность своих намерений, патриархия создала «движение за возрождение Спасо-Андроникова монастыря». Его возглавил отставной силовик с большим управленческим опытом Сергей Карнаухов. В его послужном списке — боевые действия в Чечне, различные посты в МВД России, должности вице-губернатора Кировской и Калининградской областей.

Широкой публике Карнаухов запомнился благодаря инициированному им делу «Кировлеса», по которому был осужден Алексей Навальный.

В ходе процесса Сергей Карнаухов обжаловал освобождение Навального из-под стражи и смягчение ему меры пресечения.

Активно Андрониковым монастырем Карнаухов занимается с 2017 года, когда начал общественную кампанию за переименование станции метро «Площадь Ильича» в «Андрея Рублева». В том же году в Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ, где Карнаухов работает доцентом, была проведена конференция о роли монастырей в жизни российского государства «на примере Спасо-Андроникова монастыря». Одним из практических итогов конференции стала закладка на территории монастыря еще одного монумента — «всем воинам, полководцам, монахам и аристократам», похороненным в обители с XIV века. В прошлом году Владимир Мединский наградил Карнаухова премией «Хранители наследия» в номинации «Служение» с официальной формулировкой «за деятельность по восстановлению Спасо-Андроникова монастыря». Такая формулировка, скорее, воспринимается как аванс, который предстоит отработать, доведя до конца дело передачи обители РПЦ.

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

В своей борьбе с музеем Сергей Карнаухов основную ставку делает на компрометацию его нынешнего директора Михаила Миндлина, в каждом интервью напоминая, что тот был осужден по «делу реставраторов», а до музея имени Рублева возглавлял Центр современного искусства, которое церковь не особо приветствует.

Злосчастный закон

Правовую почву для конфликтных ситуаций, подобных историям с Рязанским кремлем, Исаакиевским собором и Андрониковым монастырем, заложил принятый в президентство Дмитрия Медведева в 2010 году федеральный закон № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности».

Закон очень лаконичен (всего 12 статей) и позволяет РПЦ (по ее усмотрению) претендовать на любые исторические объекты как движимые, так и недвижимые, которые так или иначе были связаны с православием.

Если говорить о недвижимых объектах, то на государственном учете состоит почти 11 тысяч памятников, связанных с православием (то есть храмов и монастырей). Из них в собственность РПЦ передано около тысячи, хотя точную статистику найти пока не удается. Ведь согласно закону, решения о передаче принимают как федеральные, так и местные органы власти в зависимости оттого, в чьей собственности состоит объект. Далеко не всегда эти решения публикуются. Закон строго ограничивает основания для отказа в передаче объектов и устанавливает жесткие сроки всей процедуры — не более двух лет.

Отказ возможен только в тех случаях, когда объект не имеет религиозного назначения или не образует один комплекс с религиозными объектами, религиозная организация намерена использовать его не по назначению, религиозная организация является иностранной или объект уже передан другой религиозной организации (это чтобы отсечь всяких «раскольников»). На тот же Андроников монастырь, кстати, вполне могли бы претендовать старообрядцы. Ведь он не только был основан задолго до раскола, когда вся Русская церковь молилась «по-старому», но и был первым местом заключения огнепального протопопа Аввакума.

Фото: РИА Новости

Председатель Союза музеев России, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский убежден, что закон загоняет церковь и музеи в ситуацию постоянного конфликта, потому что учитывает интересы лишь одной стороны и никак их не ограничивает. На своем заседании 19 февраля президиум Союза музеев в очередной раз инициировал создание совместной комиссии для изменения закона. В постановлении президиума сказано: «Постоянное возникновение подобных проблем, угрожающее самому существованию ряда музеев, означает, что 327-ФЗ требует существенных доработок в плане гарантии сохранения культурных ценностей и музеев».

С позицией музейщиков в целом согласен глава профильного департамента министерства культуры РФ Владислав Кононов. Он признал необходимость преодоления напряжения и «тщательной проработки» спорных вопросов. Тревожный звоночек для патриархии раздался и из Кремля, где 15 марта пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что «какой-то позиции» о судьбе Андроникова монастыря его шефом «не сформулировано». Еще свежи в памяти подобные заявления Пескова об Исаакиевском соборе, которые положили конец спорам о его передаче РПЦ…

После столь четких сигналов уже и комитет Госдумы РФ по культуре во главе с редактором книги Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые» Еленой Ямпольской взял под козырек и выразил готовность заняться «совершенствованием законодательства о передаче госимущества религиозным организациям». «Очевидно, — предлагает Ямпольская, — что начать стоило бы с круглого стола или расширенного заседания комитета с участием музейного сообщества и представителей Русской православной церкви».

***

Пока еще трудно делать какие-то выводы и строить прогнозы относительно судьбы Андроникова монастыря и музея имени Андрея Рублева. Но совершенно ясно, что в «России после Исаакия» вопросы тотальной передачи РПЦ национального культурного наследия уже не будут решаться просто. Теперь патриархии придется побороться за каждый объект, и не всегда она будет одерживать в этой борьбе победу.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera