Сюжеты

Вплоть до пожизненного

Куйбышевский суд Петербурга увеличил срок лишения свободы авторитетному предпринимателю Владимиру Барсукову (Кумарину). Его признали виновным в создании организованного преступного сообщества

Вячеслав Дроков, Владимир Барсуков. Интерпресc/ТАСС

Этот материал вышел в № 31 от 22 марта 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Максим Леоновспециально для «Новой в Петербурге»

3
 

Такого количества журналистов Куйбышевский суд не видел со времен процесса над бывшим депутатом Законодательного собрания Петербурга Сергеем Шевченко в 2001 году. Тогда Шевченко-младший, которого многие считали одним из лидеров «тамбовского» преступного сообщества, приговорили к 7 с половиной годам лишения свободы условно, признав виновным в вымогательстве. И вот спустя 18 лет в этих же стенах оглашается приговор человеку, которого теперь уже и суд признал создателем этого самого преступного сообщества.

Владимир Барсуков был арестован 22 августа 2007 года. Для его задержания из Москвы приехала усиленная спецбригада Следственного комитета и рота спецназа из Центрального аппарата ФСБ. Петербургских силовиков к операции не допустили, предположив, что они могут быть связаны с предполагаемым лидером «тамбовского» преступного сообщества. Эти сомнения родились не на пустом месте. К примеру, «Петербургская топливная компания», вице-президентом которой долгое время был Барсуков, в течение десяти лет неизменно выигрывала тендеры на обеспечение автомобилей ГУВД и УФСБ Петербурга и Ленобласти бензином.

Сразу после ареста Барсукова отправили в Москву, где проходили и первые судебные слушания. Первоначально его обвинили в рейдерских захватах нескольких предприятий. В том числе кондитерской фабрики им. Крупской и нескольких магазинов и ресторанов на Невском проспекте. Один из ресторанчиков, «Петербургский уголок», и стал, по некоторым данным, роковым для Владимира Барсукова.

Вообще-то, по версии следствия, в истории с «Петербургским уголком» главную роль сыграл не Барсуков, а его земляк Вячеслав Дроков. Именно он, как выяснило следствие, в 2005 году путем взяток изменил учредительные документы в скандально известной «пятнашке» (налоговая инспекция №15). А затем шесть раз перепродал ресторан. Не учел Дроков того, что владелица ресторана Наталья Шпакова была знакома с тогдашним губернатором Петербурга Валентиной Матвиенко. Городская прокуратура возбудила дело по статье 159 УК РФ («Мошенничество»). В декабре 2006 года в аэропорту Шереметьево Дрокова задержали, а дело приняло федеральный статус.

Первоначально Барсукову вменили целый букет статей, от мошенничества и вымогательства до убийств. Была там и 210-я статья («Создание преступного сообщества»). Однако в ходе предварительного следствия дело разбили на несколько эпизодов. По мнению адвоката Сергея Афанасьева — чтобы уложиться в сроки предварительного расследования.

В результате Барсукова уже 10 лет судят за различные преступления. В ноябре 2009 года Куйбышевский суд на выездной сессии в Москве (привозить в Питер предполагаемого лидера преступного сообщества власти побоялись) приговорил «ночного губернатора Санкт-Петербурга» к 14 годам лишения свободы за рейдерские захваты. В марте 2012 года был вынесен приговор по факту вымогательства, и Барсукову добавили еще год.

А в июне 2014-го присяжные неожиданно вынесли оправдательный вердикт Барсукову и двум его предполагаемым подельникам, посчитав их невиновными в покушении на убийство владельца «Петербургского нефтяного терминала» Сергея Васильева («Роллс-Ройс» предпринимателя и джип охраны были расстреляны весной 2006 года в центре Петербурга, Васильева спас золотой корпус сотового телефона).

В конце ноября 2014 года Верховный суд РФ отменил вердикт присяжных и вернул дело на новое рассмотрение с иным составом суда. Поводом для отмены вердикта послужило то, что последнее слово Барсукова «Спецправосудие. Суд особой важности» было опубликовано в СМИ.

«Считаю, что опубликование последнего слова Барсукова В.С. в средствах массовой информации с призывами к присяжным заседателям не уподобляться «коррумпированному и продажному» профессиональному суду за несколько дней до вынесения вердикта является прямым и грубым воздействием на присяжных заседателей, повлекшим вынесение оправдательного приговора», — заявила в суде старший прокурор отдела государственных обвинителей уголовно-судебного управления прокуратуры Санкт-Петербурга Надежда Мариинская.

18 августа 2016 года новый состав присяжных признал Барсукова виновным в покушении на Васильева. По совокупности сроков заключения «ночного губернатора» приговорили к 23 годам лишения свободы.

В 2017 году Барсукова привезли наконец в Петербург, чтобы судить по статье 210 УК РФ. Но, по мнению адвоката Афанасьева, 210-я статья как бы сопутствующая.

— Чтобы ее вменить, необходимо доказать, что это сообщество занималось именно преступной деятельностью, — заявил Афанасьев корреспонденту «Новой». — Когда ее вменяли, эта статья сопутствовала мошеннической деятельности, и здесь все логично. Но ведь по 159-й («Мошенничество») Барсуков уже свое получил. А теперь получается, что его опять судят за те преступления, по которым он уже наказан. Следствие само запуталось, разделив одно дело на несколько.

И действительно, больше двух часов судья Куйбышевского суда Артем Королев тихим голосом зачитывал материалы уголовных дел, по которым уже вынесены приговоры. Барсуков в это время сосредоточенно… разгадывал сканворд. А Дроков, упершись головой в решетку, успел даже подремать.

Сам приговор: 12 лет лишения свободы (нижний предел по 210-й статье) и миллион рублей штрафа Барсуков с Дроковым даже не слушали, занятые своими делами.

Окончательным итогом приговора стало увеличение срока Барсукову до 24 лет (путем частичного сложения 23 и 12 лет), Дрокову — до 21 года. Но самое главное, после того, как приговор вступит в законную силу, власти на законном основании смогут называть Барсукова лидером «тамбовского» преступного сообщества. Ранее обвинение вынуждено было обходить этот термин при комментариях. Барсуков всегда очень злился, когда его так называли, и даже судился (и выиграл суд) с немецким журналом «Шпигель», который так его назвал в одной из своих статей.

— Для меня этот приговор — загадка, — заявил Сергей Афанасьев сразу после оглашения приговора. — Не находите, что сообщество у нас какое-то маленькое получилось? Всего из двух человек на скамье подсудимых и одного в розыске. Конечно, мы будем обжаловать приговор в вышестоящей инстанции.

К настоящему времени Барсуков находится под стражей почти 12 лет, то есть половину назначенного срока. Согласно действующему законодательству, срок, проведенный в СИЗО, засчитывается в пропорции 1 к 1,5, проведенным в колонии. То есть Барсуков, учитывая уже отбытое наказание и состояние здоровья (он инвалид 1-й группы), вполне мог бы рассчитывать на условно-досрочное освобождение. Если бы не одно «но». Речь идет о показаниях Михаила Глущенко, данных бывшим депутатом Госдумы весной 2015 года. Тогда бывший ближайший соратник Барсукова обвинил его в заказе убийства Галины Старовойтовой в 1998 году.

Как считают эксперты, давая признательные показания об участии в убийстве Старовойтовой и заключая досудебное соглашение со следствием, Глущенко рассчитывал, что срок давности по убийству уже истек. Но неожиданно обвинение вменило ему не убийство, а террористический акт (убийство государственного деятеля). А по этой статье срок предусмотрен вплоть до пожизненного. Так что Глущенко, который весной 2012 года был приговорен к 8 годам лишения свободы за вымогательство, вместо освобождения от ответственности за убийство за истечением срока давности был приговорен к 17 годам лишения свободы. Кроме того, Глущенко до сих пор подозревается в тройном убийстве на Кипре в марте 2004 года. Напомним, тогда были убиты Юрий Зорин, Виктория Третьякова и коллега Глущенко по работе в Госдуме (а также его деловой партнер) Вячеслав Шевченко.

Барсукову, если суд признает его виновным в заказе убийства Старовойтовой и с учетом уже вступивших в силу приговоров, грозит пожизненное лишение свободы.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera