Колумнисты

Как нам заблокировать Россию

Росмолодежь получила право блокировать сайты в интернете. Наши предложения по развитию этой инициативы

Этот материал вышел в № 33 от 27 марта 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

10
 

В интернете есть мем о том, что Роскомнадзор заблокировал себе что-то не то. Свежо это наблюдение выглядело в прошлом году, когда чиновники охотились на Telegram. Заблокировали 18 млн IP-адресов, вывели из строя посторонние сервисы, включая финансовые и игровые, настроили против себя людей, но сломать мессенджер не смогли. Заинтересованные лица с комфортом следили за усилиями Роскомнадзора по блокировке Telegram непосредственно в Telegram-канале IT-специалиста Филиппа Кулина.

С осени ведомство взяло паузу в своей священной войне против технологий и теперь проводит перегруппировку при поддержке сенатора Клишаса и его законопроекта о «суверенном интернете». Нет сомнений в том, что будет вторая волна: с Telegram будут бороться уже не попытками блокировок десятков миллионов IP, но фильтрацией трафика и ухудшением связности Сети.

То есть — планомерным уничтожением той довольно передовой телекоммуникационной отрасли, которая построена в России в последние десятилетия. Расстроенные чиновники еще отомстят.

В трагическом непрофессионализме Роскомнадзора есть и очевидные плюсы — для самого ведомства. Если спросить любого школьника, чем занимаются подчиненные Александра Жарова, мы получим уверенный ответ: блокируют интернет. Роскомнадзор из отраслевого регулятора превратился во что-то вроде цифрового атланта, подпирающего своими плечами российское законодательство, на которое обрушиваются эксабайты данных мировой Сети.

Блокировками очень удобно отчитываться перед начальством, тут есть понятный KPI (вчера заблокировали столько-то сайтов, план на следующую неделю — блокировка таких-то). Поскольку постоянно что-то блокируется, то никто не скажет, что в Роскомнадзоре сидят бездельники. Кроме того, с тех пор, как Роскомнадзор получил фактически полномочия силового ведомства, способного блокировать информацию и вмешиваться в бизнес в интернете, он стал одним из главных ньюсмейкеров страны. Ведь почти все события в стране связаны с работой репрессивной машины. Хочешь создать повод для новостей — надевай погоны.

В этом контексте можно объяснять и последнюю новость про Федеральное агентство по делам молодежи (Росмолодежь), которое правительственным рескриптом получило новое право:

блокировать сайты для защиты интересов детей и юношества, то есть по большому счету осуществлять в интернете любую произвольную цензуру.

Официальный объем полномочий звучит так: блокировать можно будет, если на сайте замечена информация, которая «направлена на склонение или иное вовлечение несовершеннолетних в совершение противоправных действий, представляющих угрозу для их жизни и (или) здоровья, либо для жизни и (или) здоровья иных лиц». Если коротко, то это про оппозиционные митинги и вообще обо всей несогласованной общественной жизни — она теперь признается «вредной для детей».

В последнее время Росмолодежь переживает не лучшие времена, никто с ходу не назовет ее нынешнего руководителя, да и сферу занятий ведомства определить довольно трудно. С новыми полномочиями жизнь агентства заиграет новыми красками. Блокировки сайтов, где обижают детей, позволят Росмолодежи отчитываться о проделанной работе и объяснять, чем там вообще занимаются.

До этого момента помимо Роскомнадзора блокировать интернет могло еще МВД (тут понятно: где погоны — там и блокировки), Федеральная налоговая служба (она борется с «Азино три топора» и его клонами), Роспотребнадзор, которому почему-то делегировали борьбу с методами самоубийств, а также Росалкогольрегулирование, которое блокирует информацию о нелегальной торговле алкоголем.

Глядя на опыт Росмолодежи, становится очевидно будущее российского госаппарата в целом: каждое ведомство должно получить право что-нибудь блокировать в интернете.

Например, министерство экономического развития Орешкина могло бы блокировать информацию об отсутствии в стране экономического роста. Министерство культуры Мединского — анекдоты о прачечных и американские фильмы. А министерство просвещения Васильевой — факты о российской истории, которые не перечислены в едином учебнике установленного образца.

В этом случае, во-первых, ни у кого не останется вопросов, чем занимается российское государство: оно блокирует. Во-вторых, резко вырастет престиж работы чиновников, им можно было бы с полным основанием выдавать мундиры с эполетами.

Наконец, сбылся бы мем, упомянутый выше. Последовательно увеличивая степень энтропии, чиновники со временем заблокировали бы друг друга. И мы очутились бы в прекрасной России будущего.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera