×
Комментарии

С конфискацией вас!

«Правоохранительные органы» вслед за Уголовным кодексом приговорили и Гражданский

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 39 от 10 апреля 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

12
 

8 апреля судья Красногорского районного суда МО Светлана Потапова огласила решение об обращении в доход государства более 800 объектов имущества, пока еще принадлежащих бывшему главе Серпуховского района Александру Шестуну, членам его семьи, а также еще 15 физическим и 20 юридическим лицам. Решение, которое судья в письменном виде обещала представить через неделю, не только не опирается на закон, но и меняет все деловые обычаи как для собственников, так и для управленческой элиты — государственных и муниципальных служащих.

Иск Генпрокуратуры был подан в Серпуховской суд, но тамошние судьи от него отпихнулись, сославшись на то, что бывший глава района мог-де оказать на них давление из СИЗО. А судье, назначенной в Красногорске, хватило двух недель и семи заседаний, чтобы со всем этим разобраться — никто и охнуть не успел, а не то что что-нибудь понять, но именно так и было задумано, чтобы добить семью Шестуна, оставшихся его друзей и адвокатов. В исковом заявлении Генпрокуратуры правовому обоснованию уделено 6 страниц из 56, а остальное — перечень ответчиков и объектов. Решение суда едва ли будет подробней — на его чтение судья потратила час.

Это означает, что вслед за уголовным судом, где от равенства сторон давно не осталось и следа, «силовые структуры» подмяли под себя и суд гражданский, а там до последнего времени еще более или менее соблюдались правила состязательности.

Решение основывается на законе от 3 декабря 2012 года № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам». Этот антикоррупционный ФЗ предусматривает заполнение должностными лицами деклараций о доходах, а в случае выявления имущества, стоимость которого явно их превышает, возможность его конфискации после проведения специальных проверок. В этом случае не прокуратура должна доказывать незаконность приобретения имущества, а его собственник объяснить, на какие средства оно было приобретено.

Здесь действует весьма жесткая обратная (по сравнению с обычной) презумпция, но все же это только презумпция: ФЗ-230 предусматривает строгие правила возбуждения и проведения такой процедуры в отношении конкретных объектов, а чиновник, угодивший под антикоррупционную проверку, вправе приводить свои доводы и доказательства. Но Красногорский суд, не заморачиваясь с каждым из объектов, фактически лишил Шестуна и еще 15 граждан и 20 юридических лиц такой возможности.

Доказательством их «аффилированности» с главой района гражданский суд посчитал показания свидетелей, которые прокуратура вытащила из уголовного дела Шестуна. Но обвиняемые (частично совпадающие с ответчиками в деле о конфискации), во-первых, не осуждены, а во-вторых, там они обвиняются по одному эпизоду с конкретным земельным участком — а в гражданском деле этих участков 771.

Судья просто сложила в кучу все, что было зарегистрировано на Шестуна, его родственников и «доверенных лиц» в период его пребывания на должности главы района с 2003 по 2018 год, и все это «обратила в доход государства».

Между тем разные объекты были приобретены разными людьми в разное время у разных продавцов, чаще всего небезвозмездно и при разных обстоятельствах — когда-то, может быть, и с нарушением какого-то закона, а когда-то и нет, да и степень этих нарушений могла быть очень различной.

На самом деле Шестун, который до избрания главой успешно занимался бизнесом, вышел из управления коммерческими структурами, но не продал их третьим лицам, а оставил под управлением своего партнера Бориса Криводубского и частично переписал на родственников. В этом может быть конфликт интересов, требующий проверки, но много ли среди депутатов, голосовавших за ФЗ-230, таких, кто поступил по-другому? Много ли вообще принимающих важные решения чиновников: губернаторов, мэров, министров, — у кого нет какого-нибудь свечного заводика, зарегистрированного на тещу? Все они, а равно «аффилированные», то есть, по логике Красногорского суда, просто давно знакомые с ними коммерсанты, должны понимать, что

«прецедент Шестуна» — про каждого из них.

С другой стороны, вся эта абстрактно выглядящая куча имущества представляет собой в основном работающий бизнес. Земельные участки чем-то засеяны или застроены, там живут и работают люди, которые никак не участвовали в конфликте мэра района Шестуна с губернатором МО Андреем Воробьевым. Первый, между прочим, о них думал — за это и был избираем главой, а про второго, судя по решению суда, сложно сказать то же самое.

В этом прецеденте государство перестало притворяться правовым: в правовой форме такой процесс занял бы месяцы и годы. Мы попытаемся разобраться в этом подробно, но «Новая» — не подмосковный суд, и нам для этого, конечно, понадобится время.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera