Сюжеты

Евросоюз не дает Ирландию в обиду

«Брексит» скоро сделает Макрона главным европейским политиком, но пока Меркель и ее понятие «дружбы» консолидирует Европу

Фото: EPA

Политика

 

Обсуждая многострадальный «Брексит» на минувшей неделе Европейский союз  вновь продемонстрировал способность к солидарности при принятии принципиальных решений.

10 апреля состоялся экстренный саммит ЕС и лидеры 27 стран согласились предоставить Великобритании столь необходимую ей отсрочку выхода из ЕС — на полгода, до 31 октября.

Великобритания получила вдвое больше времени, чем просила и, возможно, получила бы еще больше, если бы не Франция, поддержанная поначалу Бельгией. Однако и полгода вполне достаточно чтобы ратифицировать Соглашение о выходе Британии из ЕС в парламенте, если это вообще возможно с учетом расклада политических сил в парламенте и политических идей — в проекте.

Что еще более важно, времени достаточно, чтобы начать процедуру подготовки ко второму референдуму.

Идея нового «подтверждающего» референдума постепенно набирает силу,

потому что реальности и практические параметры «Брексита» оказались очень далекими от того, чем соблазняли людей «брекситеры» на референдуме 2016 года.

Солидарное решение главам ЕС далось не просто. В последние недели перед саммитом заметно изменилась тональность представителей ЕС по отношению к Соединенному королевству. В официальных комментариях стала преобладать готовность к обвальному «Брекситу». Многие не скрывали раздражения и разочарования британскими политиками, откровенно выражалось желание поскорее разделаться с этим надоевшим вопросом и вернуться к внутриевропейской повестке.

Эти настроения подкреплялись опасением, что Британия, формально оставаясь членом ЕС, не примет участие в выборах в Европейский парламент, назначенных на 23-25 мая, что понизит его легитимность.

Эмоции и недоверие европейцев подогрел твит британского консерватора, депутата и бывшего члена кабинета Терезы Мэй Джейкоба Риз-Могга, в котором тот призвал британских евродепутатов саботировать важные для ЕС проекты. В оставшееся до выхода время следует ветировать «любое увеличение бюджета, помешать планам по созданию европейской армии и заблокировать планы по евроинтеграции господина Макрона», — написал он.

На самом заседании роль «плохого копа», как писала пресса, играл президент Франции Эммануэль  Макрон. Париж считает, что затягивание «Брексита» мешает ЕС двигаться вперед и преодолевать накопившиеся проблемы. Макрон настаивал на минимальной отсрочке для Британии и сдвинуть его было непросто. Британская газета «Файнэншл Таймс» отметила, что он даже «сумел раздражить некоторых своих европейских коллег». «Думаю, он не приобрел сегодня друзей…» — сказал один из присутствовавших на саммите дипломатов.

В случае выхода Великобритании Макрон, с учетом грядущей смены канцлера Германии, станет самым влиятельным лидером ЕС.

Но пока тон задает Ангела Меркель: «Европа — это дружба», и это когда «вы даете своим друзьям шанс, а затем еще один, а затем еще один…»

Недооценка правительством Великобритании этой институциональной основы современного Евросоюза, неверие, что ЕС будет защищать интересы своего члена — Республики Ирландия, стала одной из причин тупика, в котором оказалась Мэй.

Вступление Великобритании и Республики Ирландия в ЕС стало основой для прекращения Гражданской войны, длившейся несколько десятилетий, сняв с повестки дня вопрос о  воссоединении Ирландии. Теперь, когда англичане поворачивают историю вспять и выходят из Евросоюза, пришлось придумывать новое решение, как предотвратить восстановление жесткой границы и возвращение кровавых столкновений в Северной Ирландии между юнионистами — сторонниками Соединенного Королевства и ирландскими националистами. 

В проекте Соглашения о выходе описана конструкция, позволяющая избежать установления границы. Она получила  название «бэкстоп» («тормозная колодка»). Суть в том, что, если в переходный период (до 1 июля 2020 года) не будет обеспечена прозрачная граница между Ирландской Республикой и Северной Ирландией, то Великобритания будет связана таможенным союзом (а Северная Ирландия еще и правилами общего рынка) с ЕС до тех пор, пока обе стороны не придут к согласию, что в этом больше нет необходимости.

Но ведь именно выход из двух ключевых институтов ЕС — общего рынка и Таможенного союза и составлял суть задуманного «Брексита». Неудивительно, что депутаты-брекситеры провалили проект Соглашения с ЕС, достигнутого Мэй. Но даже угроза обвального «Брексита» не заставила Евросоюз пересматривать ирландский вопрос.

Наоборот, в последние две недели состоялись демонстративные визиты премьера Ирландии во Францию, канцлера Германии, а затем и главного переговорщика от ЕС по «Брекситу» Мишеля Барнье — в Ирландию. Смысл встреч на высшем уровне был предельно ясным: «Ирландское правительство может рассчитывать на непоколебимую поддержку ЕС по защите интересов Ирландии как члена Евросоюза». 

На прошедшей неделе «Файнэншнл Таймс» вышла с заголовком: «Бэкстоп “Брексита” может спасти Великобританию от консерваторов». Газета, в частности, утверждает, что «Брексит» был порожден внутренним кризисом у консерваторов, которые возглавили его и присвоили себе право говорить от имени 17,2 миллионов и формулировать их интересы. Однако, пишет газета, положительным побочным эффектом бэкстопа является то, что он «ограничивает способность будущего правительства Тори наносить еще больший ущерб британской экономике», потому что оставляет Британию в таможенном союзе с ЕС.

Несмотря на ущерб суверенитету, британцы однажды, возможно, поставят статую месье Барнье. «Он не только спас Ирландию от жесткой границы, но и Великобританию от фанатиков Тори. Возможно, он, в конце концов, спас консерваторов от самих себя», — пишет «Файнэншл Таймс».

Евгения Диллендорф, «Новая»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera