Колумнисты

Сталин вместо справедливости

О чем говорят скандальные данные опросов

Этот материал вышел в № 43 от 19 апреля 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

50
 
Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

«Левада-центр» зафиксировал рекордный рост симпатий россиян к Сталину. В марте 2019 года его роль в истории страны оценивали положительно 70% опрошенных, а 51% утверждал, что относится к диктатору с восхищением или уважением. За двадцать лет проведения подобных опросов эти цифры стали самыми высокими. Для сравнения еще в 2016 году число любителей Сталина не превышало в стране 37%.

Как интерпретировать эти цифры?

Традиционный ответ, популярный в среде интеллигенции, заключается в том, что народ оболванен пропагандой и готов верить чему угодно. Так что при надлежащей сноровке пропагандистов полюбил бы и Гитлера. Еще более жесткая позиция, которую редко высказывают прямо, но часто о ней думают, предполагает, что народ вообще жесток и дик, и что дай ему волю, он принял бы самые людоедские решения. Последнее предположение особенно выгодно для тех, кто последние четверть века находится в России у власти. Они привыкли эксплуатировать остаточный миф о том, что государство в России якобы единственный европеец. И именно страх перед «народом-сталинистом» становится основой общественного договора, заключенного между интеллигенцией и нынешними правителями: мол, лучше уж эти, чем откровенные сталинисты, которые дышат им в спину.

Нет ничего необычного в том, что первая ассоциация образованных людей при слове «Сталин» — это Большой террор, погубленные без причин судьбы и страх, в котором годами жили потенциальные «клиенты» чекистов. Испытывать симпатию к Сталину в этом контексте — значит заведомо расчеловечиваться. Однако сейчас важно увидеть другую сторону вопроса о популярности советского вождя, причем эта сторона почти никак не связана с историческими событиями, зато напрямую — с нашей актуальной реальностью.

Серьезные социологи говорят сейчас о растущем российском неравенстве и, что еще важнее, о растущем запросе на социальную справедливость. Самый известный критерий имущественного неравенства, индекс Джини, описывающий степень неравномерности распределения богатства в обществе (0 — абсолютно равномерное распределение, 1 — все богатство сосредоточено в одних руках), в России не является катастрофически высоким и составляет около 0,4. Для сравнения в Германии — 0,28, а в Аргентине 0,51, то есть России очень далеко по имущественному равенству до развитых европейских стран, но мы неплохо смотримся на фоне Латинской Америки.

Но с субъективным восприятием неравенства у нас все намного острее: провинция не без оснований считает, что столицы живут неоправданно хорошо, бедные ненавидят богатых, и все это усугубляется государственными фокусами вроде пенсионной реформы и общей монополизацией экономической жизни в руках госкорпораций. Люди ежедневно видят, как бедные беднеют, а богатые богатеют, и у них нет никаких способов заявлять о своем несогласии с таким положением вещей.

Народная мечта о Сталине — это всего лишь мечта о справедливости в отсутствие конкурирующих предложений на этом «рынке».

Если никто не защищает интересы людей, они готовы принять фантазию о «строгом порядке и аскетизме сталинского руководства».

Иными словами, катастрофа не в том, что люди симпатизируют Сталину, но в том, что им некому и нечему больше симпатизировать, если они мечтают о более справедливой России, чем нынешняя.

Да, всерьез сочувствовать Сталину может либо человек, недостаточно изучивший методы ведения дел, принятые этим правителем, либо человек, с отключенной эмпатией, то есть психопат в клиническом смысле слова. Но проблема нашего общества не только в низком уровне образования, популярности исторических мифов или в том, что пропаганда годами провоцирует психопатию.

Более существенная причина нынешнего сталинолюбия связана с тем, что в России не осталось общественных институтов, к которым можно обращаться, когда вы требуете справедливости. До последнего времени таким институтом был президент, вступавший в контакт с народом в ходе прямой линии. Теперь рейтинг Путина не превышает уровня симпатий к Сталину (даже официозный ВЦИОМ утверждает, что уровень поддержки президента составляет лишь 65%). Это значит, что число людей, готовых видеть в президенте арбитра, падает.

В стране нет парламента, готового защищать чьи-то интересы за пределами клановых конфликтов. Почти не осталось независимых СМИ, где вас по крайней мере могут выслушать, — тех, что еще работают, на всех граждан не хватает, да и полномочий что-то менять в нашей жизни у журналистов нет, они появляются, когда есть та же конкурентная политика и институты.

Выходит, чтобы люди не любили Сталина, нужно относиться к ним по-человечески. Вот и весь секрет «нового сталинизма».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera