Комментарии

Чему урбанисту поучиться у ассасина

Видеоигра не поможет восстановить сгоревший Нотр-Дам, но специалистам стоит к ней присмотреться

Скриншот геймплея Assassin's Creed Unity

Культура

 

Assassin's Creed Unity. Нотр-Дам в геймплее

Недавний пожар в Нотр-Дам де Пари неожиданно возродил дискурс о взаимосвязи архитектуры и видеоигр. Тем не менее связь между двумя дисциплинами не настолько однозначна, как это может показаться на первый взгляд. Попробуем разобраться, насколько важное место занимает архитектура в геймдизайне и насколько взаимно их влияние.

Вечером 15 апреля в прямом эфире люди наблюдали за обрушением шпиля и крыши собора, все больше склоняясь к тому, что памятник будет навсегда утрачен. Едва огонь начал стихать и стало ясно, что каркас собора спасен благодаря продуманному плану пожарных, в Сети появилось предложение использовать в качестве основы для реконструкции Нотр-Дама его копию из Assassin’s Creed Unity. Компьютерная модель собора, которую создала для игры геймдизайнер Ubisoft Кэролин Миусс, по мнению приверженцев идеи, обладает поразительной точностью и как нельзя лучше подходит на роль источника необходимых данных.

Интернет моментально разделился на тех, кто с восторгом воспринял идею о том, что известный собор реконструируют с помощью видеоигры, и тех, кто стал иронизировать над наивностью «реставраторов-любителей», в шутку предлагая реконструировать Майами по модели из GTA Vice City.

Несмотря на всю новизну и потенциал идеи, ее критики правы — виртуальная модель собора действительно не доходит для реконструкции.

Дело в том, что геймдизайнеры конструируют пространство игрового мира, исходя из особенностей игрового процесса, поэтому при внешнем сходстве видеоигровых и реальных зданий их предназначение сильно различается. Например, в Amnesia: A Machine for Pigs особняк — это не уютный дом с комфортным расположением жилых комнат, а сложный лабиринт с монстрами. Так и Нотр-Дам из Assassin’s Creed, в отличие от своего источника, задумывался как площадка для паркура, а не место для богослужений, поэтому в облик собора были внесены изменения ради удобства игрока.

Архитектура Парижа из Assassin’s Creed Unity — хороший пример того, как создатели игровых уровней прибегают к приему, который используют архитекторы парков развлечений в духе Диснейленда или Универсал Студио. Тематический парк — это повествовательная архитектура, где рассказ встроен в физическое пространство, по которому перемещается посетитель. Декорации и аттракционы не столько воспроизводят историю, сколько создают подходящую атмосферу, чтобы пробудить нужные эмоции. Достаточно сделать кабины карусели Mad Tea Party в виде чашек, и посетитель перенесется в мультфильм «Алиса в стране чудес».

Создатели исторических игр в духе Witcher или The Elder Scrolls V: Skyrim не пытаются воспроизводить реальную историческую среду. Вместо этого они играют на ассоциациях и клише, которые игрок заранее формирует на основе книг, выставок и фильмов. Для геймдизайнера передать атмосферу средневековой Европы гораздо важнее, чем точно воссоздать исторический облик города, который с большой вероятностью не соответствует романтическим представлениям игрока. В ход идут не только стилистические приемы в виде фахверка и деревянных ставень, но и принципы организации пространства — город не растворяется в ландшафте, как современные мегаполисы, а организует природу вокруг себя, становясь ее доминантой.

Поскольку геймдизайнеры обращаются к архитектурным практикам и изучают историю архитектуры, можно предположить, что в сфере организации пространства архитектура стоит на позиции учителя. Тем не менее создатели игровых пространств не просто копируют архитектурные приемы, но анализируют и адаптируют изученные подходы. Например, «навигацию без карт», которую предложил в своей книге «Образ города» американский градостроитель Кевин Линч, практически невозможно встретить в современном микрорайоне. Зато именно ключевые градостроительные элементы Линча — путь, узел, доминанта, граница и район — помогают игроку ориентироваться в видеоиграх с открытым миром: GTA, Fallout или Final Fantasy XV.

Переосмысление в процессе создания игровых уровней освобождает теорию архитектуры от неизбежных в реальности градостроительных регламентов и экономических условий. В видеоигре аватар игрока взаимодействует с пространством так, как горожанин мог бы взаимодействовать с реальным городом, построенным по заветам ведущих градостроителей и теоретиков архитектуры.

Возможно, в ближайшем будущем архитекторы в полной мере раскроют потенциал видеоигр, и Париж из Assassin’s Creed Unity станет экспериментальной лабораторией для историков и урбанистов. А пока французская газета Le Monde опровергла слухи о том, что Нотр-Дам будет восстановлен с помощью видеоигры. Довольно иронично, ведь обрушившийся 15 апреля шпиль Нотр-Дама — результат работы Эжена Виолле-ле-Дюка. Французский реставратор восстановил его в 1840-е годы на месте оригинального шпиля, который был разрушен в годы Французской революции — время действия той самой Assassin’s Creed Unity.

Дарья Насонова, специально для «Новой»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera