Сюжеты

Хроника отсроченной смерти

Что грозит Институту научной информации РАН и можно ли его спасти

Фото: Роман Денисов / ТАСС

Этот материал вышел в № 47 от 29 апреля 2019
ЧитатьЧитать номер
Культура

1
 

Эта история продолжается уже пятый год.

30 января 2015 года пожар, уничтоживший значительную часть здания Института и его библиотеки, прервал естественный ход жизни Института научной информации по общественным наукам Российской академии наук (ИНИОН РАН).

Последствия пожара в ИНИОН РАН в 2015 году. Фото: РИА Новости

Сотрудников — ученых и часть библиотечных работников Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), распоряжавшееся тогда собственностью Академии наук, перевело во временное пристанище — три этажа в сталинской пятиэтажке на ул. Кржижановского — неподалеку от пепелища.

Отзывчивые москвичи привезли в дар сотрудникам компьютерную технику, собранную с миру по нитке, но в той ситуации — спасительную, позволившую работать. Было и участие мирового научного сообщества, и постоянное внимание СМИ.

Трагедию измеряли в сгоревших единицах хранения, но она была глубже, так как затронула и судьбы людей, и российской гуманитарной науки. Институт оказался под дамокловым мечом расследований и подозрений, сняли бессменного с 1998 года директора Института — академика Ю. С. Пивоварова, в конце концов тяжело заболевшего.

Академик Пивоваров. Фото: Филипп Киреев / ТАСС

Было немало оснований полагать, что Институт уничтожат, но люди, несмотря ни на что, держались стойко, вели исследования, выполняли госзадание.

В ИНИОНе десять научных центров, подготавливающих и издающих серии библиографических, реферативных и аналитических изданий. Институт располагает автоматизированной информационной системой по общественным наукам (более 4 млн записей). Среди его задач — отбор и предоставление актуальной научной информации, определение перспективных направлений и стратегических приоритетов в сфере социальных и гуманитарных наук. Специфика Института — и в том, что оперативная работа по изучению актуальной научной информации сочетается с фундаментальными исследованиями. В Институте издаются журналы «Россия и современный мир», «Политическая наука», «Актуальные проблемы Европы», «Человек: Образ и сущность», «Литературоведческий журнал», «Культурологический вестник», научно-информационный бюллетень «Россия и мусульманский мир».

ИНИОН нередко упрекают в том, что в нем издаются актуальные в 1970–1980-е годы, но в условиях интернета уже устаревшие реферативные журналы. Но такие журналы существуют во многих странах мира как навигатор в обширном поле малотиражных научных изданий; кроме того, в новых условиях реферативные журналы (возможно, их следует переименовать в «Вестники аналитической информации») переформатированы и содержат не только рефераты новых научных изданий за рубежом и в России, но и актуальные аналитические обзоры, рецензии, переводы, что значительно расширяет масштаб и уровень информации.

У трагедии ИНИОНа есть еще одна грань — историко-архитектурная. Пожар разрушил уникальный образец архитектуры советского модернизма — здание на Нахимовском проспекте, 51/21, построенное в 1969–1974 годах специально для ИНИОНа по проекту архитектора Якова Белопольского, вдохновленного опытом Ле Корбюзье, Оскара Нимейера и Алвара Аалто.

30 января 2019 года произошло, казалось бы, радостное событие: премьер-министр Д.А. Медведев подписал постановление правительства №60 «Восстановление здания Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института научной информации по общественным наукам Российской академии наук (ФГБУН ИНИОН РАН)». Для восстановления института выделено более 6,75 млрд рублей, ими распорядится «Дирекция единого застройщика» (ДЕЗ Министерства науки и высшего образования), заказчиком (застройщиком) стал ИНИОН РАН. Однако радость была преждевременна. Ситуация приняла крайне неблагоприятный для ИНИОНа оборот. ДЕЗ предложил ИНИОНу временно отказаться от прав заказчика (застройщика) в свою пользу, иначе на институт возлагается ответственность за все проблемы по реализации постановления. При этом Институт предупредили, что из суммы в 6,75 млрд на экспертное сопровождение строительства не выделят ни копейки, то есть ИНИОН не сможет контролировать строительство и расходы на него, хотя именно это и ожидается от заказчика. Что касается временного отказа, то фактически Институт в случае согласия на так называемый временный отказ потеряет право и на земельный участок — 3,95 га на Нахимовском проспекте, и на восстановленное на нем здание. Никаких гарантий по возвращению здания и земельного участка по окончании строительства министерство Институту не предоставляет.

До пожара. Фото: РИА Новости

Более того, в этой ситуации министерство выдвинуло ультимативное требование о переезде ИНИОНа из его временного пристанища на ул. Кржижановского на улицу Усиевича, 20, — в здание Всероссийского института научной и технической информации (ВИНИТИ). Сотрудники выехать отказались.

ИНИОН мотивировал свой отказ переехать на другой конец Москвы тем, что находится рядом со сгоревшим зданием, и здесь будет проще наблюдать и контролировать ход строительства и логистически проще и дешевле вернуться на родное место.

Министерство требовало переезда в ВИНИТИ на Усиевича, 20 (12–13-й этажи), из-за несоответствия здания на ул. Кржижановского требованиям пожарной безопасности и необходимости капитального ремонта. Однако помещение ВИНИТИ также не соответствует нормам пожарной безопасности и требует, пожалуй, еще более серьезного капитального ремонта (дряхлые лифты, срок действия которых заканчивается в декабре 2019 г., окна не закрываются, помещения запущенные, без мебели — правда, ВИНИТИ «великодушно» предложил свою старую мебель взамен новой для себя; оргтехника не предоставляется). При этом переезд требуется только от ИНИОНа. «Кафе-кальянной», магазина красок и прочих коммерческих структур, с комфортом расположившихся в нижнем этаже здания на Кржижановского, это не касается.

Примечательно, что департамент Минобрнауки отказался дать письменный приказ о переезде ИНИОН РАН на ул. Усиевича. Врио директора ИНИОН РАН В.С. Качану устно приказали подготовить «дорожную карту переезда» — его план-график, то есть Институт должен сам «добровольно» вымостить себе «дорогу в ад». Но о какой добровольности тут можно говорить? Не актуальнее ли министерству представить план-график восстановления здания ИНИОНа и предъявить ее заказчику? До завершения работ в ноябре 2022 года осталось немного времени.

Ныне стало известно, что ИНИОНу как будто бы больше (возможно, после публикаций в СМИ) не предлагают отказаться от прав заказчика (застройщика), но переезжать в помещение ВИНИТИ заставляют, и в случае отказа грозят увольнением всего руководства ИНИОНа. Что повлечет за собой назначение послушных министерству временщиков, которые подпишут все что угодно. ИНИОН вынужден начать работу над «дорожной картой».

Просматривается и экономическое давление на ИНИОН: в начале 2019 года ему сократили финансирование по сравнению с 2018 годом более чем на 38 млн, то есть зарплат сотрудникам даже на минимальном уровне к концу года может не хватить, в настоящем средняя зарплата научного сотрудника ИНИОНа — 25 тысяч, библиотекаря — 18 тысяч, что весьма далеко от майских указов президента РФ. Потом, правда, вроде бы обещали прошлогоднее финансирование восстановить.

Очевидно, что чиновники играют с ИНИОНом в кошки-мышки. Что за этим кроется?

Вероятно, не мытьем, так катаньем ИНИОН подводят к слиянию с ВИНИТИ, а фактически к уничтожению, ибо объединяет эти два института лишь одно слово в их названиях — «информация», а далее по существу дела все различно: в одном случае речь идет о технической информации, в другом — об информации общественной, гуманитарной.

Кому-то может показаться, что у страха глаза велики. 2 апреля в 20-часовых новостях на государственном канале «Россия 1» показали сюжет о судьбе, как сказано в репортаже, библиотеки ИНИОН РАН. А 5 апреля в интернете появилось сообщение о том, что, по словам заместителя мэра Марата Хуснуллина, к ноябрю 2022 года библиотеку ИНИОН полностью восстановят. Далее пояснялось: «Новый проект предполагает воссоздание здания на Нахимовском проспекте без изменения его габаритов, но со значительным расширением его функциональных возможностей. В частности, здесь начнет работать культурно-просветительский комплекс». Что это означает в восстанавливаемом здании, рассчитанном на огромную библиотеку с ее фондами и Институтом с его научно-исследовательскими центрами и сотрудниками? И почему упорно упоминается лишь библиотека ИНИОНа? Ведь институт и библиотека — это единый организм, доказавший свою эффективность и жизнестойкость.

Почему бы не продлить временное пребывание ИНИОН на ул. Кржижановского до восстановления его законного здания, что будет одной из гарантий сохранения Института? Зачем подвергать многострадальный коллектив Института, доказавший свою научную жизнестойкость в экстремальных условиях, постоянным испытаниям и бесконечному стрессу?

Постоянно уступая свои позиции в культуре и науке, мы движемся по пути деградации, и этот процесс незаметно для нас становится необратимым — потеря ИНИОНа в этом процессе не частный эпизод, а важное явление. Высокий уровень развития социальных и гуманитарных наук — непременное условие жизнеспособности российской культуры, интеллектуальной конкурентоспособности России, ее способности отвечать на вызовы современности. И в этом контексте роль ИНИОНа уникальна.

Татьяна Красавченко, доктор филологических наук

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera