Репортажи

Город без барьеров

В Екатеринбурге протест сменился диалогом, а забор в сквере — снесли. Что дальше?

Этот материал вышел в № 54 от 22 мая 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинспецкор

4
 
Фото: Марина Молдавская/ ТАСС

Болгарка с визгом врезается в стальную перекладину забора, приваренную к свае. Рабочие подхватывают желтую ребристую секцию и несут ее к другим — уже спиленным. Забор в сквере у драмтеатра, на несколько дней превративший центр Екатеринбурга в ристалище, исчезает. Его поставили в ночь на понедельник, 13 мая. Никто не видел, как это произошло. А разбирают днем во вторник, 21-го. На глазах у людей.

Провожать забор, правда, приходит человек 50, не больше. Накануне около сотни активистов провожали охрану и грузовики, вывозившие со стройплощадки храма Святой Екатерины кабинки для рабочих, дизель-генераторы и стройматериалы. Уезжающим машинам люди аплодировали вслед.

Демонтаж забора. Фото: Иван Жилин/«Новая газета»

Решение снести забор приняли после слов митрополита Екатеринбургского Кирилла: «Раз забор стал поводом для раздора, то этот повод необходимо убрать и начать спокойный доверительный разговор со всеми сторонами».

Екатеринбург чувствует свою победу. Пусть и промежуточную. Город заставил себя услышать, и с выходных здесь происходит беспрерывный диалог: властей с протестующими, властей со сторонниками строительства храма и, главное, самими защитниками сквера и сторонниками строительства храма.

«Мы не против переноса строительства»

Встреча защитников сквера и верующих происходит в субботу вечером. На ступенях у фонтана на Октябрьской площади, к которой прилегает сквер, встают около 200 человек с иконами и табличками «#Язахрам». Вместе с ними — священнослужители.

— Мы хотим примириться с протестующими. Наша акция — для примирения, — объясняет мне мужчина, представившийся Павлом.

Начинают с молитвы: «Христос воскресе из мертвых».

Фото: Иван Жилин/«Новая газета»

Большинство «защитников храма» — люди 40–50 лет. Многие пришли с детьми.

Молитва длится около 20 минут, после чего сторонники храма «идут в народ». Протестующие охотно вступают с ними в диалог.

— Мы уже 10 лет просим восстановить этот храм, — рассказывает Иннокентий Григорьев, руководитель центра «Ладья», который помогает семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации. — И уже 10 лет общественность наши планы корректирует.

Иннокентий Григорьев. Фото: Иван Жилин/«Новая газета»

Храм Святой Екатерины в Екатеринбурге действительно не могут построить с 2010 года — жители города уже дважды отвергали предложенные властями площадки.

— Храм должен быть восстановлен, потому что это историческая справедливость. Это наш дом, который был порушен в 1930 году, — продолжает Григорьев. — Русская православная церковь по закону имеет право восстанавливать свои разрушенные святыни. И храм должен быть построен здесь, потому что нам действительно не хватает храмов в центре. Я регулярно бываю на службе в Храме на Крови, в ближайших храмах — всегда на службах очень много людей. И очень мало свободного места. Мы такие же граждане, как и защитники сквера.

Диалог с протестующими ведет служащий храма Вознесения Господня отец Александр.

— В 90-х годах на площади Труда, которая раньше называлась Соборной площадью, была поставлена часовня Святой Екатерины. В традиции церкви — ставить часовню перед строительством храма. И церковь хотела восстановить собор в историческом месте. Но сделать этого не удалось, начались протесты…

Фото: Иван Жилин/«Новая газета»

— Не знаю, как на площади Труда, но в этом сквере отдыхает очень много горожан: с утра здесь ходят собачники, потом мамочки с колясками, потом выходят люди старшего возраста, которые сидят на лавочках, играют в шахматы и читают книги, — перебивает священника женщина лет 60.

— Церковь не может требовать от власти какого-то конкретного участка. Нам предложили место в сквере, мы согласились, — объясняет священник. — Я вообще согласен, чтобы храм строили в исторической части города, не обязательно в этой точке. Просто в историческом центре. Но не начнутся ли и там протесты?

— Мы готовы предложить много мест в центре, где люди только поддержат строительство храма. Взять даже недострой через дорогу: снести его и поставить храм.

Недостроенное здание, о котором идет речь, принадлежит структурам Уральской горно-металлургической компании (УГМК), одного из спонсоров строительства храма Святой Екатерины. На его месте УГМК планирует возвести элитные апартаменты с бизнес-центром.

— Если нам предложат это место, думаю, епархия его рассмотрит, — резюмирует священник.

Сторонники храма отмечают, что в сложившейся ситуации не в последнюю очередь виноваты местные власти. «Городской думе еще в феврале предлагали провести референдум о строительстве храма в сквере. Депутаты почему-то отказались. Вот и получили», — говорит мужчина, представившийся Георгием.

Георгий с женой Ольгой. Фото: Иван Жилин/«Новая газета»

— Обе стороны перегнули палку, но лично мое мнение, что драка с участием спортсменов Академии единоборств РМК была совершенно ненужной, — говорит волонтер Фонда Святой Екатерины Давид. — После этого началось такое противостояние, что теперь уже, видимо, придется рассматривать возможность строительства храма в другом месте.

В целом все верующие отмечают:

  • они хотят восстановить порушенный большевиками собор, потому что это справедливо исторически;
  • им не принципиально строить храм в сквере;
  • любые решения необходимо принимать в диалоге.

Такую позицию защитники сквера поддерживают.

Протестующие провожают технику. Фото: Иван Жилин/«Новая газета»

Опрос или референдум

Сейчас главный вопрос, как выбрать новое место для строительства храма и будет ли оно новым?

Президент России Владимир Путин в качестве «рецепта» урегулирования кризиса предложил провести «опрос жителей микрорайона», в котором находится сквер. От «микрорайона» отказались сразу же: судьбу сквера в центре города должны обсуждать все екатеринбуржцы. Но протестующие пошли дальше и на личной встрече с градоначальником в мэрии Екатеринбурга потребовали от Александра Высокинского провести не опрос, а городской референдум. Мотивировка простая: результаты референдума обязательны к исполнению, результаты опроса носят лишь рекомендательный характер.

Мэр сначала пытался возразить, что референдум будет стоить дорого — около 120 млн рублей. Тогда ему напомнили, что на один только ремонт памятника Ленину город планирует потратить 105 млн рублей. «А его вообще пора сносить», — считают протестующие. Мэр согласился вынести вопрос о референдуме на рассмотрение городской думы.

Концепция «храм вместо Ленина», к слову, — одна из наиболее популярных среди протестующих. Но против сноса (и даже переноса) памятника «вождю мирового пролетариата», как ни странно, выступает церковь: настоятель Храма на Крови протоиерей Максим Миняйло в эфире «Серебряного дождя» назвал идею возведения собора вместо памятника «чистой провокацией» и заявил, что протест в этом случае может быть еще сильнее, в том числе — со стороны коммунистов.

Альтернативные площадки под храм сейчас ищут всем городом: в мэрию уже поступило более 2500 предложений.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera