Репортажи

Болотный протест

Депутаты городского округа Ликино-Дулево под крики «Позор!» утвердили решение о строительстве мусорного полигона в лесу

Фото: Светлана Виданова / для «Новой»

Этот материал вышел в № 57 от 29 мая 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Артем Распоповкорреспондент

13
 

В начале мая «Новая» писала про протесты жителей нескольких деревень на юго-востоке Московской области против планируемого строительства комплекса по переработке отходов и мусоросжигательного завода. Этот КПО (который, как считают местные, окажется гигантской свалкой) планируется построить прямо в заболоченном лесу, но для этого нужно вырубить деревья. В лесу, в котором берут истоки сразу четыре реки и в котором до сих пор можно встретить краснокнижных животных.

Протесты начались в начале марта, когда местные случайно узнали про публичные слушания по утверждению генплана городского округа Ликино-Дулево и увидели, что на генплане в лесу выделен участок под КПО. Власти тогда заявили народу, что это не КПО, а Диснейленд. А спустя несколько дней в лес, в котором местные жители уже несли дежурство, пришли силовики и бульдозеры «Хартии» — компании, принадлежащей на 51% сыну генерального прокурора России Игорю Чайке. Именно эта компания и должна заняться строительством КПО.

И это несмотря на то, что генплан городского округа не был утвержден — его даже отказались согласовывать чиновники Минприроды и Рослесхоза. Тем не менее на 23 мая в городе Ликино-Дулево было назначено заседание совета депутатов, на котором власти должны были принять окончательное решение по генплану — утвердить его или отправить на доработку.

Съемка: Светлана Виданова, монтаж: Глеб Лиманский / «Новая газета»

Корреспонденты «Новой» поехали на это заседание и увидели, как объединившийся народ отвечает системе.

23 мая. 12.18. Платформа Кабаново. По одну сторону от платформы — Кабановское озеро, берег которого зарос огромными лопухами. На лопухах сидят сытые черные улитки, рядом с огрызками деревьев, которые сточили кабановские бобры. Страшно квакают жабы — так кричат кошки, когда рожают. Этот мир как будто существует параллельно с миром людей. Если смотреть только вперед, за озеро, туда, где шумит лес, то забываешь о том, что находишься всего в ста километрах от Москвы.

По другую сторону от платформы, в четырех километрах на юг, — ликино-дулевский Центр развития творчества детей и юношества «Спутник». В нем сегодня пройдет заседание совета депутатов городского округа Ликино-Дулево, одним из пунктов которого станет голосование депутатов по генплану.

Озеро Кабановское. Фото: Светлана Виданова / для «Новой»

Для них это голосование — лишь один из 17 пунктов заседания. А вот для жителей почти трех десятков деревень, вынужденно ставших в начале марта экологическими активистами, это заседание — последняя надежда на то, что власть их услышит.

Народ уверен, что если генплан будет принят, то КПО в лесу построят — некоторые активисты так и говорят: «Сегодня все решится».

Поэтому у «Спутника», сложную аббревиатуру которого ЦРТДиЮ местные сокращают до привычного ДК, народ начинает собираться задолго до начала заседания.

К кирпичному зданию с надписью «Спутник», спрятавшемуся где-то между пивнухой «Блиндаж», детско-юношеской спортивной школой и Ликинским автобусным заводом (ЛиАЗ), одна за другой сворачивают отечественные «Лады» и недорогие иномарки. На задние стекла некоторых машин наклеены стикеры: «Мусорный полигон в наших лесах? Мы против! Присоединяйся!» Из машин выходят молодые девушки в узких джинсах, старенькие горбатые бабушки с клюками, мужчины в рубашках с коротким рукавом, острые на язык женщины в платьях, подростки и даже маленькие дети в ярких летних костюмах.

Сегодня эти люди бросили все свои дела (кто — работу, кто — учебу, кто — хозяйство) и приехали в Ликино-Дулево за три десятка километров. Еще 19 мая в паблике, который ведут активисты «ВКонтакте», появился анонс о сегодняшнем заседании. И все, конечно, дружно решили ехать.

Фото: Светлана Виданова / для «Новой»

И вот они стоят на жаре перед дверями ДК. Десять человек. Пятьдесят. Сто. Сто пятьдесят. Они уже давно успели познакомиться друг с другом. Мужчины сосредоточенно курят и всё больше молчат, женщины — в сотый раз задают друг другу вопросы, на которые нет ответа. «Нет, ну нашли место для свалки. Они там вообще без головы, да?» — спрашивает женщина в очках и цветастом платье, глядя на казаков в тельняшках и камуфляжной форме, прибывших охранять порядок во время заседания. «Какие-то изменения в генплан внесли?» — негромко задает вопрос, не адресованный никому, бабушка в широких бриджах и сандалиях. На самом деле активисты знают, что, несмотря на протесты, никаких изменений в генплан с момента публичных слушаний не внесено.

Ближе к началу заседания, после обеда, через ряды активистов начинают протискиваться депутаты ликино-дулевского городского округа. Пять человек, десять, пятнадцать, двадцать. Вот женщина средних лет в сиреневой блузке в полосочку, изучая пыльный асфальт, торопится к дверям «Спутника». А вот широкоплечий мужчина в синем пиджаке и белоснежной сорочке, приложив к уху смартфон, по пути к ДК глядит сквозь толпу народа.

Но вот в «Спутник» начинают пускать активистов. Спустя несколько минут светлое фойе, в котором под потолком висят бумажные белые голуби, а на стенах — детские коллажи на тему пожарной безопасности и экологии, гудит в ожидании заседания. Кто-то из активистов стоит в длинной очереди, чтобы поставить свою подпись в очередном ходатайстве, кто-то, узнав о том, что для КПО в заболоченном лесу уже придумали название — «Озерная», острит про то, что

«хорошо хоть не «Болотная» — бренд уже занят, видимо».

Фото: Светлана Виданова / для «Новой»

А вот жительница села Ильинский Погост (5 километров от планируемого КПО) Татьяна вспоминает историю двухгодичной давности, когда в Орехово-Зуеве вместо закрытого полигона «Кучино» собирались построить новый полигон для московских отходов. В двух километрах от роддома. История тогда была похожа на нынешнюю: власти пытались перевести сельскохозяйственные земли в разряд земель специального назначения (со статусом земли и в сегодняшней ситуации сложная штука — по документам 36,5 гектара леса, в котором собрались строить КПО, определены в разряд земель неразграниченной государственной собственности, которой местные власти могут распоряжаться без правоустанавливающих документов), о публичных слушаниях ореховозуевцам тогда тоже не сообщалось, но людям быстро удалось мобилизоваться — они собрали тысячи подписей на улице и в интернете, забомбили жалобами всевозможные инстанции и в итоге победили. Очень обнадеживающая история.

До самого начала заседания я хожу среди активистов и спрашиваю, почему они сегодня приехали сюда и на что надеются. И доводы люди мне озвучивают такие, что не поверить в них нельзя.

— Понимаете, если они там начнут копать и мусор там складировать, то все пойдет по окрестным рекам. Депутаты не профессионалы в этом вопросе. Мы надеемся на разум депутатов. Что они будут голосовать не так, как им сказали, а так, как по закону. Что они отклонят сейчас генплан, отправят на доработку. Потому что сегодня партия одна, завтра партия другая. Жизнь непостоянна. И кто будет завтра? И кто будет отвечать за это и перед кем? — громко спрашивает у меня житель Ильинского Погоста Игорь Пылаев, молодой мужчина в синей рубашке, расстегнутой на несколько пуговиц.

А вот что мне сказала Герасимова Дина Сергеевна, жительница Ильинского Погоста, медик по образованию и мать двоих детей: «Прежде чем принимать какие-то законы, подумай, что скажут твои дети, когда вырастут. «Какой ты молодец, пап, что поставил галочку, что дал согласие на мусорный полигон»?

Такими галочками можно уничтожить за одну минуту всю земную планету. Если им есть куда пойти, то нам тут жить».

Фото: Светлана Виданова / для «Новой»

В большом белоснежном зале для заседаний, в отличие от фойе, прохладно. В центре зала за несколькими столами, расставленными в виде огромного квадрата, сидят депутаты городского округа Ликино-Дулево, глава округа Андрей Юрьевич Буянов и с десяток чиновников, не принимающих участия в голосовании. За спиной у депутатов — активисты. Места сесть всем не хватило — сидят только бабушки и дети. Остальные стоят вдоль стены в ожидании. Все 150 человек. На лицах — медицинские маски: должна же власть понимать, что «загоняет народ в экологическое гетто».

Ведущий заседания, еще не старый, но уже седой депутат Филиппов, долго говорит о том, как присутствующие активисты должны вести себя на заседании: тихо, а то будущие заседания и закрытыми можно сделать.

— А может, мы генплан вообще принимать не будем? — внезапно спрашивает один из депутатов, коммунист в солнцезащитных очках на голове, Бураков Александр Александрович.

Филиппов отвечает на чиновничьем языке про то, что есть «определенный график и регламент работы». Так же он отвечает и депутату Михалеву Александру Викторовичу, бизнесмену, предложившему перед принятием генплана выслушать одного активиста (он стоит справа от Филиппова с подписанным всеми активистами ходатайством): «Все эти вопросы мы уже обсуждали. Все выступления ясны и понятны». В принципе, говорить на сегодняшнем заседании будут только эти трое и глава округа Буянов. И то недолго. Михалев с Бураковым еще пару раз попытаются заявить о том, что замечания, о которых говорил народ, не учтены, но их быстро поправят: все, что посчитал нужным, разработчик генплана (а им выступает московский институт градостроительства) учел. Убрать КПО нужным не посчитал.

 

Фото: Светлана Виданова / для «Новой»

Все окончательно рушится секунд за пять. 19 депутатов, опустив головы, на вопрос Филиппова о том, кто за принятие генплана, быстро синхронно поднимают руки. Против — коммунист Бураков и бизнесмен Михалев, но это было давно известно.

И после сухого «Принято!» народ взрывается.

«Вы наш голос — вы ведь должны нас слушать», «Там воды, там реки», — раздаются одиночные выкрики, которые сливаются в один громогласный «Позор!». Этот «Позор!», сопровождаемый аплодисментами, длится, кажется, вечно. «Мы для вас быдло! Как вы жить-то будете?» — кричит женщина, тряся руками над головой. «Нормально будут, ходить в церковь будут», — отвечают ей.

В каком-то экстазе люди начинают ходить вдоль столов и заглядывать в глаза депутатов. Депутаты, принявшие генплан, похожи на восковые фигуры. И, кажется, им страшно. Кто-то из чиновников кричит, что «пересажал бы вас всех с радостью» — и народ опять взрывается: «Сажайте нас всех, с детьми сажайте».

Когда делегаты, забыв про оставшиеся 16 пунктов заседания, выходят из зала, протискиваясь между активистами, мне кажется, что одно неловкое движение, и их начнут бить.

И еще долго активисты стоят перед дверями «Спутника» и скандируют: «Мы хотим жить!» Они не собираются сдаваться.

 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera