Передайте Путину!

Сирийские беженцы, зажатые в Идлибе под бомбардировками российской авиации, ищут защиты у папы Римского

Сюжеты

Елена Милашина

вт, 2 июля 2019 18:33:00

https://novayagazeta.ru/articles/2019/07/02/81101-peredayte-putinu

 

Накануне запланированной на 4 июля встречи президента России с папой Римским жители сирийской провинции Идлиб обратились через социальные сети к папе Франциску с просьбой донести до российского президента правду о том кошмаре, в котором оказались сегодня миллионы сирийцев.

Мужчины, женщины и дети, врачи и активисты, коренные жители Идлибской провинции и бежавшие в Идлиб от войны сирийцы, живущие в жутких условиях в самодельных палаточных лагерях, сфотографировались с плакатами, на которых — цитаты из Евангелия от Матвея:

  • «Был болен и Ты посетил меня»,
  • «Был странником и Ты принял меня»,
  • «Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» —

а под ними:

  • «Папа Франциск, наши больницы бомбят»,
  • «Папа Франциск, наши дома разрушены, нам некуда идти»,
  • «Папа Франциск, наших детей убивают».

И на всех без исключения плакатах красным фломастером или краской написан хештег #tellPutin. Скажи Путину, что тут живут люди! Вот о чем просят граждане Сирии папу Римского.

Сирийский беженец в провинции Идлиб с плакатам к папе Римскому. Фото передано «Новой» сирийскими активистами

Идлиб — последняя неподконтрольная сирийскому президенту Башару Асаду деэскалационная зона. Четыре такие зоны в Сирии были созданы по инициативе России, Турции и Ирана в 2017 году под предлогом поиска политического урегулирования конфликта между сирийской властью и оппозицией. На практике создание зон позволило Асаду и его союзникам — России и Ирану — обосновывать полномасштабные военные операции нарушением режима прекращения огня со стороны вооруженных противников режима — как исламистских группировок, так и светской оппозиции.

Все операции начинались с массированных воздушных бомбардировок и наземных обстрелов, во всех операциях использовалось в том числе и запрещенное международными конвенциями оружие массового поражения (химическое, зажигательное, кассетное и проч.). Затем для населения и вооруженных группировок, не пожелавших сдаться, открывали «гуманитарный коридор», как правило, в подконтрольную (а по версии официального Дамаска, «оккупированную» Турцией) Идлибскую провинцию, в которой таким образом скопилась четверть населения сегодняшней Сирии и несколько тысяч членов вооруженных группировок (среди которых, действительно, часть — религиозные фанатики).

С января этого года российские военные, до этого неоднократно провозглашавшие окончательную победу над «Исламским государством» и «Джабхат Ан-Нусрой» (запрещенные в России основные конкурирующие между собой террористические группировки), снова стали настойчиво говорить о борьбе с международным терроризмом в Сирии.

Количество боевиков в Идлибе в сводках российских военных стремительно росло. В январе их было 20 000, в марте — 50 000, в апреле — уже 70 000.

С конца апреля сирийские войска при поддержке союзников начали военную операцию в Идлибе. При этом представители России, будь то дипломаты или военные, показательно игнорировали куда более точный, чем декларируемая численность террористов, факт: на площади около 7000 квадратных километров (Идлибская провинция плюс некоторые части провинций Латакия, Хама и Алеппо) сконцентрировано более 3 миллионов человек, 1 миллион из которых — дети.

Фото передано «Новой» сирийскими активистами

Только за два месяца, по данным неправительственной организации «Сирийская обсерватория прав человека», были убиты 536 гражданских (в том числе 134 ребенка и 105 женщин).

Только за июнь медучреждения и госпитали, которые входят в мониторинговую сеть «Сирийского американского медицинского общества», зафиксировали 1131 раненого, в том числе 207 детей и 134 женщины.

Налеты российской-сирийских авиационных сил происходят каждый день. И каждый день активисты собирают и передают информацию о десятках (в какие-то дни количество доходит до сотни) целей, подвергшихся атакам с воздуха и обстрелам с земли.

Фото передано «Новой» сирийскими активистами

По данным организации «Белые каски», с конца апреля в Идлибской деэскалационной зоне были разрушены 2967 домов, 669 обработанных сельскохозяйственных полей сгорели, более 30 медицинских учреждений и госпиталей стали мишенями, 23 школы, 15 рынков, 12 мечетей, 5 лагерей для внутри перемещенных лиц подверглись бомбежкам и обстрелам…

Если в Идлибе начнется полномасштабная военная операция, гуманитарные потери могут быть просто катастрофическими даже с учетом реалий сирийской войны.

Все, кто воевал в этой войне под лозунгами борьбы с международным терроризмом, продемонстрировали, по сути, такое же тотальное равнодушие к человеческой жизни, как и террористы. Режим Башара Асада при поддержке иранского режима в своей жестокости к сирийским гражданам сравнялся с самыми страшными преступлениями фанатиков «Исламского государства», а по количеству жертв превзошел «ИГ» в сотни раз. В разрушенной ковровыми бомбардировками Ракке, которую силы западной коалиции во главе с США отвоевывали у боевиков «Исламского государства», а превратили, по сути, в Сталинград, погибло более 1500 мирных людей. В Восточной Гуте и в Алеппо, которые бомбили российские ВКС, жертвами стали более 1500 и 1600 человек соответственно.

Но почему тогда на плакатах, которые держат сирийцы из Идлиба, нет хештегов #tellAssad или #tellKhamenei или #tellTrump? Не только потому, что 4 июля папа Римский встречается с президентом Путиным.

Обращения лично к российскому президенту и шире — к России — с призывами остановить уничтожение мирного населения в Сирии стали в последнее время тревожным трендом. В мировых медиа (причем, в СМИ ближневосточного региона даже чаще, чем в западных) именно Россия фигурирует как главный актор сирийского конфликта. Именно на Россию возлагают ответственность за происходящее в Сирии. Именно к России апеллирует ООН, когда говорит о «гуманитарной цене» этой войны. «Путин, больницы — не мишени!» — было написано на огромных светоинсталяциях, появившихся недавно на всех главных госпиталях Лондона (акция солидарности с идлибскими медицинскими учреждениями, госпиталями и машинами Скорой помощи, попавшими под обстрелы российско-сирийской авиации).

Все эти годы «сирийская повестка» для внутреннего российского потребления базировалась на двух мантрах: об «ограниченном контингенте» российских военных, борющихся в Сирии с международным терроризмом, и о краткосрочности исполнения нашего очередного «интернационального долга».

По словам президента Путина, российские военные выходили из Сирии уже несколько раз. Но так и не вышли.

Только по данным Минобороны РФ (на январь этого года), в сирийской войне приняли (и продолжают принимать) участие около 70 тысяч российских военнослужащих, из них непосредственно боевой опыт получили 68 тысяч, в том числе 460 генералов. В Сирии вместе со своими штабами прошли службу командующие войсками всех военных округов, общевойсковых армий, армий ВВС и ПВО, а также командиры дивизий. Через Сирию прошли 96% командиров общевойсковых полков и бригад. Боевой опыт получили 97% экипажей военно-транспортной авиации, 91% экипажей армейской авиации, 87% экипажей оперативно-тактической авиации и 60% экипажей дальней авиации. По заявлению начальника главного управления военной полиции Минобороны РФ генерал-лейтенанта Владимира Ивановского, около 60% всего российского контингента военнослужащих военной полиции были задействованы в ходе операции в Сирии. По заявлению вице-премьера Юрия Борисова, «в Сирии было апробировано более 600 современных образцов вооружения и военной техники... Сирия стала серьезным полигоном для апробации характеристик <российского> вооружения…»

О размахе нашего участия в сирийской войне российские СМИ говорят не особо активно (по данным Левада-Центра, уже за первые три года нашей вовлеченности в конфликт — с 2015 по 2017 годы — ежемесячное число сообщений по Сирии в российских СМИ снизилось в три с половиной раза). Но именно этот размах и сделал нас в глазах всего мира агрессором.

Адресованная папе Римскому акция «Скажи Путину» — это очень тревожный звонок.

В попытке добиться монопольного влияния на Ближнем Востоке, спасая один из самых кровавых режимов в этом регионе и невольно отстаивая интересы другого, не менее агрессивного, мы рискуем повторить все ошибки — и свои, и чужие. И, став мишенями для радикальных религиозных фанатиков, никогда не вернуться с этой войны.

Елена Милашина, «Новая газета»

письмо сирийца папе римскому
 

Роджер Асфар
сирийский журналист, христианин

Ваше Святейшество папа Римский Франциск, я пишу, чтобы сообщить вам следующее перед вашей встречей с президентом Путиным

Ваше Святейшество папа Римский Франциск,

В первую очередь позвольте мне представиться. Меня зовут Роджер, я сириец из Алеппо, и я христианин. Я жил согласно христианским устоям много лет, я изучал философию и католическую теологию, работал журналистом и исследователем. На данный момент я заканчиваю свое обучение и специализируюсь по христианско-мусульманским отношениям в Университете Святого Иосифа в Бейруте.

Я работал много лет, чтобы помогать наиболее незащищенным людям в Сирии, особенно живущим в осажденных районах под постоянными бомбардировками. Я делал это независимо от их религии и взглядов — это дало мне широкое и исчерпывающее понимание того, что происходит в моей стране и как это влияет на жизнь всех сирийцев.

Фото передано «Новой» сирийскими активистами

Ваше Святейшество, для людей доброй воли нет различий между правоверным христианским образом жизни и правильным этическим выбором в момент кризиса, но одна из наших главных проблем сегодня — это несогласие с фактами. Распространение лживых новостей и намеренной дезинформации исказило реальность того, что действительно происходит на земле в Сирии. Для многих сирийцев, даже тех, кто привержен к Церкви, опасно говорить вслух правду о том, что происходит там. Поэтому я и пишу вам сегодня, ваше Святейшество,

Ваше Святейшество, нет сомнений в том, что мирные жители Идлиба и его окрестностей подвергались ежедневным бомбардировкам артиллерийскими снарядами, ракетами, самолетами — систематично и предумышленно. Даже госпитали, медицинские центры, медики были мишенями — мне горько это признавать, но это стало нормой в Сирии.

Примерно 3 миллиона мирных жителей живет в провинции Идлиб, среди них много детей. Для многих их них Идлиб не всегда был их домом, они вынуждены были бежать туда в поисках безопасности после того, как от их домов остались руины. Среди мирных жителей Идлиба есть и несколько сотен христиан, которые чувствуют, без сомнения, что их страдания и страдания остальных сирийцев найдут отклик в вашем сердце, ведь вы их главный духовный наставник.

Ваше Святейшество, церковь часто учила меня, что никто не должен страдать так, как живущие в Идлибе страдают сейчас вне зависимости от их веры, мировоззрения и взглядов. Моя вера научила меня, что те победы, которые завоеваны путем насилия над невинными людьми и неоправданного уничтожения их домов, только повлекут за собой больше насилия. Единственное, что нас ждет в конце этого пути — это бесконечный круговорот разрушения.

Россия играет основную роль — в военном и политическом плане — в том, что происходит в Сирии. Независимо от того, кто несет ответственность за нарушения прав человека, происходящие в Сирии, Россия может — если захочет — остановить предумышленный выбор в качестве целей гражданских лиц, медицинских центров и врачей.

Как человек и как христианин, я молю вас, Святейший Отец, не забывать страдания сирийцев в ваших молитвах. Кроме этого я прошу вас, во время вашей встречи с ним, рассказать президенту Путину об этих страданиях и попросить его оградить мирных людей от конфликта, а не держать их в его центре. Попросите его остановить таргетирование больниц, медицинских работников и медицинских центров.

Перевод с английского: по запросу «Новой газеты»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera