×
Репортажи

«Потерялся дом. Может, кто видел?»

Репортаж из зоны затопления в Иркутской области

Этот материал вышел в № 72 от 5 июля 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Антон КарлинерВиктория Микиша«Новая газета»

 

Наводнение в Иркутской области началось в конце июня. По последним данным, из-за паводка погибли 20 человек, а 15 — пропали без вести. Почти 3,5 тысячи домов в пострадавших от наводнения районах не подлежат восстановлению, предварительный ущерб оценили в 29 млрд рублей.

Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»

«Ищу дом с табличкой Кирова, 2». «Ищу дачу! Чердак с одной стороны из поликарбоната, сама дача зеленая, на чердаке домики с пчелами, кто видел?», «Срочно! Напишите, где ходят коровы, которых нужно подоить?»

Это сообщения в группе Тулуна в вайбере «Бюро находок». Самый частый вопрос здесь: «Потерялся дом. Может, кто видел?»

Люди выставляют фото холодильников, самокатов, фотоальбомов и спрашивают — чье? Осколки жизни…

Тулун — город в шести часах езды на поезде от Иркутска. Большая вода пришла сюда в пятницу, 28 июня. А начала спадать только 3–4 июля. В зоне затопления оказались несколько районов города. Тысячи людей потеряли все. Но есть и те, кому повезло: их дом стоит на месте. Но сотни домов просто смыло. Люди их ищут, чтобы восстановить или вытащить то, что уцелело.

В зону затопления мы идем с волонтерами Алексеем и Сергеем — нужно доставить обед и кипяток семье инвалидов. Ищем улицу Мастерскую, дома 8 и 15, идем по наваленным друг на друга доскам — раньше они были чьим-то жилищем. А здесь от большого хозяйства с теплицей остались одни ворота. Добротные зеленые ворота, за которыми больше ничего нет.

В советское время говорили, что в Тулуне больше «Волг», чем в Иркутске. Это был верный признак хорошей, спокойной и обеспеченной жизни. Работали четыре угольных разреза, гидролизный завод, стекольный, два леспромхоза.

А потом никаких предприятий не осталось. Только в последние годы начал шевелиться кое-какой бизнес.

Елена и Вадим Парубовы «держат» первый торговый центр «Радуга». Центр давал работу сотням человек. Но пришла большая вода…

На первом этаже она разрушила и уничтожила все.

— Люди верят, что мы что-то сделаем, чтобы у них снова появилась работа, иначе город умрет, — говорит Елена. —

Ну какая тут работа? Мы только теплотрассу недавно провели за четыре миллиона, а она уплыла вот.

Электричества нет — подстанции все затоплены. Сейчас все печалятся о своем жилье, а проснутся — на работу некуда идти.

С утра до ночи люди стоят в очередях, чтобы подать документы на получение компенсаций. 100 тысяч на человека положено семьям, которые полностью потеряли все. 50 тысяч — тем, кто потерял имущество первой необходимости только частично. Еще есть единовременная помощь в 10 тысяч рублей на человека.

Люди ищут свои имена в списках на получение материальных компенсаций. Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»

— Мы сдали документы еще 30-го числа до обеда, но до сих пор ничего не получили, — говорит Анна Гуляева.

В их семье четыре человека: она, муж, дочка шести лет и свекровь 50 лет. Дом купили в кредит, каждый месяц должны выплачивать банку 22 тысячи — это вся зарплата мужа. Анна работает в муниципальном бассейне, сегодня она взяла отгул за свой счет, чтобы заняться документами, а завтра надо на работу. Дочка боится отпускать ее из дома, ночью спит, держа маму за руку. Анна говорит, что не знает, как жить дальше. В доме выдавлены нижние брусья, потолок осыпался и через него видно небо. Баню, гараж и сарай, которые муж строил все прошлое лето, унесло в неизвестном направлении.

Если идти по улицам Тулуна, где только что ушла вода, то можно забыть, что еще неделю назад здесь была жизнь, стояли крепкие дома и лаяли собаки. Дома превратились в дрова или стоят на крыше и навалились друг на друга. А на федеральную трассу, соединяющую две части страны, дома прибило рекой, и они образовали затор. Чтобы вода смогла уйти и дать дорогу, пришли бульдозеры и снесли дома с трассы. Люди видели это и плакали.

Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Затор из домов у моста через реку Ия. Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Затор из домов у моста через реку Ия. Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Затор из домов у моста через реку Ия. Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Андрей Маренин, улица Ипподромная 16, г. Тулун. Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Сергей Хайрулин, улица Мастерская, 8, г. Тулун. Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»
Фото: Антон Карлинер — специально для «Новой»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera