×
Репортажи

«Хотели полететь и колонизировать Марс»

В Пензе продолжается судебный процесс по делу «Сети»

Этот материал вышел в № 74 от 10 июля 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Андрей Каревкорреспондент судебного отдела

1
 
В Приволжском окружном военном суде. В «клетке» — фигуранты дела «Сети». Фото: Андрей Карев / «Новая газета»

карточка процесса
 

Где: Приволжский окружной военный суд.
Кто: Максим Иванкин, Василий Куксов, Михаил Кульков, Дмитрий Пчелинцев, Арман Сагынбаев, Андрей Чернов и Илья Шакурский.
Статья: создание и участие в террористическом сообществе (ч. 1 и 2 ст. 205.4 УК), незаконное изготовлении и приобретение оружия (ч. 1 ст. 222 УК), покушение на производство и сбыт наркотиков (ч. 1 ст. 228.1 УК), покушение на умышленное повреждение чужого имущества из хулиганских побуждений (ч. 2 ст. 167 УК).
Стадия: рассмотрение по существу.
Грозит: до 20 лет тюрьмы.

Приволжский окружной военный суд продолжает рассматривать на выездном заседании в Пензе уголовное дело «Сети» (организация признана террористической и запрещена в РФ). В настоящее время прокуратура допрашивает своих свидетелей, а те один за другим отказываются от показаний, которые давали на следствии. Единственные «костыли», на которых пока держится обвинение, — это показания уже осужденного Игоря Шишкина, сводки фээсбэшников

и секретные свидетели под кодовыми именами Кабанов, Волков, Лисин и Зайцев.

По пензенскому делу, напомним, проходят семеро фигурантов: Максим Иванкин, Василий Куксов, Михаил Кульков, Дмитрий Пчелинцев, Арман Сагынбаев, Андрей Чернов и Илья Шакурский. Всем им вменяют организацию и участие в террористическом сообществе. Отдельно Шакурскому, Пчелинцеву и Куксову инкриминируют «незаконный оборот оружия». В Петербурге рассматривают аналогичное дело «Сети» в отношении Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова.

В Пензенском областном суде процесс ведет тройка судей из Приволжского окружного военного суда. Прокуроры Сергей Семеренко и Андрей Корнишин представляют доказательства, чередуя допросы свидетелей обвинения с оглашением письменных материалов дела. Судьи в это время на заседании увлеченно изучают тома уголовного дела.

В конце июня в суд вызвали трех секретных свидетелей под вымышленными именами Дмитрий Волков, Игорь Зайцев и Василий Лисин. «Зоопарк какой-то», — шутили адвокаты.

По всем канонам «секретности», свидетели находились в специальной комнате, допрос проводился по аудиосвязи, слышно было только их искаженный голос. Показания свидетелей между собой ничем не отличались. Лисин, Зайцев и Волков утверждали, что содержались в СИЗО в одной камере с Куксовым и Пчелинцевым. Подсудимые якобы вели со свидетелями разговоры об анархизме, подготовке к революции в России, «Майдане», подрыве «ментов» и военных.

«Дмитрий мне пояснил, что в будущем не будет никаких религий, люди будут жить свободно и равно, не станет государств и границ, отменят деньги, а всем будет управлять компьютер. Он рассказал мне о своем желании полететь колонизировать Марс в будущем, поскольку на Земле капиталисты не дают развиваться таким, как он», — говорил на следствии Зайцев 3 апреля 2018 года.

Как утверждают свидетели, они сами проявили инициативу и связались через сотрудников изолятора со следователем. «Застал разруху в 90-е и не хотел повторения анархии», — пояснил свою мотивацию Лисин.

Секретные свидетели говорили складно и без запинок. После вопросов защиты, уверенность у «электронных голосов» исчезла, а на уточняющие вопросы они и вовсе отказались отвечать.

Приподнявшись в клетке,

подсудимый Пчелинцев обратил внимание суда, что не мог видеться со свидетелями, поскольку содержался в одиночной камере.

После «выездного зоопарка» в суде по видеосвязи из Нижнего Новгорода допросили Фархата Абдрахманова (в Нижнем он сейчас проходит срочную службу). По словам свидетеля, с 2015 года он был знаком с Пчелинцевым, Шакурским, Черновым и Сагынбаевым. Вместе они ходили в походы и играли в страйкбол (командная военно-тактическая игра). Как отмечал Абдрахманов, на встречах политические темы обсуждали нечасто, «вскользь».

19 октября 2017 года к свидетелю пришли с обыском сотрудники ФСБ, затем на следующий день его вызвали на допрос. «Сначала я общался с оперативниками. Они записали мои показания. Потом следователь просто переписал эти показания. Никаких вопросов он не задавал», — рассказал Абдрахманов.

Ожидаемо, это выступление не устроило обвинителей. Они зачитали протокол допроса свидетеля за 20 октября 2017 года, из которого следовало, что он говорил, будто бы Пчелинцев обсуждал с ним существующее в стране государственное устройство, которое необходимо изменить «вооруженным путем в подходящее для этого время, воспользовавшись массовыми беспорядками». Для этого, говорилось в протоколе, Пчелинцев предложил Абдрахманову заниматься страйкболом, чтобы уметь пользоваться оружием и принять участие в захвате власти.

На допросе Абдурахманов подробно описывал один из походов, который прошел в январе 2017 года у заброшенного лагеря «Карасик» в селе Колос Пензенской области. Во время игры участники разделились на пять групп под руководством Пчелинцева и Шакурского. Они выполняли разные задачи «по ориентированию, изучению тактических приемов и медицинской подготовке».

После оглашения протокола Абдрахманов заявил суду, что давал другие показания. Он отрицал, что подсудимые вели с ним разговор о свержении власти и массовых беспорядках.

Примечательно, что следователь ФСБ Дмитрий Болтышев в суде рассказал совсем другую версию. «2017–2018 годах УФСБ России по Пензенской области расследовали уголовное дело № 1170756-1-36», — словно отличник у доски, свидетель прочеканил номер уголовного дела. Он подробно пересказал показания, которые ему давал Абдрахманов. Все четко по протоколу, который он сам и составлял. По словам следователя, Абдрахманова он вызывал на допрос по телефону и фиксировал его показания на компьютере. На вопрос адвокатов, как следователь ФСБ получил контактные данные Абдрахманова, тот замешкался и сказал, что не помнит.

— Вы сейчас про Абдрахманова рассказали все, вплоть до запятой. А на вопросах защиты уже запинаетесь. Как вы это объясните? — спросил адвокат Шакурского Анатолий Вахтеров.

— Я не могу ничего пояснить, — невнятно ответил Болтышев.

По видеосвязи из СИЗО выступил ключевой свидетель обвинения — Иван Шишкин. Фото: Андрей Карев / «Новая газета»

5 июля в суде выступил один из ключевых свидетелей обвинения анархист Игорь Шишкин, который полностью признал вину по делу, пошел на сделку со следствием и уже осужден на 3,5 года заключения. Его допрашивали по видеосвязи из ФКУ СИЗО-3 Петербурга. Прокурор Семеренко попросил свидетеля рассказать все обстоятельства дела. Однако Шишкин разговаривал неохотно и явно был недоволен допросом. «Сколько мне еще об этом рассказывать?» — возмущался Шишкин. Рядом с ним находился его адвокат Дмитрий Динзе и периодически советовал, как отвечать.

Свидетель кратко рассказал, что в 2016 году его знакомая Александра предложила участвовать в страйкбольных тренировках. Тренировались с использованием макетов оружия, изучали оказание первой медицинской помощи и промышленный альпинизм. Позже к ним присоединились Пчелинцев и Иванкин — приехали из Пензы. Провели совместную тренировку в Ленинградской области. Они были разделены на несколько команд, названия этих групп присваивались для личного обозначения и не несли никакого скрытого смысла, подчеркивал Шишкин.

— Тренировали тактические действия, передвижения отрабатывали, штурм воображаемого здания поста ДПС… Да все это у меня есть в показаниях в деле, — нервно подергивался Шишкин.

— Какие цели вы преследовали? — спросил гособвинитель.

— Получение навыков, для саморазвития. Я в армии не служил.

— Вы состояли в какой-то организации?

— Нет.

По словам Шишкина, он не был лично знаком с подсудимыми, услышал о них лишь в ходе следствия. А Шакурского увидел в видеоролике, на котором сняли его конфликт с молодыми людьми и выложили в интернет. «К нему приставали нацисты и он там красиво им отвечал на видео», — вспомнил свидетель.

Прокуратура стремительно решила огласить показания Шишкина на следствии. Ему припомнили, как он говорил, что «тренировки были связаны с террористическим обществом «Сеть». Встречи проводились 1–2 раза в месяц, «обсуждали политику и анархию», поддерживали общение в мессенджере Jabber. С июля 2016 года, следовало из допроса, Шишкин стал участником одной из подгрупп «Сети» — «СПб». Свидетель говорил про разные подразделения организации в России. Так в пензенскую ячейку «5 ноября» входили Пчелинцев, Спайк (прозвище Шакурского), «Близнец» (Чернов), «Кокс» (Куксов), «Рыжий» (Иванкин), Андрей (вымышленное имя Сагынбаева).

«Именно Пчелинцев главный идеолог «Сети», осуществляет идейное руководство и призывал к насильственной смене госстроя, проведения акций, направленных на уничтожение представителей органов власти путем взрывов и поджогов», — говорил на следствии Шишкин. Он слушал оглашения протокола безучастно, лежа на столе, и смотрел куда-то в сторону.

— Вы подтверждаете показания в полном объеме? — уточнили прокуроры.

— Да, вы правильно понимаете.

— На предварительном следствии вы назвали полное имя и отчество Шакурского, а нам сказали, что узнали его из ролика. Кто вам сообщил его имя на следствии? — спросили у Шишкина адвокаты.

— Узнал в процессе общения с сотрудниками. Я был в таком состоянии…

— Узнали от сотрудников или посторонних лиц? — не отпускала защита.

— Я не понимаю, какие посторонние лица? Вы мне посторонний человек! Не помню! — срывался Шишкин.

— Граф Игорь Шишкин, — шутливо обратился к свидетелю подсудимый Арман Сагынбаев, — откуда вам известно, что Арман это был Андрей?

— Моя супруга знала тебя.

— Являлся ли я участником какой-то группы?

— Только со слов других людей.

На этом допрос закончили и связь с СИЗО Петербурга отключили.

— К чему нам готовиться на следующем заседании? — спросили адвокаты у гособвинителей.

— К хорошей жизни готовьтесь, — ушли от вопроса прокуроры.

Пенза–Москва

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera