×
Репортажи

«Говорили о собачках и кошечках»

Фигурант дела «Нового величия» отказался от признательных показаний, заявив, что подписал их под давлением и угрозами

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 74 от 10 июля 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Андрей Каревкорреспондент судебного отдела

2
 

карточка процесса

Суд: Люблинский районный суд Москвы

Подсудимые: Руслан Костыленков, Дмитрий Полетаев, Петр Карамзин, Вячеслав Крюков, Анна Павликова, Мария Дубовик, Максим Рощин и Сергей Гаврилов

Статья: 282.1 УК («Создание и участие в экстремистском сообществе»)

Стадия: рассмотрение по существу

Грозит: от шести до десяти лет лишения свободы

Честно говоря, никто не ожидал, что ключевой свидетель обвинения по делу «Нового величия» Павел Ребровский откажется от показаний. На допросе в Люблинском суде Москвы 8 июля прокурор и судья были крайне озадачены. «Все придумал следователь», — после этих слов Ребровского стратегия гособвинения «разошлась по швам».

Свидетель рассказал, что подписал признательные показания под давлением, следователь обещал ему за это условный срок, но в итоге он получил 2,5 года заключения.

На скамье подсудимых восемь человек: четверо из них находятся под стражей — Руслан Костыленков, Дмитрий Полетаев, Петр Карамзин и Вячеслав Крюков, остальные — Анна Павликова, Мария Дубовик, Максим Рощин и Сергей Гаврилов — под домашним арестом.

В марте 2018 года по обвинению в создании экстремистской организации «Новое величие» были задержаны десять человек. По версии следствия, участники группы собирались захватить власть в России посредством государственного переворота. Сами фигуранты дела говорят, что идея создания именно организации принадлежала людям, внедрившимся к ним в чат в Telegram.

В марте этого года уже был вынесен первый приговор по делу. Рустама Рустамова приговорили к 1,5 года лишения свободы условно. Суд рассматривал дело в особом порядке, так как обвиняемый признал себя виновным и заключил досудебное соглашение. В конце апреля Люблинский суд приговорил к 2,5 года колонии общего режима другого фигуранта дела «Нового величия» Павла Ребровского. Он также признал вину.

После длительного перерыва процесс возобновили. Поддержать фигурантов дела пришла актриса и ведущая Татьяна Лазарева. Татьяна смогла попасть в зал вместе с родственниками. Остальных слушателей и журналистов отправили на трансляцию в соседний зал. Перед заседанием Лазарева успела подойти к «аквариуму» и сообщила подсудимым, что она вместе с музыкантами сняла видеоролик в их поддержку (его можно найти в фейсбуке актрисы). Четверо в «аквариуме» обрадовались и немного взбодрились.

В начале заседания защита просила изменить меру пресечения своим подзащитным. Из СИЗО отпустить под домашний арест, а из-под домашнего — под залог. Судья Александр Маслов, вернувшись из совещательной комнаты, все отклонил и предложил сразу приступить к допросу свидетеля.

Конвоир заводит Ребровского в наручниках. Свидетеля попросили рассказать в свободной форме все обстоятельства дела.

«В 2017 году меня добавили в чат в Telegram», — тихо произнес Ребровский. На этом его свободное повествование закончилось. Прокурору Александре Андреевой и судье пришлось «вытаскивать» показания из свидетеля, Ребровский почти на все вопросы отвечал односложно и невнятно.

Прокурор продолжает допрос, пытается выяснить, кто добавил Ребровского в чат и кто в нем состоял, но он не помнит. Обвинитель подсказывает: «Может подсудимые состояли там?»

Ребровский кивает, говорит, что целью чата было «просто поговорить о политике, вместе ходить на митинги».

Также они обсуждали недовольство действующей властью, но ничего радикального там было, говорили «о собачках и кошечках», вспоминает Ребровский.

Прокурор снова пытается вытянуть показания у свидетеля. Тот наконец рассказывает, что изначально чат назывался «БРС» — «Будущее России сегодня». Позднее его переименовали в «Новое величие», но когда это произошло и по чьей инициативе Ребровский не знает.

Потом Ребровский вспоминает, что именно Руслан Данилов (защита считает его внедренным сотрудником силовиков.А. К.) предложил арендовать помещение для собраний. По оценке Ребровского, они провели около 20 встреч, на помещение скидывались по 500 рублей.

Обвинитель уточнила, что участники «Нового величия» делали на тренировках в Подмосковье. Ребровский объяснил, что почти не посещал эти встречи. Он сказал, что там активисты стреляли по банкам и кидали бутылки.

— Планировали ли участники «Нового величия» приходить на митинги с оружием? — продолжает прокурор.

— Это все со стороны Данилова шло. Я от него это слышал, — говорит Ребровский.

— Предлагалось ли применять насилие в отношении правоохранительных органов?

— Такого точно не помню. В чате возможно были какие-то порывы эмоциональные, — продолжает свидетель и добавляет, что никаких радикальных действий они не предпринимали. — Все это на допросах выдумал следователь.

Прокурор попыталась задать уточняющие вопросы, но это только усугубило положение обвинителя.

«Все показания были даны под угрозой. Следователь говорил: либо ты подписываешь, либо будет 205-я («Терроризм». А. К.), — уже уверенным голосом говорит Ребровский.

— Мне обещали условный срок, но прокурор запросила 4 года тюрьмы».

После этих слов допрос закончился. В зале раздались аплодисменты.

Затем Ребровский, отвечая на вопросы защиты, рассказал, что на последней встрече они обсуждали закрытие организации. «Решили разойтись, организация начала раскалываться, у нас были серьезные политические разногласия», — отмечает свидетель уже намного бодрее.

— Был такой человек по фамилии Испанцев (сотрудник уголовного розыска, присутствовавший на одной из тренировок «Нового величия».А. К.). Вы его видели? — спрашивает адвокат Сидоркина у Ребровского.

— Вроде он меня допрашивал. Он маску снял, я его и узнал.

По требованию прокуратуры были оглашены все протоколы допросов Ребровского. Ребровский говорил на следствии, что в чат его добавила Дубовик, якобы только у нее была возможность добавлять новых участников. В организации «Новое величие» «были созданы отделы: юридический, финансовый, вербовочный и отдел активных действий». Согласно протоколу допроса, планировалось совершать диверсии, нападать на полицейских и поджигать районные управы и «необходимость начать проводить радикальные действия». Как утверждал свидетель, Костыленков выступал в роли руководителя организации, Павликова якобы «всегда мечтала поджечь автозак», а Дубовик была «хитрой и планировала действия на несколько ходов».

Ребровский категорически отказался признать эти показания. Он настаивает, что эти сведения были даны под давлением без участия адвоката, следователь давал ему подписать уже заполненные протоколы. Следующее заседание 10 июля.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera