×
Сюжеты

Пришли люди с оружием, без опознавательных знаков

В Екатеринбурге прошли обыски по делу о беспорядках в сквере

Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 76 от 15 июля 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинспецкор

2
 

12 июня сотрудники Следственного комитета и ФСБ Свердловской области провели обыски у участников екатеринбургских акций протеста в сквере у драмтеатра.

В 6 утра оперативники пришли в дом Татьяны Марковой. Девушки дома не было, дверь открыли ее родители. Следователи, по словам Марковой, показали «бумагу с печатью», после чего начали что-то искать. Что именно, она не знает. С родителей взяли подписку о неразглашении.

Сама Маркова смогла поговорить со следователем по телефону. Тот сначала устно вызвал ее на допрос, а затем прислал в WhatsApp фотографию листа А4, на котором от руки было написано «Повестка на допрос». Судя по написанному на листе, Маркову вызвали в качестве свидетеля по уголовному делу № 11902650001000056. Статья, по которой возбуждено дело, в тексте не указывалась.

Девушка заявила изданию Znak.com, что на допрос не пойдет, так как считает вызов неофициальным. И связала произошедшее со своим участием в акциях протеста против строительства храма в сквере у драмтеатра.

Она рассказала, что действительно находилась в сквере все дни, что шел протест, но забор не трогала. И даже наоборот — обращалась за помощью в решении вопроса с забором и храмом в мэрию.

Через полчаса после начала обыска у Марковой силовики пришли к активисту Максиму Корчемкину. В отличие от Татьяны, Максим правоохранительным органам уже был знаком: в мае его штрафовали за установку «надгробий» с изображением президента Владимира Путина.

— Обыском руководил сотрудник Следственного комитета, его сопровождали пять оперативников в штатском, двое понятых и два человек с оружием, принадлежность которых к какому-либо ведомству определить сложно, — они были в масках и без опознавательных знаков, — говорит адвокат Максима Корчемкина Федор Акчермышев, сотрудничающий с «Апологией протеста». — Обыск длился с 6:40 до 11:30. Изъяли компьютерную технику и телефоны. Составили протокол обыска, но его копии ни Максиму, ни мне не дали. Не разрешили даже сфотографировать.

После обыска Корчемкина доставили в управление Следственного комитета. По словам адвоката, в ходе беседы со следователем Домрачевым активисту предложили дать явку с повинной по ч. 3 ст. 212 УК РФ «Призывы к массовым беспорядкам».

— Максим на давление не поддался, и в скором времени его отпустили. Никаких обвинений не предъявили. Мы до сих пор точно не знаем, имеет ли он хотя бы статус свидетеля по этому делу.

Акчермышев подтверждает, что обыск у Корчемкина был связан с протестами в сквере.

Еще одним человеком, у которого сегодня прошел обыск по делу о беспорядках в сквере, стал житель Екатеринбурга Евгений Березняк. У него также изъяли всю технику, при этом не предъявив никаких обвинений и вообще не присвоив статуса по делу. Березняк дал подписку о неразглашении.

В пресс-службе Следственного комитета комментировать ситуацию с обысками не стали.

В скором времени после обысков у Марковой и Корчемкина уральские правозащитники сообщили, что в уголовном деле о сносе забора на стройплощадке храма (существует параллельно с делом о беспорядках) появился первый подозреваемый. Им стал екатеринбуржец Евгений Старцев. Об обстоятельствах обвинений против него пока ничего не известно. Само дело, возбужденное по ч. 1 ст. 167 УК РФ, связано с тем, что ООО «Храм святой Екатерины» оценило ущерб от сноса протестующими забора вокруг стройплощадки в 923 тысячи рублей. За «умышленное повреждение имущества» Евгению Старцеву может грозить до двух лет лишения свободы.

В уголовном деле по факту массовых беспорядков в сквере у Театра драмы в Екатеринбурге пока фигурантов нет. Статья «массовые беспорядки» — довольно серьезная, предусматривает до 15 лет лишения свободы (для организаторов). 8 лет лишения свободы может грозить рядовым участникам беспорядков. До 2 лет — «призывающим к беспорядкам».

Сколько человек могут стать фигурантами обоих дел — и о беспорядках, и о сносе забора, непонятно.

Тех, кто участвовал в перетягивании забора с полицейскими, многие десятки. При этом административные наказания за участие в протестных акциях получили уже более ста человек.

Первое же уголовное дело, связанное с противостоянием в сквере, было возбуждено в начале июня по ст. 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти». Его фигурантом стал сторонник строительства храма Станислав Мельниченко: по версии следствия, он показал сотруднику полиции средний палец.

Противостояние защитников сквера у драмтеатра с полицией и сторонниками строительства храма Святой Екатерины происходило в Екатеринбурге с 13 по 16 мая 2019 года. В результате протестов храм на месте сквера решили не строить.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera