×
Колумнисты

В ожидании бойни

На митинге 27 июля может быть повторение Болотной

Этот материал вышел в № 81 от 26 июля 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

53
 

Будут жестокие задержания, зачистка, коллективные уголовные дела, титушки — хорошо, если обойдется без креативных провокаторов из числа тех, которые снимают ролики про Яшина, пинающего кота, и обливают дерьмом стенды Соболь. Хотелось бы ошибиться, но вероятность очень велика.

Ошибка большинства наблюдателей, — и даже участников московских выборов, — заключалась в том, что в их глазах выборы в Мосгордуму были ценностью сами по себе.

Рейтинг власти пал настолько низко, а оппозиция настолько укрепилась, что оказалось, что она может выиграть выборы при продиктованных властью издевательских условиях.

Как следствие, тотальная зачистка всех оппозиционных кандидатов с издевательскими мотивировками типа: «Если вы, гражданин Пупкин, подпись которого признали недействительной, говорите, что ваша подпись действительна, то вы давите на членов избирательной комиссии, а мы этого не позволим», — воспринималась как главное политическое событие месяца.

К сожалению, это не совсем так.

Главное содержание происходящих событий — слом существующей политической парадигмы.

Первый раз она сломалась в 2011 году. До 2011 года опорой Путина был российский средний класс — вполне довольный своей жизнью офисный планктон, ездящий в Турцию и не особенно скучающий по демократии. После 2011 года главной силой, на которую пыталась опереться власть, стал условный «Уралвагонзавод» и люмпен-пролетариат. Быдловатые нищие, кричащие возле покосившегося забора «крымнаш».  

И вот теперь слом происходит снова, и единственной силой, на которую отныне собирается опираться власть, может стать — уже почти стала — Лубянка.

Задержание Алексея Навального, «за призывы к участию в несанкционированном митинге», возбуждение уголовных дел — нет, не на «экспертов», пачками признававших поддельными подписи реальных людей, не на членов Мосгоризбиркома, снимавших кандидатов с выборов под не просто фальшивыми, а очевидно фальшивыми, наглыми предлогами, — а на тех, кто по этому поводу вышел на митинги протеста, — показывает, что в Кремле победила партия силовиков.

С некоторой условностью мы можем разбить нынешний российский правящий класс на две категории. Одна – это силовики, вторая – профессиональные менеджеры. Представители одной – это, грубо говоря, Сечин, Володин, ФСБ. Ярким представителем второй является Собянин.

Подчеркиваю, речь идет о категориях, даже не о группировках. Члены разных категорий могут вполне входить в одну группировку и быть связаны друг с другом родственными и денежными делами. Но, статистически, у них разные профессиональные интересы.

Менеджеры умеют управлять. Может быть, они делают это плохо, воруют, интригуют и прислуживают. Но их задача в принципе — управлять.

Силовики управлять не умеют даже в принципе. Они умеют только одно — истреблять врагов государя. Чем больше врагов, тем лучше, потому что тогда больше власти у силовиков.

Силовики — это группировка, которая всегда перед начальником делала ставку на силовое решение вопроса. Она всегда хотела, чтобы единственным источником легитимности Путина была она сама и ее безграничная способность зачистить любого, кто против вождя. В обмен силовики хотели 37-го коммерческого года. Неограниченную возможность сажать оппозицию плюс неограниченную возможность дербанить бизнес.

Только что на наших глазах силовикам как классу было нанесено несколько чувствительных поражений. Была история с Голуновым — в которой московская мэрия была одним из главных двигателей. Эта история унизила ФСБ.

Была позорная история с 12 млрд рублей, найденных при обыске у полковника ФСБ Черкалина и его подельников. Была позорная история, когда бойцы элитной чекисткой «Альфы» попались на самом обыкновенном грабеже банка. А в Кабардино-Балкарии пьяный чекист по имени Стерлягов под видеокамеру зарезал местного жителя за то, что тот отказался его подвезти. Видео чекистского подвига прошлось по всем сосцетям, в республике начались митинги, а герой наш был в Кабарде на учениях, надо думать, секретных.

В этих условиях силовикам надо было срочно себя реабилитировать, а единственный способ реабилитироваться для службы, уличенной в 12 миллиардах кеша, пьяных драках и грабежах банков, — это предотвращение заговоров против вождя. Тотальное снятие оппозиционных кандидатов с выборов в том мире, в котором живут силовики, — это не что иное, как подавление государственного переворота, замысленного кучкой рвущихся во власть сторонников «агента госдепа» Навального.

Когда вопрос оказался поставлен так ребром, Собянин, который без особого энтузиазма, но и без повышенного фанатизма раньше относился к оппозиции на выборах и даже как-то конкурировал на выборах с Навальным, — слился.

От прежней московской системы, которая, собственно, и была построена на том, чтобы за счет превращения Москвы в современную европейскую столицу удержать горожан от открытого недовольства и обеспечить на выборах победу правящей партии с помощью более-менее чистого счета, -— не осталось ничего. Не осталось ничего (по крайней мере, на текущий момент) и от политических перспектив Собянина, который разом упал в глазах обоих своих избирателей, — и того, который сидит в Кремле, и того, который пользуется ежедневного созданной им инфраструктурой.

С точки зрения избирателя в Кремле, Собянин теперь слабак, который своими полумерами развел в Москве это осиное оппозиционное гнездо.

А с точки зрения тех, кто 27 июля выйдет к мэрии: какая, к черту, европейская столица, если в ней мочат оппозицию по африканским рецептам? Какой, к черту, парк «Зарядье»? Вы вообще о чем?

Одной из главных примет событий стала нарочитая наглость, с которой снимали с выборов. Конечно, одна из причин этой наглости – отсутствие аргументов. Когда нечего возразить, как раз и говорят: «не смейте на меня давить». 

Но проблема заключается в том, что эта наглость очень устраивает силовиков. Она сделана ровно так, чтобы спровоцировать максимальное негодование избирателей и заставить их выйти на улицы.

А я вас уверяю, что ничего так не хотят силовики, как чтобы люди вышли на улицы. Потому что раньше, худо-бедно, источником легитимности Путина были выборы. Косые, хромые, рябые, но — выборы. А в условиях, когда избирателя дубасят на улицах, единственным источником легитимности власти становится тот, кто дубасит.

Другое дело, что силовики могут и просчитаться. Потому что в России уже была опричнина и был 1937 год, и как показывает опыт, не все в России хотят, чтобы нами правила Лубянка.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera